Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перемещенные лица на киноэкране



Иван Толстой: Продолжим тему перемещенных лиц. Ди-Пи в Италии, на киноэкране. 60 лет исполнилось фильму Росселлини "Стромболи" (1950) - Ингрид Бергман играет литовскую дипийку (из Ковно), которая стремится уехать в Аргентину и, получив отказ, выходит замуж за итальянца. Подробнее расскажет наш корреспондент в Италии Михаил Талалай.


Михаил Талалай: Конечно, фильм “Стромболи, земля Божья” сам по себе замечен, да еще как. Он по праву признан классикой итальянского неореализма. А вот о том, что фильм посвящен Ди-Пи, драматической судьбе дипийки из подсоветского пространства, - об этом, как говорится, проглядели. В самой Италии термин Ди-Пи малоизвестен, а те соотечественники, что видели и комментировали фильм, вероятно, плохо знали дипийскую проблематику. В русских публикациях главную героиню фильма, дипийку Карин, называют в лучшем случае беженкой, а иногда даже и просто переселенкой.
Действие фильма происходит в 1948 году и режиссер этот год обозначает. Пишет он и в титрах, в первых кадрах, что изначально речь идет о лагере, куда собирали людей, “разбросанных войною”.
Главная героиня Карин - родом из Литвы - непонятно как оказывается в конце войны в Италии. Теперь же она не хочет возвращаться на родину, принудительно ставшую советской, а желает уехать как можно дальше. К примеру – в Аргентину, которая охотно принимала дипийцев, но не всех.
Одна из начальных сцен фильма – коллоквиум, как сейчас говорят, с аргентинским консулом.
Интересно, что литовка Карин свой родной город называет по-
славянски Ковно, а не по-литовски – Каунас. С 1940 года Литва входила в состав Советского Союза, и, в принципе, Карин могла считаться и беглой советской гражданкой. А как мы теперь знаем, по Ялтинскому договору – его секретной части – Сталин хотел обратно “предателей” из числа бывших советских граждан. Такую зачистку проводили в Западной Европе, по согласованию с союзниками-демократами, представители СМЕРШ. Конечно, вряд ли СМЕРШ стал бы заниматься девушкой из Ковно: его интересовали казаки-красновцы, власовцы и иже с ними.
Но почему же Аргентина не захотела к себе красавицу Карин – ее играет шведская дива Ингрид Бергман. Намек дает сразу представитель итальянских спецслужб, присутствующий на коллоквиуме. Он без обиняков сообщает, что девушка все врет. Правду мы узнаем уже к середине фильма: литовка рассказывает итальянскому священнику о том, что была любовницей немецкого офицера. А прежде аргентинскому консулу она утверждала, что якобы за ней охотилось Гестапо.
О схожей ситуации подробно рассказывает другой дипиец, Борис Ширяев, в его книге “Ди-Пи в Италии”, недавно переизданной под моей редакцией в Петербурге в издательстве “Алетейя”. Он тоже сотрудничал с немцами – как редактор оккупантской газеты. После разгрома Германии дабы избежать СМЕРШ – его агентов он называет “охотниками за черепами” - Ширяев заучивает легенду о том, что он вовсе не бывший советский гражданин, а представитель Первой волны эмиграции. Он также стучится во все заокеанские двери – и все они перед ним крепко закрываются. Об этом он рассказывает с присущей ему иронией.
“Я-то, дурак, в Аргентину лез! К счастью, список с моим именем в океане, говорят, потонул, в Чили сунулся – сантиметра роста не хватило, в Канаду – жена протанцевать перед врачом не сумела, в Австралию – лишние года оказались, так сказать, внеплановые… Теперь по инерции в США намереваюсь, но туда 20 кило веса недостает…”
Судьба самого Ширяева остается за рамками книги, но в Аргентину, в отличие от героини фильма “Стромболи”, он-таки сумел уехать – по линии Ватикана, приняв католичество.
Собственно вся кинодрама у Росселлини исходит из этой дипийской трагедии – невозможности вернуться домой и желания уехать как можно дальше. В итоге Карин принимает предложение о замужестве со стороны итальянского охранника лагеря, паренька с неведомого острова Стромболи.
Я не буду пересказывать дальнейшее – это развернутый кинорассказ о конфликте архаичных островитян с эмансипированной чужестранкой.
Фильм, вышедший в 1950 году, ровно 60 лет тому назад, получил неожиданную рекламу от его создателей: режиссер и актриса, оба состоявшие тогда в законных браках, закрутили чуть ли не прямо на съемочной площадке роман. И зрителю видно, что Росселлини страстно влюблен в красавицу Ингрид. В Америке, правда, эта реклама вышла боком: тогда пуританские американцы сурово заклеймили и Ингрид, и Роберто Росселлини, и бойкотировали фильм.
В Италии, конечно, все вышло иначе. Особенно на самом острове Стромболи. Мне доводилось там бывать – это малый сицилийский островок, к северо-востоку от собственно Сицилии. Бедных исхудалых рыбаков, так блестяще снятых Росселлини, теперь уже нет. Их дети и внуки живут припеваючи за счет сдачи бывших рыбацких хижин курортникам – под сенью вездесущих рекламных плакатов кинофильма “Стромболи, земля Божья”. Картину постоянно крутят в одном кинозале. Перед ужином местные жители и курортники пьют аперитив в самом модном баре на острове. Он называется “Ингрид”. Хотя его надо бы назвать иначе – Карин, по имени дипийки из Литвы.
XS
SM
MD
LG