Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как живет протестная столица Запада России - специальный репортаж Елены Власенко из Калининграда. Существует ли томская политическая аномалия ? Специальный репортаж из Томской области


Митинг протеста в Калининграде, 27 марта 2010

Митинг протеста в Калининграде, 27 марта 2010


Михаил Соколов: Калининград остается центром протестного движения.
Правда, губернатору Георгию Боосу удалось расколоть право-левую оппозицию. Движение "Справедливость" уступило: согласились дать главе региона провести телемост с жителями города и отменило митинг из страха перед провокаторами, которые якобы готовили на центральной площади чуть ли не кровопролитие.
Это привело к выходу из коалиции коммунистов и эсеров. На центральной площади Калининграда прошел двухтысячный флеш-моб, фактически ставший неформальной сходкой противников Георгия Бооса.
О развитии событии в Калининграде и Калининградской области с 20 по 27 марта рассказывает побывавшая в этом регионе специальный корреспондент Радио Свобода Елена Власенко.

Елена Власенко: После знаменитого уже 10-тысячного митинга 30 января с требованиями отставки премьера Владимира Путина и губернатора Георгия Бооса раскол калининградской оппозиции парадоксальным образом повысил гражданскую активность жителей региона.
Одни представители оппозиции теперь входят в политический консультативный совет при губернаторе Георгии Боосе, другие - организуют митинги. Как у тех, так и у других есть на то свои причины.
Но при расхождениях в тактике есть одна общая цель: борьба за права граждан. Сегодня жителей Калининградской области волнуют такие проблемы, как высокие тарифы ЖКХ, необходимость покупать визу, чтобы, например, на машине отправиться в другие регионы России.

Надоела эта гнилая вертикаль, коррупция.

Я, например, прожил 25 лет в Москве, уехал оттуда совершенно добровольно, самостоятельно. А сейчас мы здесь как в тюрьме.

Жизнь достала, надоело. Мне 45 лет, что мне делать? Не могу найти работу. Надо платить коммунальные платежи.

Во время кризиса повышать коммунальные услуги нельзя, потому что мы не получаем зарплату. К врачу бесплатно почти не попадешь.

Елена Власенко: С точки зрения независимого депутата Калининградской областной думы Соломона Гинзбурга, самые важные для жителей самого западного анклава России проблемы уже решаются.

Соломон Гинзбург: Калининградская проблематика забалтывалась, Калининградская область до сих пор не была национальным проектом, не была каким-то пилотным регионом. А вот сейчас вы видите приглашение Козака к Медведеву по поводу тарифов на газ, был проведен независимый аудит, потому что тарифы на коммунальные услуги выше в среднем на 27%. Это вопросы, касающиеся компенсации за транзит для калининградцев. Будем обсуждать вопросы увеличения базовой пенсии для калининградцев, проживающих на территории области. И наши внутренние проблемы – транспортный налог, будут отменены повышенные ставки по налогу на землю.

Елена Власенко: Калининградская власть, во главе с губернатором Георгием Боосом хоть и разделила оппозиционеров на «конструктивных» и «неконструктивных», уже не может позволить себе не обращать внимания ни на них, ни на поднятые ими проблемы.
… Все началось с отмены митинга, который планировался тогда еще объединенной оппозицией на 20 марта. Члены правления калининградского движения «Справедливость» после переговоров с Георгием Боосом приняли решение акцию протеста 20 марта не проводить. Они опасались провокаций и ответных действий со стороны правоохранительных органов. Ответственность за вероятные инциденты понесли бы юридические организаторы митинга – лидеры "Справедливости". Глава движения Константин Дорошок уверен, что поступил правильно.

Константин Дорошок:
Не дали мы себя, во-первых, в ловушку загнать, чтобы люди не пострадали.

Елена Власенко: Решение не проводить митинг поддержал и депутат Калининградской областной думы Соломон Гинзбург.

Соломон Гинзбург: Абсолютно проверенный сценарий, что готовится показательная порка. Сведения передали в милицию, передали в ФСБ: во время наших выступлений мы говорили бы о "Единой России", говорили бы о политике премьер-министра. В это время были бы выкинуты лозунги на русском, английском, немецком языках провокационного характера, мы даже знаем, какие: "Да здравствуйте Балтийская республика", "Россия, убирайся из Калининграда" и так далее. Мы бы, естественно, попросили бы убрать эти лозунги, потому что это пахнет призывами к территориальному расчленению, покушению на российский суверенитет. Естественно, никто бы не стал этого делать, началась бы подтасовка. Потом переодетые люди в бомжей, нацболов начали бы мочить милицию. Подключился бы ОМОН, не факт, что калининградский.
Когда началась бы в таком суженном пространстве потасовка, наверняка применен был бы слезоточивый газ, потому что люди сопротивлялись бы, кто костылем, кто кулаком. Естественно, были бы жертвы. Потом показывают интервью с родственниками погибших, потом показывают крупным планом организаторов акции, потом в стране объявляется траур. Потом обращение Владимира Владимировича к нации. Таким образом вводится мораторий, люди требуют смертной казни по отношению к закоперщикам митинга. Нужно показать несостоятельность оппозиции.

Елена Власенко: Учредитель калининградской газеты «Дворник» Арсений Махлов также считает, что проведение митинга 20 марта никак бы не помогло донести требования горожан до губернатора Георгия Бооса:

Арсений Махлов: Пока, к сожалению, мы очень часто слышим, что необходим протест ради протеста. Именно сегодняшняя ситуация именно здесь в Калининграде дает, возможно, уникальный шанс попытаться спокойно, мирно найти компромисс, решить фундаментальные вещи, из-за которых в Калининграде и в остальной России люди выходят на улицы. Высказывая пожелания людей власти, мы сталкиваемся с массой подводных камней и течений совершенно объективного характера.
Например, для большинства людей кадастровая стоимость земли увеличилась. И мы говорим: давайте приостановим действие постановления кадастровой стоимости и соответственно выплаты за землю. Мы, казалось бы, действуем в интересах людей. Но вдруг оказывается, что в Калининграде, к примеру, дачные участки оценены по новой кадастровой стоимости вдвое ниже, чем было раньше. Или же, допустим, согласно этому же постановлению пенсионеры вообще освобождены от выплат за свои дачные участки.
Выходит, что если мы просто требуем простой вещи отменить постановление, то мы для какой-то большой части людей делаем лучше, но для меньшей части людей мы делаем хуже. Точно таких же примеров довольно много по всем направлениям. Оказалось, что просто что-то потребовать, выполнения резолюций митингов предыдущих, недостаточно. Но с этой "дорожной картой" можно действительно серьезно работать. Угроза ядерной войны намного эффективнее, чем ядерная зима. Если называть ядерным оружием вот этот последний фундаментальный, решительный митинг, на которое собралось абсолютное большинство, если это называть ядерным оружием, то угроза его значительно эффективнее, нежели ядерная зима.

Елена Власенко: Константин Дорошок, Соломон Гинзбург и Арсений Махлов и представляют ту самую оппозицию, диалог с которой власти называют конструктивным.
Все трое вошли в политический консультативный совет при губернаторе и сейчас вместе с членами правительства Калининградской области работают над созданием рабочих групп.
Каждая такая группа должна будет решать проблемы, о которых заявили калининградцы на митингах в декабре и в январе, а также в ходе прошедшего 20 марта телемоста с губернатором.
Рассказывает глава Калининградской области Георгий Боос:

Георгий Босс: На заседании политического консультативного совета при губернаторе было озвучено создание рабочие групп по обработке всех поступивших вопросов, в том числе и наши встречи в режиме телемостов. На основе этих поступивших вопросов они будут иерархированы по приоритетности, какие из них необходимо решить в первоочередном порядке, какие из этих вопросов будут решаться в более долгие сроки.
Затем до 15 мая рабочие группы предложат непосредственно программы по реализации всех поступивших проблемных вопросов по их решению, причем именно исходя из приоритетности принятия таких решений.
До 15 мая на заседании политического консультативного совета при губернаторе мы рассмотрим эти программы и после этого проведем обсуждение в обществе до 25 мая, и 1 июня мы вынесем эти программы на заседания правительства для принятия на правительстве.
В следующий раз, когда будем делать телемост, то сможем уже в том числе и слушать обратную реакцию, как реализуются эти программы непосредственно в жизни и как уже начинают менять жизнь калининградцев по тем или иным наиболее острым вопросам в лучшую сторону. Если назвать это "дорожной картой" – назовите.

Елена Власенко: Представители оппозиционных «Единой России» партий также входят в политический консультативный совет при губернаторе. Но отказ проводить митинг 20 марта осуждают. Так лидер регионального отделения партии «Патриоты России» Михаил Чесалин полагает, что проведение митинга никак не противоречило диалогу с властью:

Михаил Чесалин: Калининградцы ожидали проведения этого митинга, очень многие готовились принять участие. Люди из обывателей на наших глазах начали превращаться в граждан, которые читали конституцию или осознали то, что там написано, что источником всей власти в Российской Федерации является народ. Поэтому мы расцениваем отказ юридических организаторов митинга движения "Справедливость" как серьезную ошибку, системную ошибку.

Елена Власенко: Представители Калининградского обкома КПРФ отмену митинга не просто осудили. Именно из-за этого они и вышли из состава оппозиционной коалиции, - объясняет лидер калининградских коммунистов Игорь Ревин:

Игорь Ревин: Все члена коалиции, прежде всего наша партия работали на этот митинг. И тут в последний момент мы приходим, как гром среди ясного неба организаторы начинают юлить, уходят и отказываются от проведения этого митинга. Когда мы вступали в коалицию, мы делали заявление. Вот такой тест, пробный шаг будет митинг. Он не состоялся не по нашей вине. Поэтому мы расстроены, мы считаем, что с такими партнерами нельзя иметь отношения, вышли из этой коалиции и подали заявку на проведение своего митинга.

Елена Власенко: Вышла из коалиции и «Справедливая Россия», опять же делая ставку на протестные весенние настроения. А ЛДПР обещает проводить свои митинги.
Представителям «партии власти» раскол в рядах оппонентов на руку, и потому решение «конструктивной оппозиции» отказаться от митинга, первый вице-спикер Калининградской областной думы, зам руководителя думской фракции «Единая Россия» Константин Поляков одобрил.

Константин Поляков: Лейтмотивом митинга было, что власть занимается своими проблемами, строит дороги, мосты и так далее, а население основное другими проблемами. Оппозиционные партии посчитали, что те действия, которые сделало правительство, губернатор, депутаты от фракции "Единая Россия" дали положительные результат в плане того, что они считают, что они донесли то, что хотели донести. Начался процесс переговоров по экономическим вопросам.
Что касается третьего митинга, руководители митинга потеряли контроль немножко. Одно дело, провести митинг 10-15 тысяч, но для нашего города это тоже очень много. Скажем, если заявляется митинг на 50 тысяч, то вы можете себе представить, что он становится неуправляем. Из диалога превращается: отрицаем все и всегда. А потом еще неизвестно, кто отрицает, что отрицает. Вот это называется бунт. Мы против таких митингов.

Елена Власенко: Что о сложившейся ситуации думают вышедшие на улицы обычные калининградцы?
Очень многие недовольны поведением Константина Дорошка:

Константин Дорошок предал народ.

Высказал свое несогласие руководством общественной организации "Справедливость", что они отменили митинг.

Елена Власенко: Константин Дорошок и его единомышленники не раскрывают источники, из которых им стало известно о якобы готовящихся на митинге провокациях. Высказывают предположения, что «конструктивную оппозицию» губернатор «подкупил» или сумел найти к ней подходы. Многим критикам известно, что у зарабатывавшего перегоном автомашин Дорошка есть серьезные проблемы с таможней и с долгами перед налоговыми органами. Предполагают, что именно с помощью этих рычагов на него и надавили.
Впрочем, есть и те, кого объяснение Дорошка вполне устраивает:

То, что отказался Дорошок, не разрешили проводить, тут сложно судить. Если действительно готовят провокации, то потом кому-то отвечать придется за то, что кого-то побили бы.

Елена Власенко: Многие недовольные отказом от радикального в рамках закона митингового протеста пришли 20 марта к Дому Советов, где состоялся флеш-моб.
Калининградский губернатор Боос называл такое проявление эмоций «некультурным». Но силовые меры в отношении участников флеш-моба сотрудники ФСБ и не применил.
Фактически граждане провели несанкционированный митинг с лозунгами «Бооса в отставку», «Путина в отставку».

Почему я пришла сюда? Потому что я недовольна положением в стране. И я считаю, что неправильно лозунги "Бооса в отставку", на место него придет другой. Надо систему менять, а значит сверху начинать - с Путина, Медведева, "Единой России".

Елена Власенко: Эти же лозунги 27 марта звучали на митинге, который организовал калининградский обком коммунистической партии. В нем приняли участие несколько тысяч человек. Шесть активстов-коммунистов и их сторонников были задержаны. Рассказывает организатор митинга, первый секретарь калининградского обкома КПРФ Игорь Ревин.

Игорь Ревин: Органы внутренних дел говорят было четыреста человек, другие говорят шесть тысяч. По нашим подсчетам было около четырех тысяч, не меньше. Митинг был такой же как и 12 декабря 2009 года. Вот тот был многопартийный митинг. Этот был точно такой же, только еще больше было милиции, там было человек 600, да еще ребята в штатском.
Удалось пронести три плаката: "Правительство Путина в отставку", "Путин в ответе за все", "Единая Россия" в ответе за все".
Митинг получился хороший, масштабный, горячий, боевой, не однопартийный, поднял калининградцев.

Елена Власенко: К уличным протестам в Калининградской области добавилась бумажная работа по законодательному регулированию каждого требования участников прошлых митингов. Требования калининградцев звучат теперь не только на улицах, но и в кабинетах тех чиновников, которые и могут их выполнить.

Томск, 20 марта 2010
Михаил Соколов:
В конце зимы Томск встретил меня ослабевшими к радости горожан морозами, слабым предвесенним солнцем, явной ухоженностью центральных улиц, видимо связанной с уже ушедшим в историю визитом президента Дмитрия Медведева.
От бурного обсуждения проектов отечественной кремниевой долины уцелел на фасаде театра у областной администрации огромный плакат, который не мог не увидеть, проезжая к губернатору Виктору Крессу, формальный глава государства российского: «Томская область – территория умных инвестиций».
Впрочем, когда мы беседовали с Виктором Крессом и членами его правительства, губернатор уже понимал: город солнца в научном, университетском Томске уже не состоится. Но чиновники и бизнесмены Томской области все же лелеяли надежду – если не на Кремниевую долину, то на утешительный приз в виде дополнительного финансирования университетов.
Многие из моих собеседников в Томске подчеркивали, что некие успехи в создании первых основ инновационной экономики здесь связаны с более свободной политической атмосферой, в отличие от некоторых других сибирских регионов.
Здесь не азиатское угольное ханство безраздельного властителя, здесь нечто иное. Даже недавнее нападение не вполне адекватного гражданина на губернатора Виктора Кресса, которому можно только посочувствовать, последствие твердой позиции: не прятаться от людей, вести с ними диалог.
В Томском регионе есть независимое телевидение. Несколько конкурирующих опять же независимых газет, есть оппозиция власти из бизнеса, и ее представитель год назад чуть не выиграл выборы мэра Томска.
Корни другой жизни заложены еще в 90-е годы, уверена бывший вице-губернатор Нелли Кречетова

Нелли Кречетова
Нелли Кречетова:
Самый первый этап, конечно, связан с Ельциным, с представителями президента, которые политическую функцию выполняли в регионе. Связано с тем, что в Томске лучше, чем в других местах, правозащитное движение было. Потому что был сильный "Мемориал", они музей сделали политических репрессий. Их всего два музея политических репрессий – у нас и в Перми.
Многопартийность, если говорить, 90 годов, она в Томске, во многих местах нужно было партию создавать сверху, потому что ничего не было, то здесь это все было. Здесь в отличие от других регионов всегда высоко, хорошо голосовали за "Яблоко", за СПС. У нас в областной думе два депутата члена СПС, которого уже нет, собственно говоря. Этого нет нигде. Поедете по Сибири, никакого СПС вы там не обнаружите, сейчас и у нас его нет, но все-таки депутаты есть. Политический, романтический этап.
Второй этап: внес новую струю в политическую жизнь присутствие ЮКОСа на территории. Конечно, очень интересовались политикой и занимались политикой. Они готовили депутатский корпус и туда, и в Москву, и имели здесь влияние, безусловно, в депутатском корпусе. Сам новый дух пришел на территорию. Политически более свежий, безусловно, чем был у нас. Новые появились политики. Тот же Пономаренко, который в ЮКОСе потом работал, он был первым заместителем губернатора, стал депутатом, возглавил бюджетный комитет. Но еще были молодые, которых они возили обучать. Были такие, которые участвовали в выборах, но они не прямо поддерживались ЮКОСом, на деньги ЮКОСа. Был Плетнев, который погиб, ЮКОС его точно поддерживал очень сильно. Мечтали о том, чтобы Плетнев стал депутатом от Томской области. Школа публичной политики здесь была.
Здесь проекты вели на тех территориях, где у них крупные активы – это Самара, это Нефтеюганск и Томск. Естественно все это связано – политика с экономикой.
Проекты они вели – интернет-образование, он тоже предполагает продвинутых людей, они искали таких людей. Или "Помоги советом". Конечно, они сыграли роль.
Потом у нас то же самое, что в России. У нас те же проекты идут, они ничем особо не отличаются. Это одна партия. То разделение властей, которое есть до сих пор на бумаге, есть дума, есть исполнительная ветвь власти, все это квази. То есть это есть де-юре, а де-факто не очень оно есть. Все слилось, и партия у нас одна.
Можно называть это неким либеральным, но только называть можно. И все так, то есть имитационный характер. Формально все сохраняется, что было, есть и партии, есть разделение властей, есть выборы мэра, есть назначение губернатора – все это есть. Федерализм вроде как тоже есть, то есть эти атрибуты политической системы. Это такой имитационный характер.

Михаил Соколов: С заведующим кафедрой социологии философского факультета Томского Государственного университета Николаем Поправко я говорил о том, как сочетается томская атмосфера с теми сигналами, которые дает университетской публике здесь режим Владимира Путина.
Принципиально Томск отличается от других регионов Сибири, скажем, по общественному строению?

Николай Поправко
Николай Поправко:
Роль играет сумасшедшая концентрация высоколобых. Вузов много, каждый пятый в городе – это студент. Преподавателей много. Это так или иначе сказывается на настроениях.
Но первоначально в политической жизни постсоветского пространства это сказывалось сильнее. Либеральные идеи, голосование за правые партии было больше, сейчас, мне кажется, как-то сравнялась ситуация. Это особо ярко не выражено.

Михаил Соколов: А в чем причина, на ваш взгляд?

Николай Поправко: Мне кажется, в реставрации однопартийной системы, в тех тенденциях, которые есть в политической и общественной жизни, в том, что это проявляется на примере средств массовой информации. В такой стагнационной парадигме, в которой мы сейчас.

Михаил Соколов: А как тогда совместить с одной стороны, вы говорите, стагнационная парадигма, а с другой стороны яркие заявления о модернизации, инновациях?

Николай Поправко: Если мы дожили до ситуации, когда сверху назначаются альтернативные партии, чтобы все выглядело демократично, то это несомненно сказывается и в других областях. Поэтому во многом все это носит декларативный характер, декоративный характер, тренажерный характер, как хотите. Так во всем, и в экономике так, и в общественной жизни так.
Я помню, как один из крупных политиков в Томской области говорил: я был уже в компартии, я не хочу вступать ни в какую партию. Через год он вступил в "Единую Россию". Я уверен, что он не врал, когда это говорил, его поставили в такие условия.
Я все время шучу: преподаватели, ждите, скоро мы пойдем в "Единую Россию". Правда, надо сказать, что Медведев хотя бы этот дискурс как-то пригасил. Вот эти дифирамбы самим себе "Единой России" как-то прекратились после Путина немножко. Суть это не поменяло, но хотя бы меньше стали об этом говорить.

Михаил Соколов: Первый вице-губернатор Томской области Сергей Ильиных обещает, что власти обеспечат проведение в регионе осенью 2010 года честных и конкурентах муниципальных выборов. Свою задачу он трактует своеобразно. Но интересно.
По предстоящим выборам, вам не кажется, что более свободный характер их проведения мог бы быть институтом развития? Во многих случаях нынешняя политическая система, в том числе на региональном уровне, она просто не пропускает новые яркие фигуры, они оказываются просто за пределами четверки парламентских партий?

Сергей Ильиных
Сергей Ильиных:
Абсолютно согласен с вашей оценкой. Во многом изменение в сознание политиков, чиновников внес президент Российской Федерации в своем послании. Выборы у нас будут разнообразные, разноуровневые, коснутся практически всех муниципальных образований. Мы будем выбирать 20 представительных органов из 20 районного уровня, уровня городских поселений. Будем выбирать 12 глав муниципальных образований, довыбирать глав сельских поселений, депутатов сельских представительных органов.
Выборы, конечно, будут непростые. И придя на эту должность в апреле прошлого года, я принес свою позицию в отношении к кандидатам, к политическим партиям, к общественным объединениям, которые проявляют инициативу, выдвигают кандидатов.
Во-первых, то, что касается выборов представительных органов, я абсолютно убежден, что здесь должна быть свободная борьба и равноправная борьба всех тех, кто представляет определенную группу населения, интересы этой группы населения за исключением тех людей, которые всеми правдами и неправдами пытаются прорваться во власть для того, чтобы реализовать личные интересы. К сожалению, такие случаи на территории Томской области распространены.

Михаил Соколов: Но это же нормально. Человек себя высоко оценивает, хочет, чтобы его народ оценил и пройти во власть. Что значит – всеми правдами и неправдами? Как вы отличаете тех, с кем вы ведете диалог, от тех, кто вам не нравится, скажем так?

Сергей Ильиных: Задача власти не в том, чтобы препятствовать тем людям, которые по мнению власти не соответствуют тем критериям, которые предъявляются депутатам, главе муниципального образования. Задача власти в том, чтобы донести до населения объективную информацию о тех кандидатах, которые претендует на должности. И происходит это в форме как раз организации общественных дискуссий, открытых площадок для диалога, в ходе которых население получает максимальный объем информации об этих людях.
Зачастую получается так, что некоторые кандидаты рассказывают красивые сказки о том, что будет сделано и, критикуя в пух и прах все, что делали предыдущие депутаты, главы муниципальных образований, зачастую занимая эти должности после выборов, доводят ситуацию до такого, при которой люди на встречах с губернатором напрямую обращаются: почему, собственно, вы нас не предупредили, что этот человек просто не способен управлять хозяйством?
А то, что касается отношения к выборам, то здесь я разделяю позицию в отношении депутатов и в отношении глав муниципальных образований. То, что касается депутатов, абсолютно убежден, что мы можем получить не спящий представительный орган только в том случае, если в нем есть конструктивный спор, конструктивная разница позиций, в ходе которой собственно и вырабатываются позитивные для муниципального образования, для территории решения.
Если говорить о главах, то, конечно, я сторонник системы, при которой глава должен назначаться. Назначаться представительным органом, губернатором, схемы могут быть различны. Сегодня законодательство определенные рамки в этом отношении устанавливает. Но глава муниципального образования стопроцентный хозяйственник, должен выполнять полномочия, установленные законом и нести ответственность перед населением не с точки зрения эмоциональных оценок, а с точки зрения объективных способностей этого руководителя реализовать эти полномочия, которые ему доверили.
Мы несколько шагов в этом отношении сегодня делаем. Два законопроекта внесены на рассмотрение Государственной думы Томской области, один уже принят. Один законопроект предполагает выборы муниципалитета, глав образований не по абсолютному, а по относительному большинству. То есть была установлена планка, что победивший кандидат должен набрать 50 плюс один голос. Сейчас эта планка снята, сегодня главы будут выбираться по большинству.
И второе изменение, которое принципиально изменит ход выборов, с моей точки зрения, принципиальным образом повлияет на ход избирательной кампании в городе Томске – это законопроект, который принят в первом чтении, сейчас дорабатывается, который устанавливает иной порядок пропорциональной системы выборов. Если очень просто, то мы взяли за модельный правовой акт порядок проведения выборов в городе Москве.
Идеология такая: когда депутаты, выдвигаемые партиями, по пропорциональной системе расписываются по округам и получают мандат в зависимости от того, как на округе избиратели проголосовали за ту или иную партию. Это обеспечивает нам решение двух задач как минимум – это привязка партийных кандидатов к местам, к конкретным избирателям, к конкретным задачам, проблемам населения. Второе – мы надеемся на то, что мы постараемся исключить из практики продажу мест в партийных списках.

Михаил Соколов: Одна из составляющих томской политической аномалии – телекомпания ТВ2 да вообще журналистское сообщество. Убийство милиционером журналиста Константина Попова и выступления протеста его коллег дали повод к отставке главы УВД Томской области генерала Гречмана.
Я беседую с гендиректором ТВ-2 Виктором Мучником.
"Медиа-аномалия" – такие слова были сказаны. Вы как человек, который работает в медиа, с этим согласны, это есть или это тоже такой миф?

Виктор Мучник
Виктор Мучник:
Мне этот термин не очень нравится, не очень приятно себя аномалией ощущать на каком-то островке. Это такое осадное мироощущение, оно само по себе немножечко депрессивное. Но в этом какая-то правда есть, в том смысле, что так исторически сложилось, что власть томская, что городская, что областная, что региональная, она все-таки более лояльна к прессе, чем это в среднем по России.
В Томске, так исторически сложилось, нравы более либеральные. Войну на уничтожение со СМИ власть жесткую такую не ведет. Разное бывает. Бывает и ситуация достаточно конфронтационная. Но в целом в этом смысле можно говорить о некоей особенности Томска.
В то же время было принято говорить так же о высоком уровне журналистики в Томске, употребляя этот термин медийная аномалия. Отчасти это так было в 90 годы, когда существовало очень большое количество конкурировавших между собой СМИ. Было поколение журналистов, которые самоутверждались, было несколько газет, выпусков новостей в городе делалось, до 7 доходило, была развитая конкурентная среда. В этом смысле сейчас, конечно, этого нет.
Конкуренции сильной нет, газеты одна за другой умирают или поумирали. Из новостийных команд осталось две конкурирующие между собой – это ТВ2 и ГТРК. Иногда что-то такое появляется периодически в соседнем городе, местные новости северские. И конечно, это ведет к падению качества журналистики. Это общероссийская тенденция, если мы говорим о серьезной журналистике. В Томске она тоже есть.

Михаил Соколов: Что власть заставляло вести себя нетипично для России?

Виктор Мучник: Я бы не стал отменять такую вещь в рассуждении на эту тему как личностный фактор. Значительная часть томской политической элиты все еще люди, сложившиеся в 90 годы. Тот же самый губернатор – это человек, который проходил несколько раз через реальную выборную процедуру. И какая-то часть политической элиты – это люди, условно говоря, 90-х годов.
Есть то, что называется "томскость", в том смысле, что все друг друга очень давно знают и все это сложилось как некое сообщество в 90 годы, и какие-то нравы в этом сообществе еще сохраняются в том смысле, что какую-то грань перейти нельзя. Может быть в Томске есть то, что называется общественным мнением отчасти.
Вот история, кстати говоря, последняя с гибелью Кости Попова, четко определенно показала, когда достаточно определенно корпорация высказалась по этому поводу журналистская вся. И это не во всяком бы городе случилось определенно. И как-то эту позицию корпорации разделило то, что может быть названо томским обществом.
По моему глубочайшему убеждению совершенно банальному, общества в России нет. А в Томске как-то так, по моему мнению, что-то, напоминающее общество есть и общественное мнение тоже. И это помогает нам существовать.

Михаил Соколов: Как вы видите тенденцию? Вот эта история с отставкой генерала Гречмана показательна. Может быть год или два назад на это бы так, даже на протест журналистов так бы не среагировали. Есть ли это повышательный тренд?

Виктор Мучник: Какая-то тенденция, безусловно, есть, что-то такое в воздухе повеяло, эти разговоры об оттепели, как-то они на что-то, очевидно, влияют. Хотя хотелось бы отметить, что когда у нас был период резкой конфронтации как у телекомпании с генералом Гречманом и с УВД, когда у нас возникли проблемы по этому поводу, все-таки в полной изоляции мы себя не ощущали. Хотя мне трудно себе представить общественный протест по нашему поводу, который возник сейчас в этой истории.
То есть, возможно, это отражает какие-то тенденции, как и Калининград. Возможно, часть какой-то общей активизации.

Михаил Соколов: Замечу, что Москва пыталась лишить ТВ2 лицензии. Но за нее вступились сами томские власти. И отстояли, сохранив в своем регионе качественный независимый телеканал. Первый вице-губернатор Томской области Сергей Ильиных так комментирует свои отношения с прессой.
Все это замечают, что здесь есть независимая пресса, даже телевидение, что редко бывает. Действующей власти трудно с этим жить?

Сергей Ильиных: Это очень сильно стимулирует. На самом деле абсолютно нормальная человеческая реакция любого чиновника сделать все так или сделать все для того, чтобы не было раздражающих факторов, коими являются средства массовой информации. Но это в конечном итоге приводит к самообману, к убаюкиванию и к разрыву понимания ситуации органами власти, муниципальной власти и населением, проживающим на территории.
Губернатор однозначную позицию в этом отношении имеет, что средства массовой информации не дают расслабляться людям, которые отвечают за государственные муниципальные полномочия на любом уровне, начиная от самого маленького специалиста и заканчивая непосредственно самим губернатором. Это во-первых.
Во-вторых, это просто однозначно очень эффективный способ получения обратной связи.
И третье, на что я хотел обратить внимание, единственное требование, которое мы высказываем в адрес средств массовой информации и что абсолютно обоснованно. Модель очень проста. СМИ – это сильное, мощное оружие по формированию общественного мнения. Но говоря о средствах массовой информации как о власти, сами СМИ не должны забывать, что власть – это еще и ответственность. Ответственность за то, какое ты сформируешь мнение, каков будет менталитет населения после формирования этого мнения. Так вот, мы очень отрицательно относимся к попыткам некоторых средств массовой информации использования этого мощного рычага либо в целях просто банального развития собственного рейтинга, что в конечном итоге выливается в коммерческий результат для самого средства массовой информации, либо, что еще хуже, реализацию чьих-то интересов за деньги.
Если этих вещей не присутствует, этих негативных элементов в работе СМИ не присутствует, то тогда можно говорить о настоящей свободе слова и о медийной аномалии.

Михаил Соколов: Что значит – реализация чьих-то интересов за деньги? То есть если реализуются за деньги интересы "Единой России" – это хорошо, а если реализуются за деньги интересы тех, кто вас критикует – это плохо?

Сергей Ильиных: Речь не идет о критике за деньги, речь не идет о заказах и оплачивании, так скажем, эфирного времени на телевидении, в радиоэфире, газетных статей каких-то, речь идет о решении коммерческих хозяйственных вопросов, вопросов позиционирования людей, более того, не в политических целях, а исключительно в экономических целях за деньги – вот о чем я говорил.
То, что касается "Единой России" или критики, абсолютная свобода. Здесь на территории Томской области отношения между средствами массовой информации и партией "Единая Россия", отношения между средствами массовой информации и любыми другими общественными организациями и партиями абсолютно одинаковые – это я вас уверяю на сто процентов.

Михаил Соколов: Из намеков томского вице-губернатора Сергея Ильиных понятно – власти Томской области опасаются появления бизнес оппозиции и союза ее с медиа-сообществом.
О том, какая политика сохранилась в Томской области, я беседовал с замом главного редактора газеты "Томские новости" Евгением Красноперовым.
Томск более благоприятное место, если вы будете сравнивать с другими местами, скажем, в Сибири или в России?

Евгений Красноперов: Здесь политический климат традиционно более мягкий, конечно. Выражается это в вполне ощутимых вещах. То есть, допустим, на мартовских выборах мэра Томска оппозиционного кандидата не только не сняли, еще выборы в два тура были и он в первом туре 44% набрал, а во втором 46. Согласитесь, можно материально потрогать более мягкий политический климат.
Понятно, что лучше, чем у других, но мы хотим, чтобы было еще лучше. Начинает радикализовываться конфликт. Это конфликт был между популистом откровенным и властью. При этом оппозиционная часть общества была в шоке от радикальности выбора и от методов борьбы двух сторон. То есть для конструктивных оппозиционеров места в этой драке не было просто. Это был такой узкий выбор, что все ходили озадаченные. Но зато мы поняли, какого рода конфликтами чревато наше общество.

Михаил Соколов: То есть получается, что для более конструктивных сил нынешняя политическая система даже здесь не оставляет места?

Евгений Красноперов: Невозможно построить демократию в одной отдельно взятой области. Был СПС, масса к нему претензий была, шарахались они между критикой, лояльностью. Но это все равно было какое-то явление. Томское отделение СПС вообще было, на мой взгляд, и конструктивным, и оппозиционным. Взяли, упразднили СПС, вменяемых игроков оппозиционных, создали "Правое дело". Ни одного человека доселе в политике засвеченного вообще в принципе не было, все мертворожденное, его нет.
"Яблоко" в Томске левое, и в консервативной среде не любят – это маргинальное уже явление. ЛДПР у нас вечно раздираемая внутренними склоками. Местный координатор все воюет со старой гвардией. Мы наконец-то два раза за последние два года исключили из партии.
У нас теперь анекдот такой, что в городской думе сидят от ЛДПР сидят два кандидата, прошедших по партийным спискам, оба не являются членами партии, и в областной думе такой же. Если Жириновский приедет на выборы, но, несмотря на пертурбации, ЛДПР получит свое третьем место.
У эсеров люди, которые принимают решения, тоже изменились полностью. Партия создавалась, везде это открыто говорю, и Александр Макаров, бывший мэр Томска, слышал, мое мнение опровергал. Был феерический успех "Партии пенсионеров", из-за чего Москва вздрогнула, срочно на выборах в Мосгордуму сняли "Партию пенсионеров" с выборов. Это, конечно, успех не собственно партии – это успех политтехнологов, которые обманули тогда руководство местной "Единой России", втемную развели. С тех пор произошли большие изменения, про Макарова рассказывать не надо. Руководство местного отделения партии смещено, естественно. Будут ли они полностью подконтрольны областной власти или они рискнут демонстрировать лояльность, но при этом свою игру попытаться вести – это зависит от договоренностей областной администрации с Мироновым.
Коммунистов у нас настоящих буйных мало. Понимаете, по большому счету бизнесмену все равно, от какой партии пройти, это же порок системы. Не хочу бросаться словами "политическая коррупция", но когда избирательные фонды всех партий формируются исключительно из вложений крупного по местным меркам бизнеса, то о чем говорить. Если бы они процентов на 40-50 формировались из пожертвований граждан по 2-5 тысяч, это, кстати, можно посчитать вполне реально по местным меркам, хватило бы на избирательную кампанию, тогда понятно, что люди имели бы какой-то контроль над формированием этих списков. Когда они таким образом формируются, о чем тут говорить. Разница только в риторике иногда.

Михаил Соколов: Предстоят муниципальные выборы. Что можно ожидать на них?

Евгений Красноперов: Поскольку теперь рекомендовано быть более демократичными, даже Сурков рекомендует, то рекомендации будут выполнены. Тем более, в Томске легче выполнить, чем в каком-то другом регионе. Все это еще не забыто.
Что касается расклада, я говорю: в ЛДПР полностью смена, в "Справедливой России" полностью смена, в "Единой России" был очень мощный фактор, воздействующий на местных единороссов – это политическая конкуренция губернатора и мэра. Сегодня она как фактор устранена. То есть решения будут по депутатскому списку принимать в одном центре, а не два как раньше бодались. Кризис скажется, конечно.
Я не думаю, что единороссам удастся повторить успех, который был продемонстрирован на федеральных выборах последних в думу, но при этом понятно, что они получат большинство. У них длинная скамейка запасных, все бизнесмены идут в партию власти, они выставят массу мажоритарников. Там действительно сильные есть депутаты.
При этом я все-таки думаю, что где-то наполовину персональный состав сменится, на сути решения это вряд ли отразится. Еще ряд факторов, если СПС на прошлых выборах с "Яблоком" солидаризировались, внесли какую-то свежую струю, то сегодня я больше чем уверен, что "Правое дело" просто не сможет принять участие в выборах, а если примут, то им ничего не светит.
Что касается коммунистов, они ничем не отличились, но электорат у них ядерный стабильный. Ничего по большому счету они не предложат.

Михаил Соколов: Какие-то силы есть за пределами этого стандартного набора зарегистрированных политических партий?

Евгений Красноперов: Есть два принципиально разных варианта выборов. Либо все решения принимаются в одном центре, и это такая групповая игра. Либо находится второй ресурсный центр, который обладает финансовыми возможностями, организационными, кадровыми, как это произошло на выборах мэра. Понятно, что он теневой, скрытый, невидный, но это бизнес, который по каким-то репутационным, еще каким-то причинам не смог встроиться в эту вертикаль, у него есть проекты и ему надо выгрызть место под нашим тусклым зимним солнцем. Вот если второй ресурсный центр образуется, выборы мэра показали, что все есть, оказывается, для этого. Есть бизнес-структуры именно такого плана, есть оппозиционные политики, которые тоже никак не могут встроиться в эту вертикаль, а хочется, и по риторике хочется. То есть быстро возникает общность интересов осознанная.
И ресурсы может быть локальные, но оказывается, что их очень даже хватает для проведения кампании, более того, для ее административной защиты. У нас же вертикаль горизонтальными ходами вся изрыта. И электорат есть, который отчасти из принципа голосует, а отчасти не понимает, что за этим стоит.
Вот если такой ресурсный центр образуется, то выборы могут быть конкурентными очень. Понятно, что риторика опять будет с двух сторон популистская, а реально будут за этим стоять бизнес-интересы. Но может и не реализоваться. Потому что на одного человека на выборах мэра проще организовать эти ресурсы, их меньше надо. Здесь все-таки 36 депутатов, можно локально устроить сопротивление, сколько-то провести, но стоит ли овчинка выделки?

Михаил Соколов: Факторы самого губернатора, факторы Кресса. А как вы оцениваете, все-таки он управляет регионом с 91 года, и сейчас такие люди стали уходить, несмотря на успехи. Как его здесь рассматривают?

Евгений Красноперов: Последние лет 10 ходят слухи, что уходит послом. Слухи – показатель того, что никуда он не уходит. В истеблишменте, среди журналистов даже темы нет отношения как к хромой утке. Есть твердая уверенность, что человек достаточно долго будет руководить регионом. Откуда эта уверенность? Я ее, честно говоря, разделяю. Есть какие-то законы политического долгожительства. С Ельциным сработался, с Путиным, не без трений, но тоже сработался, с Медведевым после встречи со студентами томских вузов тоже сработался.

Михаил Соколов: Еще поработает?

Евгений Красноперов:
Я думаю, да.

Михаил Соколов: Пока я готовил эту передачу, случилось предсказанное: многомиллиардный проект инновационного города пристроили в удобное для олигархов подмосковное «Сколково», назначили куратором создания силиконовых яиц, из которых вылупится инновационное будущее миллиардера Виктора Вексельберга.
Гендиректор телекомпании ТВ-2 Виктор Мучник совсем не расстроен.

Виктор Мучник: Я не думаю, что кто-нибудь из думающей публики ожидал, что здесь будет в Томске построен город-сад. Были определенные надежды на возможность привлечения инвестиций. Поскольку есть такая вещь как томская внедренческая зона, уже она реально существует, даже там есть некоторые резиденты с вполне реальными проектами. В принципе, на мой взгляд, для Томска все это неплохо. Если какие-то инвестиции будут – хорошо, если не будет, думаю, Томск это переживет. Иллюзий особых ни у кого нет. Есть люди, которые более-менее внимательно эту тематику отслеживают, соответственно, таких уж больших разочарований нет.
Единственное, что ощущение было у журналистов, у меня, когда я смотрел, эмоциональное ощущение от тех людей, которые приехали, которые здесь были, ощущение очень большой усталости. Это поколение людей, которые бизнес делали в 90 годы, которые рисковали, которые при всех их различиях, при всем том, что это бизнес окологосударственный был, знаем, как он складывался, этим людям не откажешь в энергии в тот момент, когда они все делали. А сейчас было ощущение, что уставшее поколение, на мой взгляд, такая историческая усталость. В этом смысле, конечно, для меня это огорчительно.

Михаил Соколов: Московская проолигархическая система выдала ожидаемый усталым поколением бюрнеса результат.
А Томск же, и может быть это и неплохо, останется университетской столицей Сибири, городом с особой атмосферой, о которой я и рассказывал.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG