Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нефтяной аналитик Андрей Полищук – о том, почему "Лукойл" ушел из Ирана


В московской штаб-квартире "Лукойла" сейчас думают о Каспии, а не об Иране.

В московской штаб-квартире "Лукойла" сейчас думают о Каспии, а не об Иране.

Из-за экономических санкций против Ирана со стороны США компания "Лукойл" вышла из иранского проекта Анаран. Но иранские потери "Лукойла" незначительны. В условиях кризиса компания намерена экономить деньги акционеров и сосредоточиться на более перспективных проектах.

Справка РС

Российская нефтяная компания "Лукойл" 24 марта опубликовала финансовый отчет за 2009 год. Из него стало известно, что единовременные убытки компании из-за ухода с месторождения Анаран в Иране составили 63 миллиона долларов. Но на чистой прибыли компании за 2009 год – в размере 7 миллиардов долларов – они практически не сказались.

Ситуацию с уходом "Лукойла" из Ирана Радио Свобода прокомментировал аналитик инвестиционной компании "Брокеркредитсервис" Андрей Полищук:

-- Из-за американских санкций ведение бизнеса в Иране иностранными компаниями сейчас весьма рискованно. Это основная причина ухода "Лукойла" из Ирана. Контракт российской нефтяной компании в Иране был сервисным, т.е. она получала определенную оплату за определенную работу. Дополнительную маржу она могла получать только за дополнительные объемы добываемой нефти. Поэтому, уходя из Ирана, "Лукойл", по большому счету, ничего не теряет. Рисковать же, вкладывая новые инвестиции в Анаран, компания не хочет.

Она сейчас вообще сокращает инвестиции в новые долгосрочные рискованные проекты и больше нацелена на увеличение денежного потока для акционеров. Многие инвестиционные проекты "Лукойла", скорее всего, будут отложены, чтобы сэкономить деньги.

Уход из рискованного проекта в Иране, вероятно, был согласован "Лукойлом" с российским правительством. К тому же "Лукойл", хотя и зависит во многом от российских властей, принадлежит частным акционерам, и поэтому компания должна, в первую очередь, учитывать их желание сократить издержки. Напомню, что 20 процентов "Лукойла" находится в руках американского нефтяного гиганта ConocoPhillips, и с его мнением тоже надо считаться.

С другой стороны, "Лукойл" готов предложить российскому правительству, заинтересованному в увеличении нефтедобычи, другие намного менее рискованные и намного более выгодные проекты по добыче нефти в России – на северном шельфе Каспия. "Лукойл" разрабатывал их 10-15 лет и готов начать добычу здесь уже в апреле этого года.

Но чтобы эти месторождения приносили прибыль, "Лукойл", как мне известно, ведет переговоры с российскими властями о снижении экспортной пошлины и налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), на нефть, добываемую на шельфе северного Каспия.

Сейчас эти два налога забирают около 45% выручки российских нефтяных компаний. Но ранее компании, разрабатывающие новые месторождения в Восточной Сибири – "Роснефть", "Сургутнефтегаз", ТНК-ВР, получили существенные льготы.

У компании "Лукойл" месторождений в Восточной Сибири нет. Она вложилась в разработку нефтяных месторождений на Каспии и хочет получить от российских властей аналогичные льготы. Скорее всего, в российском правительстве аргументы "Лукойла" услышат.
XS
SM
MD
LG