Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Археология” в Тьмутаракани



Марина Тимашева: В Тамани, древнем поселении, которое раньше называлось Тьмутаракань, а еще прежде, в античные времена – Гермонасса, начался очередной археологический сезон. Вместе с профессионалами, в раскопках участвуют волонтеры, приглашенные некоммерческим фондом “Археология”. Послушаем Лилю Пальвелеву.

Лиля Пальвелева: Добровольных помощников не впервые зовут на раскопки в Тамани. Вопрос директору фонда “Археология” Татьяне Дадыкиной. Для чего это нужно обычным людям, не историкам, не археологам, легко догадаться - безумно увлекательно оказаться на настоящих раскопках и быть сопричастным, быть может, к каким-то открытиям. Но для чего это нужно самим археологам, ведь приезжают совершенно неопытные, необученные люди?

Татьяна Дадыкина: Поскольку раскопки сопряжены с каким-то физическим трудом и ресурсов материальных не так много у наших ученых, приглашаются волонтеры – люди, которым нравится такой активный отдых, познавательный, можно сказать. 50 процентов из тех, кто приезжает, как правило, возвращаются. У нас есть люди, которым под 60, и есть 14-15 летние ребята. Но, в основном, это студенты или работающая молодежь до 30 лет. Есть люди, которые приезжают целыми семьями, на машинах, из Петербурга, из Москвы, из других городов.

Лиля Пальвелева: По словам Татьяны Дадыкиной, волонтерам доверяют не только скучную черновую работу, которая не требует никакой квалификации.

Татьяна Дадыкина: На самом деле с волонтерами работают профессионалы-археологи, которые являются наставниками. Они учат всех приезжающих снимать все слои, искать находки, и кисточкой работают они, и на всякой аппаратуре специализированной их учат работать. Но, конечно, если у людей желание есть.

Лиля Пальвелева: Правильно ли я поняла, что это работа общественная, что она не оплачивается, что люди просто так проводят свое свободное время?

Татьяна Дадыкина: Более того, она не только не оплачивается, а люди, которые приезжают, сами оплачивают свой проезд, питание и проживание в экспедиции.

Лиля Пальвелева: Таким образом, помогают российской науке?

Татьяна Дадыкина: И не только российской науке, но, собственно говоря, они с удовольствием проводят свой отпуск, потому что они тоже получают что-то интересное для себя. Допустим, у нас археологи-историки читают курс лекций, кроме того, антропологи, и, кроме того, конечно, обязательные экскурсии.

Лиля Пальвелева: С руководителем таманских раскопок, научным сотрудником Института археологии РАН Николаем Сударевым мы поговорили перед началом нынешнего сезона работ на древнем некрополе. Когда и кем этот объект был обнаружен?

Николай Сударев: Вы знаете, это раскопки на территории древнего города Гермонасса, это место было известно очень давно, поэтому очень сложно сказать, когда и кем это было обнаружено. Но по очереди, путешественники, посещая это место, говорили о греческих руинах. Там был и Суворов, и Лермонтов, в непосредственной близости бывал и Пушкин.

Лиля Пальвелева: Но это вы говорите про Тамань и про то, что всегда ощущалось, что это древняя земля, а я имею в виду тот конкретный объект, те захоронения, где будут сейчас вестись раскопки.

Николай Сударев:
В 1916, если я не ошибаюсь, году, в непосредственной близости, на Лысой горе, был найден мраморный саркофаг, так называемый Таманский саркофаг, который хранится сейчас в Историческом музее. Его пытались вывезти немцы во время войны, потом все-таки его удалось вернуть. А так там больших работ не было, но при этом постоянно происходили обвалы и обнажались погребения, то мы не знали конкретных границ города и границ древнего кладбища. Мы сейчас как раз изучаем это. Город существовал более двух с половиной тысяч лет практически непрерывно.

Лиля Пальвелева: Какие-то предварительные исследования именно этого кладбища уже проводились

Николай Сударев: Вообще разведки проводились там неоднократно. Первый раз, приблизительно на этой территории - еще во второй половине 19-го века. Тогда было зафиксировано большое количество рухнувших склепов, но совсем точно место, где эти работы велись, определить сложно. В последнее время мы уточняли границы этой территории, проводили георадарную разведку.

Лиля Пальвелева: Что такое эта георадарная разведка?

Николай Сударев: С помощью георадара, такого прибора, который посылает радиоволны разных частот и, соответственно, получает отражение от разных предметов и слоев с разными свойствами - получается разное отражение. В частности, довольно неплохо можно увидеть пустоты под землей, какие-то в глине каменные строения.

Лиля Пальвелева:
И что же показала вот эта разведка?

Николай Сударев: Эта разведка показала, что на данной территории довольно много каких-то объектов и, в частности, большое количество не рухнувших склепов.

Лиля Пальвелева: Не рухнувших? Значит ли это, что можно надеться на то, что и не разграбленных?

Николай Сударев:
Это вообще проблема особая, потому что грабить начинали еще в древности. Иногда и склеп стоит не рухнувший, но оказывается, что грабители уже в нем побывали. Может быть, они побывали там две тысячи лет назад или полторы.

Лиля Пальвелева: Давайте все-таки помечтаем о том, что вы найдете нетронутые захоронения.

Николай Сударев: Хотелось бы.

Лиля Пальвелева: На какие находки можно рассчитывать, что это была за культура и как она отражалась в этом погребальном обряде?

Николай Сударев: На этой территории последовательно друг друга сменяли эллины, потом сильно варваризированные эллины, потом здесь были и хазары, и русы, и татары - все эти эпохи представлены на тех участках, где мы работали, поэтому мы можем встретить все, что угодно, начиная от каких-то очень интересных и красивых архаических греческих или классических греческих вещей, включая вещи римского времени, вплоть до турецко-татарского времени.

Лиля Пальвелева: Это уже Средневековье?

Николай Сударев: Да. Но в том числе, во время наших работ, несколько раз мы находили сравнительно ранние христианские захоронения, видимо, VIII-XI века, то есть времен дотьмутараканского княжества, по видимому, какие-то тьмутараканского времени, то есть времени, когда эта территория входила в состав Киевской Руси. Попадались находки, связанные и с иудейскими верованиями.

Лиля Пальвелева: Что это было?

Николай Сударев: Плиты надгробные с семисвечниками, и даже с надписями, и встречаются какие-то отдельные находки и гирьки с шестиконечной звездой. Много всего.

Лиля Пальвелева:
Это от хазарских племен?

Николай Сударев: Это еще до хазар, это иудеи, причем это иудеи из Иудеи.

Лиля Пальвелева: Они туда доходили?

Николай Сударев: Конечно, более того, оставили достаточно заметный след в истории Босфорского царства и, в общем-то, опосредованно всей нашей страны.

Лиля Пальвелева: Вы упоминали, что возможны какие-то, так называемые, “датирующие находки”. Те находки, которые уже сделаны, о каких временах свидетельствуют?

Николай Сударев: Это достаточно сложный процесс – датирование. Скажем, в отдельных местах монеты могли бытовать более длительное время.

Лиля Пальвелева: То есть они давным-давно были отчеканены, но продолжали иметь хождение?

Николай Сударев: Да, иногда в течение нескольких веков их могли использовать в качестве платежного средства.

Лиля Пальвелева: Даже веков?!

Николай Сударев: Да, и известны случаи, когда в течение нескольких веков монеты использовались.

Лиля Пальвелева: Представляете, это все равно, что я сегодня бы попыталась в магазин придти с петровской монетой.

Николай Сударев: С петровской, наверное, нет, а вот, скажем, с монетой Александра Первого – да. Но, в принципе, можно датировать в зависимости от квалификации, в зависимости от находок, какие-то вещи, слои с точностью до 25 лет, иногда даже более точно. Но я затрудняюсь заранее сказать, какие нас ожидают датировки. Хочется верить, что будут и архаические какие-то погребения, и римского времени, наверное, и тьмутараканьского. Все интересно, вы знаете.

Лиля Пальвелева: А вот, к примеру, несколько строк из отчета Николая Сударева об экспедиции прошлой осени: “Обнаружен бронзовый перстень со вставкой из сердолика, на которой изображена муха. В ногах у погребенного находился красноглиняный кувшинчик. К погребальному инвентарю следует отнести также стеклянный бальзамарий, бронзовую иглу, золотостеклянные и однотонные белые, черные и зеленые бусы. Предварительная датировка: вторая половина II в.н.э.- начало III в.н.э.”

Все перечисленное найдено лишь в одном из множества захоронений.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG