Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кленовый лист и белая лилия


Канадские болельщики празднуют успех своей хоккейной команды в Ванкувере

Канадские болельщики празднуют успех своей хоккейной команды в Ванкувере

Эффектные победы канадских атлетов на Олимпиаде в Ванкувере и сама атмосфера воодушевления вокруг этих игр, коснувшаяся и спортсменов, и публики, затронули и массовые настроения ка-надцев.

Александр Билодо выиграл в Ванкувере "золото", которого канадцы с нетерпением ждали, начиная с игр 1976 года в Монреале, – высшую награду на домашней Олимпиаде. Ни тогда, ни в Калгари в 1988 году этого хозяевам добиться не удалось. Победа Билодо было встречена не просто с ликованием – он моментально стал национальным героем, шествуя с канала на канал и с газеты в газету с фотографиями и интервью. На церемонии награждения творилось что-то невероятное: 22 тысячи человек пришло в BC Place, чтобы посмотреть, как он получит свою медаль. И там же случилось нечто, на что не все обратили должное внимание: Александр закутался в национальный флаг с красным кленовым листом на белом поле. Ничего особенного – так делают все чемпионы. Но дело в том, что Билодо – житель сепаратисткой провинции Квебек. А там, как известно, предпочитают свой флаг с белой лилией на синем фоне.
Олимпиада сыграла огромную роль в укреплении федерального самосознания франкофонных канадцев

Желание Квебека, единственной франкофонной провинции страны, отделиться и образовать самостоятельное государство коренится в истории освоения этой территории. Когда-то это была французская колония, затем в ходе войны между Францией и Англией во второй половине XVIII-го века она отошла к британцам. После 1867 года это часть Канадской конфедерации. С тех пор эта провинция делала немало попыток добиться независимости, которые не прекращались даже в последние десятилетия. В 1970 году группа экстремистов совершила несколько терактов и похитила, а затем и убила одного из министров федерального правительства. В 1995 году был проведен референдум, на котором жители Квебека высказывали своем мнение по вопросу о независимости. Преимущество ответивших "нет" отделению было микроскопическим: 50,6 процента против 49,4. И хотя в последнее время ничего чрезвычайного в этой самолюбивой провинции не происходило, но все здесь прекрасно понимают, что буйные "подземные воды" продолжают бурлить, и ситуация вовсе не так устойчива, как того хотелось бы сторонникам единого государства.

Но, похоже, что эффектные победы канадских атлетов и, что немаловажно, сама атмосфера воодушевления вокруг этих игр, коснувшаяся всех – и спортсменов, и публики – затронула и массовые настроения людей. В самом начале марта фирма Leger Marketing провела опрос, участникам которого предлагалось ответить на вопрос: "Полагаете ли вы, что Квебек должен иметь собственную олимпийскую команду?" За пределами этой провинции положительный ответ дали от 6 до 1 процента опрошенных. В самом Квебеке "за" высказалось менее трети – 29 процентов. И эта цифра любопытным образом соотносится с данными на последних трех провинциальных выборах (2003, 2007, 2008), на которых партия Parti Québécois, главный выразитель сепаратистских настроений в регионе, получала от 35 до 28 процентов голосов – заметно меньше, примерно на десять процентов, чем в предыдущее десятилетие. Неужели настроения меняются, и недавно закончившиеся Игры не только подтверждают эту тенденцию, но и усиливают ее?

Еще один любопытный опрос был проведен фирмой Ipsos Reid на предмет того, кто считает себя "канадским националистом". В Квебеке себя таковыми назвали 63 процента опрошенных, что на 15 процентов больше, чем в аналогичном опросе, проведенном год назад. Эксперты сходятся в том, что Олимпиада сыграла огромную роль в укреплении федерального самосознания франкофонных канадцев. И дело не ограничивается общим числом золотых медалей – некоторые привходящие факты направили олимпийские эмоции в определенное русло. Квебек не только внес важный вклад в общий успех в Ванкувере. Этот вклад в эмоциональном плане оказался невероятно интенсивным. Билодо трогал сердца публики, везде появляясь со своим старшим братом Фредериком, инвалидом, который с детства страдает церебральным параличом. Александр всегда повторяет, что пример той борьбы, которую ведет его брат с болезнью, является для него примером и в жизни, и в спорте. Ну и, конечно, история фигуристки Жоанни Рошетт, тоже жительницы Квебека, которая потеряла мать прямо во время Игр за два дня до старта, стала драмой, за которой вся страна наблюдала, действительно, без преувеличения, затаив дыхание. И Квебек не мог не почувствовать этого сострадания. Жоанни, кстати, тоже принимала аплодисменты, кутаясь в канадский флаг.
Тенденции к укреплению канадского единства развиваются медленно, но, по-видимому, олимпиада удачно влилась в это движение и может послужить для него мощным катализатором


Конечно, скептики возражают: восторги угомонятся, жизнь войдет в свое рутинное русло, возобновятся политические дрязги, и стрелки народных чувств на новых опросах общественного мнения покачнутся к привычным отметкам на шкале. Другие с осторожным оптимизмом заявляют, что стрелки, скорее всего, встанут где-то на полпути. Тенденции к укреплению канадского единства развиваются медленно, но, по-видимому, олимпиада удачно влилась в это движение и может послужить для него мощным катализатором.

Кроме опросов, есть и другие признаки смягчения напряжения в этом плане. Во время игр – и это прошло тогда не очень замеченным – с сенсационным заявлением выступил бывший лидер Parti Québécois и премьер Квебека Люсьен Бушар. Публично выступая на тему сепаратизма, в первый раз после своей отставки в 2001 году, он сказал недвусмысленно и решительно: "Суверенитет уже недостижим". Заодно он призвал свою бывшую партию поменять политические ориентиры с независимости на образование и экономику.

В последнее время в Канаде все чаще звучат голоса, что пора прекратить "междоусобную войну" и в национальном хоккее. Наиболее ярким выражением этого является противостояние болельщиков двух самых старых и именитых канадских клубов НХЛ – "Торонто Мэйпл Лифс" и "Монреаль Канадиенс". Сторонники "Торонто", если бы они стояли перед выбором, кто должен стать обладателем Кубка Стэнли – "Монреаль" или любой американский клуб, не моргнув глазом, не только предпочли бы американцев, но с удовольствием отдали бы драгоценный приз, скажем, "Салават Юлаеву" – лишь бы не в "ненавистные руки". Это не просто вражда двух равновеликих гигантов, чему российская параллель – соперничество между "Спартаком" и ЦСКА, а в США – между бейсбольными монстрами "Нью-Йорк Янкиз" и "Бостон Ред Сокс". Здесь фундамент лежит поглубже: Онтарио и Квебек – британский и французский компоненты нации. Хоккейное "золото" Ванкувера выходцы из этих провинций добывали вместе. Счастье по поводу победы было неимоверным. Помирятся ли фанаты "Торонто" и "Монреаля"? Во всяком случае, если верить последним опросам, "лингвистическая" составляющая в этом противостоянии потихонечку убывет.
XS
SM
MD
LG