Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Марк Урнов – о Медведеве и Путине в свете терактов


Кремль. День траура

Кремль. День траура

Премьер-министр России Владимир Путин назвал розыск организаторов терактов в московском метро делом чести правоохранительных органов и поручил им "выковырять террористов со дна канализации на свет Божий". О реакции российских властей на опасность терроризма в интервью Радио Свобода говорит Марк Урнов – политолог, профессор Высшей школы экономики.

– Как вы оцениваете поведение двух главных российских политиков – Дмитрия Медведева и Владимира Путина?

– Строго говоря, реакция предсказуема. Ясно, что общество не просто взволновано, а шокировано, значительная часть общества хочет жестких мер. Соответственно, оба руководителя об этом и говорят: найдем, покараем, истребим. Но это эмоциональные заявления. Что же касается конкретных мер, то с этим намного сложнее. Понятно, что для предотвращения такого рода чудовищных терактов нужно совершенно по-другому построенное Министерство внутренних дел, по-другому построенные спецслужбы, ориентированные не столько на охрану властных институтов, сколько на охрану людей. Нужно восстановление доверия к спецслужбам со стороны общества, кооперация между гражданами и спецслужбами. Нужно, чтобы люди были внимательны к тому, что происходит, и чтобы не затруднялись в общении со спецслужбами. Это банально и традиционно для Соединенных Штатов, банально и традиционно для Израиля – и это намертво отсутствует у нас. Такие проблемы не решишь мгновенно. Поэтому пока власть отделывается эмоциональными утверждениями, что все будет нормально и виновных покарают.

– И президент, и премьер-министр обещали инициировать изменения в законодательстве об охране безопасности транспорта.

– Пока не очень понятно. Чтобы действительно навести порядок на транспорте, в частности, в метро, его обезопасить, нужна подготовка очень серьезной, большой когорты физиономистов, которые бы постоянно следили за входящими в метро. Нужно техническое переоснащение метро – с детекторами, которые могли бы улавливать, несут люди взрывчатку или нет. То есть речь, опять-таки, идет не о мероприятиях, которые можно провести в течение двух месяцев. Все эти теракты периодически демонстрируют нам, что мы не подготовлены к эффективному противостоянию террору. Чтобы быть эффективно подготовленными, нужны очень длительные усилия, связанные и с изменением отношения к власти, и с совершенно другим наполнением деятельности спецслужб.

– Вы ожидаете сейчас какого-то закручивания гаек, хотя бы демонстративного? Проведения серии мероприятий против предполагаемых террористов, изменения законодательства о борьбе с терроризмом и так далее, и тому подобное?

– Вообще, это было бы естественно, в логике режима – продемонстрировать жесткость. С другой стороны, куда уж больше-то закручивать? Когда был Беслан, то под Беслан отменили выборы губернаторов. Сейчас что, вообще выборы всякие отменять? Вряд ли на это пойдут. Единственное, что меня беспокоит, что под флагом борьбы с терроризмом в очередной раз прижмут несчастную оппозицию, которая демонстрирует необходимость соблюдения Конституции. Скажут, что вообще подобного рода сборища недопустимы, потому что дают возможность террористам делать свои черные дела.

– Вот уже два дня Владимир Путин и Дмитрий Медведев, судя по телевизионной картинке, демонстрируют два лица российской власти: Дмитрий Медведев, хотя и решительный, но, тем не менее, чуть более человечный, на станции метро "Лубянка" с букетом красных цветов; Владимир Путин, как всегда, технологичен, довольно груб, говорит о том, что террористов теперь будут выковыривать со дна канализации – в продолжение того, что он обещал уже 10 лет назад. Понятно, что каждый из политиков движется по своей траектории. То, что случилось, на ваш взгляд, углубляет разногласия между Путиным и Медведевым или, наоборот, сближает президента и премьера?

– Скорее, сближает. Потому что это та самая опасность, которая может действительно потрясти государство и дестабилизировать ситуацию. А в условиях дестабилизации никому хорошо не придется. Так что возможно некоторое сплочение – на деле. А в стилистике внешние расхождения углубятся, потому что в такого рода напряжениях, конечно, каждый из руководителей ведет себя так, как ему более естественно. Путин становится еще более жестким, чем он был, Медведев выступает в ином жанре. Возможные и идущие сейчас всякого рода малозаметные внешне, но очень, с моей точки зрения, существенные столкновения на уровне элитных групп, поддерживающих эти фигуры, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, двух-трех месяцев, должны будут уменьшиться.

Картины сегодняшних станций метро "Лубянка" и "Парк культуры", газетные страницы, переписка в Интернете показывают, что многих граждан захлестнула понятная и вполне человеческая волна сочувствия, сопричастности к случившемуся. Однако, например, в опросах, которые на улицах российских городов проводят корреспонденты Радио Свобода, никто не говорит об ответственности власти.

– Не думаю, чтобы эти взрывы повлекли за собой, по крайней мере, в ближайшей перспективе, резкое падение уровня доверия к власти. У нас, скорее, может быть наоборот: происходит что-то ужасное – значит, надо сплачиваться, не обвинять власть, а всячески стараться ее поддерживать. Потому что сегодня она, плохая или хорошая, но она единственная в сознании граждан сила, которая может их защитить. Так было всегда, и власть постоянно использовала внешние сложности, внутренние страхи для того, чтобы граждане сплотились вокруг нее. Думаю, такого рода эффект более вероятен, чем волна недоверия. Другое дело, если это будет, не дай бог, не разовый акт. Если такого рода жуткие ситуации будут повторяться два, три, четыре раза, то вот здесь могут зазвучать требования к власти навести порядок. И если она этого не сделает, рейтинги начнут падать.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG