Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что происходит с памятниками архитектуры (Самара)


Сергей Хазов: После многочисленной критики правозащитников и культурологов чиновники Министерства культуры Самарской области вместе с представителями самарской общественности провели публичный осмотр трех федеральных памятников культуры: - "Дома Курлиной", "Дома с атлантами - усадьбы Шихобалова" и "Оперного театра". Экскурсия по реставрируемым памятникам архитектуры состоялась 4 марта. "Увиденная в памятниках архитектуры разруха поразила даже опытных культурологов", - рассказал член общественной организации "Самарское знамя" Виктор Долонько.

Виктор Долонько: На свет явлен план мероприятий по проектированию, реконструкции и строительству (ни слова, кстати, о реставрации) объектов, относящихся к категории памятников. Та вакханалия, которая творится сейчас, будет продолжена. И этому надо когда-нибудь положить конец. Таков единодушный вывод комиссии, решившей весь пакет документов и свидетельств направить в органы областной прокуратуры, а если ведомство вновь смолчит, то – прокуратуре Генеральной.

Сергей Хазов: Внутри особняка, известного самарцам как "Дом Курлиной", еще несколько лет назад находился областной историко-краеведческий музей. Затем в особняке началась реконструкция, во время которой случился пожар. Сейчас внутри дома Курлиной демонтирован старинный паркет, от появившейся после пожара сырости разрушается уникальная лепнина, украшающая потолок здания. При этом только за внесение корректировки в план реставрации "Дома Курлиной" после пожара областные власти заплатили архитекторам 4 миллиона рублей. По словам чиновников Министерства культуры, "Дом Курлиной" отреставрируют к 2012 году. Культуролог Виктор Долонько продолжает.

Виктор Долонько: Есть на улице Галактионовской скромненький домик, номер 107, числящийся в государственном списке объектов культурного наследия памятников истории культуры федерального и регионального значения. Объект этот именован как "Дом на усадьбе мещан Аржановых". Было такое семейство богатейших хлебопромышленников миллионеров на рубеже XIX-ХХ веков. Поставлен дом на охрану приказом номер 3 Министерства культуры от 18 сентября 2008 года. Любопытно, что 9 февраля 2007 года дом был куплен физическим лицом. Через год, аккурат за полгода до занесения в список, этим же лицом была приобретения земля под и вокруг этого дома. А само строение передано в оперативное управление некоему ООО. Министерство культуры заключает договор аренды строения площадью 290,5 кв. м. и заселяет в него, занимающимся как раз вопросами охраны памятников, истории культуры. Договор уже с ООО, а не с реальным владельцем здания – ООО, действующим в интересах этого владельца. Основная проблема в имени владельца – Дмитрий Юрьевич Неупокоев, родной брат руководителя финансово-экономического управления Министерства культуры Самарской области Натальи Юрьевны же Макаровой. Получается, что вся защита культурного наследия: как станешь представлять, к крестишку иль к местечку, ну, как не порадеть родному человечку.

Сергей Хазов: В Самаре немало примеров, когда внутри зданий, признанных памятниками архитектуры, продолжают жить простые самарцы и даже существуют коммунальные квартиры, как, например, в построенном в 1901 году доме Петра Подбельского. Чиновники областного Министерства культуры, которое находится рядом с "домом Подбельского", не замечают, что старинный особняк давно нуждается в ремонте. "Фасад "дома Подбельского" в многочисленных трещинах, в реставрации давно нуждаются украшающие балкон уникальные кариатиды. В квартирах жителей дома тоже нужен капитальный ремонт", - рассказала лидер занимающегося сохранением культурного наследия "Комитета спасения старой Самары" Людмила Кузьмина.

Людмила Кузьмина: Тут же говорят, что вот отселение. Я бы видела проблему решения таким образом – предоставление жилья социального.

Сергей Хазов: Театр оперы и балета, называемый чиновниками областного Министерства культуры шедевром архитектуры, после реставрации удивил самарцев дешевой безвкусицей. Культурологи увидели гипсовое литье цветочков, искусственный мрамор и много золота. Продолжает культуролог Виктор Долонько.

Виктор Долонько: По свидетельству бывшего главного инженера театра, в первые же дни после появления команды "Готовсь к ремонту", костюмы, декорации, элементы интерьера, музыкальные инструменты – все это было выброшено на двор под ветер и дождь. Самая большая люстра, мешавшая выполнению работ в зале, была эвакуирована в неизвестном направлении и, спустя некоторое время, стало известно, что ее утилизировали в 1992 году. К предмету охраны отнесли внешний архитектурный облик театра и интерьер фойе. А это значит, что ведущиеся в театре работы, попадают как под статью 243-ю Уголовного кодекса – "Повреждение и уничтожение культурных ценностей", так и под 164-ю – "Хищение культурных ценностей". 29 января 1996 года, когда венецианский театр "Ля Феничи" был закрыт на ремонтные работы, в нем произошел пожар. Полное восстановление театра обошлось итальянской казне в гигантскую сумму, в переводе на рубли – в 280 млн. Средства на реконструкцию самарского театра давно перешли за отметку 3 млрд. рублей.

Сергей Хазов: 15 марта депутаты Самарской губернской думы приняли решение провести проверку работы областного Министерства культуры, чтобы выяснить - на что расходуются миллионы рублей, направляемые из бюджета на реконструкцию архитектурных памятников.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG