Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперт по безопасности Андрей Солдатов – о "кавказском следе" в московских терактах


Андрей Солдатов

Андрей Солдатов

Согласно предварительной версии следствия, теракты в московском метро совершили террористические группировки Северного Кавказа. Эксперты не удивлены: такая версия традиционно звучит после терактов на территории России. По мнению главного редактора сайта "Агентура.ру" Андрея Солдатова, она наиболее соответствует действительности.

– Кавказскую версию подтверждает почерк: две шахидки, работающие в паре; тип взрывного устройства; возможное наличие оператора с мобильным телефоном, – говорит Андрей Солдатов. – Напомню, вскоре после терактов звучали версии, что террористы могли использовать мобильный телефон. Обычно человек с телефоном сопровождает террористок до места, а потом отдаляется и производит подрыв. Так это произошло в августе 2004 года у станции метро "Рижская". В итоге остается мало сомнений, что сегодняшние теракты имеют какой-либо иной след, кроме кавказского. Такие акции готовятся месяцами. Поэтому я не очень верю в вендетту и мелодраматические версии вроде мести за гибель Саида Бурятского или Анзора Астемирова.

Версии о скинхедах, например, точно не имеют отношения к действительности: националистические группировки не обладают ни такими людьми, ни такими технологиями, которые применили в московском метро террористы.

Версию о международных террористах также можно отбросить: тактика использования женщин-мусульманок в качестве шахидок была изобретена, к сожалению, в России. Первый такой акт случился в июне 2000 года в Чечне.

Мы, конечно, можем проводить аналогии с Мадридом и Лондоном (в июле 2005 в Лондоне произошел теракт: один взрыв прогремел в автобусе, три – в поездах лондонского метро; погибли 52 человека, порядка 700 человек были ранены. В марте 2004 года был совершен теракт в Мадриде: погиб 191 человек, более двух тысяч человек ранены. – РС ). Технологии проведения терактов изобретаются в одной стране, потом благодаря глобализации начинают распространяться и в других странах. Но теракты на станциях метро "Рижская" и "Павелецкая" в 2004 году показывают, что технология, которая была применена на "Лубянке" и "Парке культуры", имеет кавказские корни.

В пользу этого говорит и заявление Доку Умарова, которое он сделал еще два года назад: о том, что он восстановил ту структуру, которая у боевиков отвечает за организацию именно такого типа атак – Риядус Салихийн.

Наконец, после длительного затишья таким же образом был совершен теракт во Владикавказе в ноябре 2008 года (11 человек погибли, более сорока ранены. - РС).

Нельзя сказать, что сегодняшний теракт – это неожиданный и невероятный случай. Его можно было ожидать, вопрос был только во времени.

Вся система противодействия терроризму в России заточена на другой тип атак: предотвращение массовых выступлений боевиков (как это было в Ингушетии в 2004 году или в Кабардино-Балкарии в 2005-м), когда под угрозу ставится политическая стабильность отдельного региона. На это и ориентировались спецслужбы.

Теракты, подобные тем, что произошли сегодня в Москве, уносят жизни людей, но никак политическую стабильность ни региона, ни тем более страны под удар не ставят. Не то чтобы главы силовых структур были уверены, что до Москвы боевики не доберутся. Скорее, они уверены как раз в том, что на политическую стабильность Москвы боевики не повлияют. Поэтому и подготовка спецслужб к подобным терактам была "на периферии". К ним готовились, но эта подготовка главной не была. В этом, наверное, и был прокол.

И именно потому, что теракты никак не поставили под удар политическую стабильность, никаких перемен, реформ, отставок ожидать не следует. Их не было после "Невского экспресса". Не будет и сейчас .Стратегически ничего не изменится, система будет существовать так, как она была выстроена в середине 2000-х годов.

Видеорепортаж с Лубянской площади - через три часа после взрыва

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG