Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа из цикла "Российские регионы". Сегодня речь пойдет о Нижегородской области


Ирина Лагунина: Если посмотреть на новости из Нижегородской области, то наиболее любопытной выглядит одна – за прошедший год количество поставленных на учет автомобилей выдвинуло Нижегородскую область на 7 место в России (если убрать Москву и Санкт-Петербург). Если брать чистые цифры, конечно, то новость выглядит не так впечатляюще – 33 с половиной тысячи машин в Нижегородской области по сравнению с 61 тысячью в Тюмени, которая на первом месте (эти данные приводит агентство «Автостат»). Но все равно это не самые плохие показатели. В каком состоянии на самом деле находится экономика, власть и общество в Нижегородской области? В сегодняшней беседе принимают участие доктор географических наук Наталья Зубаревич, директор проекта «Социальный атлас российских регионов», а также политолог, член движения «Солидарность» Марк Фейгин. Цикл «Российские регионы» ведет Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, что происходит в экономике Нижегородской области, и как там живут люди в сравнении с другими регионами Российской Федерации?

Наталья Зубаревич: Нижегородская область достаточно серьезно пострадала от нового кризиса. Спад промышленного производства был минус 24% - это четвертое место с конца, хуже только в Самаре, Орле и маленькой Чувашии. И понятно, что это связано с унаследованной с советских лет специализацией области на производстве машиностроительной продукции. Эта проблема фактически старая - недомодернизированность обрабатывающей промышленности российской, но в области она проявилась в этот кризис еще раз и очень жестко. В результате промышленного спада бюджет области потерял 9% доходов, в том числе, если брать собственные доходы то, что получается из налоговых и неналоговых платежей – это минус 15%. И в принципе это падение более сильное, чем в целом по стране - минус 5% для всех доходов бюджетов. Чтобы спасти ситуацию, федеральный центр очень серьезно повысил помощь и теперь Нижегородская область получает дополнительно в свой бюджет 24% всех ее доходов, а было только 15. Область хоть и большая и промышленно развитая, никогда не была так называемым донором бюджета, это те регионы, которые не получают дополнительных выплат из фонда финансовой поддержки регионов, она получала, но не так много. Кризис превратил Нижегородскую область в такого достаточно серьезного реципиента. Если у вас почти четверть всех доходов формируется за счет федеральных денег – это много.
Как прошел кризис в социальных компонентах нашей жизни. Самая тяжелая проблема - это безработица, но она очень хитрая в нижегородской области. Если вы посмотрите стандартную статистику, то все замечательно, и по безработице, которая изменяется по методологии МОТ, и по зарегистрированной безработице все показатели области мягче, чем ситуация в России в целом. Но дьявол кроется в деталях. В области выбрана очень жесткая стратегия, которая выводит безработицу в скрытую форму. И если мы возьмем скрытую безработицу, то есть неполную занятость и административные отпуска, то в начале 9 года в пиковой стадии так работало почти 8% занятых, к концу года ситуация стала немножко помягче - 4% занятых. Но все это сконцентрировано в местах, где находятся машиностроительные предприятия. Поэтому с занятостью ситуация загнана, что называется, в теневую зону, но реально не разрешена. С доходами чуть мягче, статистика говорит нам, что доходы жителей области упали не так существенно - на минус 2%, а по заработной плате вообще вышли в ноль. Я, честно говоря, не очень верю российской статистике доходов, потому что, например, есть другой индикатор – потребление, это оборот розничной торговли. И если мы посмотрим на этот показатель - минус 10%, в два раза сильнее спад, чем в целом по стране.
И это означает, первое, что Нижегородскую область кризис ударил сильнее. Второе: что в Нижегородской области выбраны стратегии не модернизации занятости, а что называется, латание Тришкина кафтана. И в-третьих, есть один позитивный момент: Нижегородская область в последние два года очень неплохо привлекала инвестиции перед кризисом и благодаря этому ей удалось не сократить ввод жилья, что удивительно по нынешним вещам, и еще ей удалось до сих пор удержать в маленьком плюсе приток инвестиций, видимо, в начатые промышленные проекты, которые пока не остановлены. Это дает шанс на то, что область будет чуть мягче других регионов выходить из кризиса, я имею в виду группу машиностроительных регионов. И это понятно, потому что ее экономика гораздо более диверсифицирована.

Игорь Яковенко: Марк Захарович, Валерий Шанцев - это хорошо или плохо для Нижегородской области? В этом году пять лет исполняется его губернаторства, как бы вы оценили - со знаком плюс или со знаком минус?

Марк Фейгин: Сам Шанцев по сути встроился в тот вектор действий федеральной власти по назначению в качестве глав регионов лиц не выходцев из соответствующего региона и находится в этом ряду. И в этом смысле роль его положительная, отрицательная не сильно отличается от тех случаев, когда такого рода назначения производились в других субъектах федерации. Фактически Шанцев произвел и кадровые перестановки и некоторую перегруппировку бизнес-сообщества в соответствии со своими интересами. Сам Шанцев летает на собственном вертолете с территории Зеленого города - это фактически часть Нижнего Новгорода, где находится его резиденция в качестве губернатора, в Москву и присутствовать в регионе, как мы можем судить, приходится в известной пропорции между Москвой и Нижним Новгородом. Причем надо отметить, что Шанцев, традиционно ассоциируемый не вполне верно с группировкой Лужкова, действует самостоятельно. Поскольку у него достаточно тесные связи с рядом бизнес-групп из Москвы, ему для этого не требуется тотальная поддержка влиятельного прежде главы Москвы для того, чтобы осуществлять свои бизнес-проекты и укреплять свое административное положение в качестве главы региона.
Тем не менее, Шанцев за период своего пребывания на посту главы региона фактически не ввел в действие ни одной новой стройки, хотя открыл 20-летней стройки "Метромост". Он приступил к программе по строительству физкультурно-оздоровительных центров по территории всей Нижегородской области. Он поддержал инициативу влиятельного и присутствующего в регионе представителя группы, формирующейся вокруг и действующей вокруг Кириенко, главы "Атомстроя", по налаживанию строительства атомной электростанции. Причем надо как реплику заметить: Немцов, который фактически возглавлял долгие годы регион, начал старт своей политической карьеры с референдума об отказе от строительства фактически в 30 километрах от столицы региона Нижнего Новгорода атомной электростанции, и теперь все вернулось на круги своя, атомная электростанция в регионе будет. Таким образом, Шанцев действительно попытался выводить область за счет тех резервов, которые имеет сам, которые мог привлечь из Москвы посредством строительства, крупной строительной компании, холдинга "Гранд", с которым связаны некоторые скандальные истории в регионе, и в известной передаче Караулова, о чем идет препирательство между нижегородскими региональными властями в лице Шанцева и его окружения и Андреем Карауловым, который выпустил в программе "Момент истины" материал против Шанцева, возможно, приуроченный к его переназначению, показывает, что действительно Шанцев в регионе не свой. Тем не менее, близость к Москве, попытка создать из Нижнего Новгорода вторую столицу, вторую Москву, что очень по преимуществу не нравится нижегородским элитам, пока не дало того эффекта, на который могли бы рассчитывать жители региона. Поскольку, возможно, это пришлось на кризис, который изменил планы региональной власти, они были сильно скорректированы в сторону уменьшения инвестиционных возможностей региона.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, судя по тем цифрам, которые вы привели, Шанцев сильный лоббист. Насколько действительно вот эти лоббитские возможности могут улучшить ситуацию в области?

Наталья Зубаревич: Я бы сказала так: драка межэлитная в Нижегородской области сильно замедлила то, что должно было произойти, обязательно должно было произойти в силу экономических законов. Ускоренный рост Нижнего Новгорода как крупной агломерации. Второе, что замедлило - слишком близость к Москве, и как следствие, не очень большая привлекательность для инвесторов, поскольку Нижний не воспринимается полноценно как большой крупный город. Тем не менее, это случилось, рост города начался где-то с 6-7 года очень быстро. И тут я бы не стала выделять отдельно роль Шанцева и объективные экономические процессы. Они сработали в одном направлении. Я не берусь судить, хорошо или плохо иметь сильного лоббиста во главе региона, но иметь раздрай в регионе плохо однозначно. И поскольку эта ситуация длится десяток лет - это никоим образом не способствует социально-экономическому развитию Нижегородской области. Недоговороспособность элит – клеймо, которое стоит на ее перспективах.

Игорь Яковенко: Марк Захарович, вот все-таки Нижегородская область регион чрезвычайно сложный, я бы сказал, хитрый, с самодостаточными элитами, которые считают себя уж точно не глупее московских и питерских. Поставить такой регион под себя не просто любому, безусловно. А с другой стороны, я смотрю на тех, кто воюет с Шанцевым. Судя по тем силам, которые задействованы в борьбе против Шанцева, может он не самый худший вариант?

Марк Фейгин: Конкретно в нижегородском случае, пожалуй, здесь фамилия Шанцева не играет такой решающей роли. Дело в том, что они были бы обречены на борьбу в любом случае, поскольку все-таки это суть выражения противостояния Москвы, московских представителей, десантированных в регион, и местной элиты. Эти противоречия объективны. Ведь в силу того, что Булавинов поддерживается большинством, например, и об этом свидетельствуют социологические опросы горожан, например, в самом Нижнем Новгороде и такие опросы неоднократно проводились, следует сказать о том, что в условиях свободных выборов шансы Валерия Шанцева на победу в регионе в качестве главы региона не были бы столь велики. Поэтому если оценивать с точки зрения политической среды, конечно, они достойны друг друга. Ведь и те, и другие группы состоят в "Единой России". Просто мы говорим о том, что есть внутренние противоречия объективные, которые заложила конституция статьей 12, которая объективно способствовать всем регионам между муниципальной властью и властью субъекта федерации фактически с уровня государственной власти, с которой и начинается уровень субъекта федерации. С другой есть политические элиты, выражающие это противостояние, и они нелицеприятны как с одной, так и с другой стороны. Я бы не делал здесь большой разницы.
XS
SM
MD
LG