Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Генеральная прокуратура Российской Федерации взяла под контроль расследование двух взрывов в Дагестане. Накануне в городе Кизляр произошли два взрыва, в результате которых погибли двенадцать человек и 37 получили ранения.

Вот что рассказал корреспондент Радио Свобода в Дагестане:

– По расследованию теракта особых новостей пока нет. Установлена личность подозреваемого в совершении второго взрыва, но и тут есть какие-то разночтения: следственный комитет называет одну фамилию, УФСБ и МВД – другую. Мощность взрывного устройства, сработавшего в машине, составила 200 килограмм в тротиловом эквиваленте, это уже установлено точно. Мощность пояса шахида при втором взрыве - 1,5 килограмма. Обе бомбы были начинены поражающими элементами. Состояние пострадавших остается стабильно тяжелым. Семнадцать человек перевезены вертолетами и автотранспортом в госпитали Махачкалы, в Кизляре в больнице остается девять пострадавших.
Сегодня полпред президента в Южном федеральном округе Александр Хлопонин проведет в Махачкале внеплановое совещание с главами субъектов Северо-Кавказского федерального округа. Будут обсуждаться меры безопасности, предпринимаемые в округе, в связи с последними терактами. Возможно, в совещании примет участие и министр внутренних дел РФ или глава Следственного комитета.

Еще ночью в Дагестане произошел очередной взрыв - в селении, расположенном в Хасавюртовском районе. Взорвался автомобиль, предполагается, что в машине сработало перевозное взрывное устройство. Два человека погибли, один получил ранения и пока не может быть допрошен. Ведется расследование.

– А что можно сказать об обстановке в регионе? Меры безопасности остаются повышенными?

– Меры безопасности повышены с середины 90-х годов. Все наряды дорожно-патрульной службы работают в обязательном сопровождении омоновцев. Любые милицейские мероприятия по городу проводятся в сопровождении специальных огневых группы. Все места социальной инфраструктуры, социально значимые объекты, школы, здания районных и городских отделов внутренних дел находятся под усиленной охраной. Так что усиливать просто некуда.

Активность милиции и спецслужб после взрывов в московском метро и в Кизляре отмечена не только в Дагестане, но и на всем Северном Кавказе. Например, в Ингушетии начали проверять семьи боевиков, чтобы выяснить причастны они или нет к этим терактам. Как проходят проверки и не нарушаются ли при этом права людей? На этот вопрос ответил один из лидеров ингушской оппозиции Магомед Хазбиев:

– Само проведение таких проверок уже является нарушением. На невинных людей просто так ставится клеймо ваххабизма, пособников террористов. Евкуров мгновенно решил проявить инициативу и стал проверять всех в республике. У нас не нашлось руководителя, который в ответ на высказывания федеральных служб, кремлевских чиновников жестко сказал бы: хватит оскорблять целый народ! Терроризм не имеет национальности!

– А почему на Северном Кавказе существует вооруженное подполье?

– Логичнее было бы спросить - кто это подполье создал? Ведь не было его раньше. Кто устроил террор на Кавказе, кто убивал семьи, насиловал женщин, издевался над детьми и стариками? Кто это сделал, кто породил террор? Думаю, это порождение российских спецслужб и горе-политиков. До тех пор, пока эта грязная политика двойных стандартов по отношению к кавказским народам не прекратится, ряды бандподполья будут только пополняться.

А вот как на этот же вопрос ответил редактор интернет-издания "Кавказский узел" Григорий Шведов:

– Вооруженное подполье существует по двум причинам. Первая – массовые и грубые нарушения прав человека, похищения, пытки, убийства. Все это провоцирует протестную часть общества на более активные действия. Например, на теракты за пределами Северного Кавказа. А ведь многие из них еще в недалеком прошлом не были готовы взять в руки оружие. А вторая причина –наличие идеологии, связанной с построением религиозного государства и с представлением о необходимости вооруженной борьбы с Российской Федерацией.

– При каких условиях вооруженное подполье перестанет существовать? Можно ли на это надеяться?

– Надеяться – бессмысленное занятие. Нужно работать для того, чтобы люди, которые взяли в руки оружие, добровольно его сложили и нашли возможность мирным путем реализовывать свои идеи. Для этого в стране нужно существенным образом пересмотреть те ограничения демократических прав и свобод, которые в России приняты, а на Северном Кавказе вызывают протестные настроения. В частности, это касается свободы совести, свободы религии.

– Насколько велика вероятность новых терактов?

– Велика и даже очень.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG