Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Этой весной в российскую армию будут призваны 270 тысяч граждан в возрасте от 18 до 27 лет. Чтобы укомплектовать российскую армию, необходимо призвать не менее 700 тысяч "срочников". Об этом неоднократно заявляли чиновники Минобороны. Однако ситуация такова, что и тот план, который утвержден на весенний призыв-2010, военкоматам не осилить. Одна из причин - отказ генерального штаба МО России от реализации федеральной программы о переходе на контрактную службу.

Владимир Кара-Мурза: В России стартовал весенний призыв. На службу в армию будут призваны 270 тысяч человек. В минувшем году только 68% граждан, явившихся на призывные пункты, были признаны годными к военной службе или годными с незначительными ограничениями. К примеру, в 85 году это число составляло 94%. Об этом сообщил журналистам начальник главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба вооруженных сил Василий Смирнов. В последние годы постоянно растет число призывников с высшим образованием. Так за период с весеннего призыва 2009 года до осеннего призыва это число выросло с 31 тысячи до 43 тысяч человек. Этой весной 18-летние выпускники школы и абитуриенты, не успевшие поступить в вуз, придут служить в армию, несмотря на давние обещания властей решить этот вопрос. Законопроект, дающий абитуриентам небольшую отсрочку, подготовлен, но Государственной думой еще не обсуждался. Российский Генштаб советует 17-летним выпускникам школ поторопиться с поступлением в вуз, поскольку отсрочка от службы в армии на абитуриентов не распространяется. О том, какие проблемы ставит перед российским обществом начавшийся весенний призыв, мы говорим с Виктором Литовкиным, военным аналитиком, ответственным редактором "Независимого военного обозрения", Валентиной Мельниковой ответственным секретарем Союза комитетов солдатских матерей России и Виктором Алкснисом, полковником запаса, бывшим депутатом Государственной думы и народным депутатом СССР. Каковы главные особенности начавшегося призыва?

Валентина Мельникова:
Как всегда уже есть жалобы на то, что не берут медицинские документы, не берут у ребят справки, что у них инвалиды-родственники нуждаются в помощи и уходе, даже тех, кто уже признан был в прошлый призыв негодным к призыву, сейчас пытаются комиссии субъектов федерации все равно признать годными. Я работаю с разными регионами, и по Татарстану, по Красноярску, и по другим субъектам, у нас есть такие жалобы. Я думаю, что если ГАМУ будет так же халатно относиться к своим обязанностям, опять уйдут в войска больные, опять будет госпитализация бесконечная, опять отправят этих ребят, у которых маленькие дети, которые имеют право служить вблизи местожительства семьи, отправят за Можай, и мы опять будем писать начальнику Генштаба: просим срочно перевести согласно 30 приказу. Не работает ГАМУ, безответственные военкоматы, которые теперь называются отделами военного комиссариата субъекта федерации, где одни гражданские люди, гражданский персонал. Кто будет заниматься, кто будет контролировать? Пока военная прокуратура говорит, что они по-прежнему будут контролировать. Я не знаю, как это все пойдет. Мы собственно ориентированы на то, что граждане сами должны знать, что происходит, сами знать свои права и технологию, как взаимодействовать с призывной комиссией для того, чтобы получить законные свои решения.

Владимир Кара-Мурза: Какую специфику этого призыва вы усматриваете?
Ничего не изменилось в положении солдат срочной службы. Он как был "рабом" государства, как был бесправным совершенно человеком, к которому относились как к пушечному мясу, так и остается

Виктор Литовкин: Я думаю, что самая яркая черта этого призыва в том, что военная реформа или придание нового перспективного облика вооруженным силам, который уже два года идет в войсках, она никак не отражается на солдатах срочной службы. Ничего не изменилось в положении солдат срочной службы. Он как был "рабом" государства, как был бесправным совершенно человеком, к которому относились как к пушечному мясу, так и остается. Дело в том, что сегодня солдат срочной службы отправляют в горячие точки и говорят о том, что в законе не предусмотрена льгота для солдат срочной службы, а раньше говорили о том, что там должны служить только контрактники. Правда, обещают не отнимать сотовые телефоны и отвести специальное место в воинской части, чтобы человек звонил по телефону домой, сообщал. Обещают, что солдатам теперь разрешат ходить в увольнение в гражданской одежде. Но это все попытки декоративной либерализации солдат срочной службы, которые не имеют ничего общего с настоящей заботой о человеке в военной форме, личности в военной форме. Я говорю не только о солдате, но и об офицере, и вообще о военнослужащем.

Владимир Кара-Мурза: Удачно ли, по-вашему, развивается реформирование призывной системы?

Виктор Алкснис: Я очень удовлетворен, что на днях прозвучали откровения высших руководителей нашей армии о том, что переход на профессиональную армию провалился, и что это не является панацеей от всех бед. У нас есть в обществе две вещи, в которых все разбираются – это в футболе, то есть если бы человека любого назначить тренером сборной России по футболу, он наверняка бы привел ее к победе на Чемпионате мира, и в армейских проблемах. Когда предложить обсудить проблемы или ядерной физики или высшей математики, то я не думаю, что многие бы согласились. Но почему-то в проблемах армии разбираются все. Вот сейчас господин Литовкин говорил по поводу косметических реформ, о том, что разрешили мобильными телефонами пользоваться, я хочу сказать господину Литовкину, что эти мобильные телефоны теперь приведут к всплеску дедовщины в армии. Потому что не все, к сожалению, солдаты смогут иметь при себе телефоны мобильные. Кто-то будет у кого-то отбирать - это новые уголовные дела, новые проблемы, новые крики правозащитников или солдатских матерей - опять дедовщина. То же самое с гражданкой. Кто-то может себе позволить иметь костюм хороший, дорогой, а кто-то нет. У этого, у кого нет, у него есть мускулы, он может себе позволить отнять у этого человека его красивый костюм. Все эти косметические изыски, которые сегодня внедряются в армии, ни к чему хорошему они не приводят. Армия – это сложнейший механизм, и чтобы ею управлять, нужны грамотные профессиональные люди. Но к сожалению, сегодня армией управляют дилетанты, к сожалению, на армию влияют люди, которые совершенно ничего не понимают в этих вещах, и поэтому все эти дела вокруг призывной армии оканчивается тем, что мы имеем. Сегодня армия Российской Федерации практически перестала существовать, она небоеспособна, она не способна выполнить никакую задачу боевую. В этом виноваты в том числе сидящие в студии.

Владимир Кара-Мурза: Павел Фельгенгауэр, независимый военный обозреватель, отмечает особенности нынешнего призыва.

Павел Фельгенгауэр: Сейчас призывают чуть ли не половину – это люди старше 21 года, во всяком случае в Москве. В Москве, кстати, призыв увеличился многократно. То есть сейчас призывают выпускников вузов, 17-летних призывают мало, потому что их мало уже и есть. Когда кончится этот запас выпускников вузов, у нашей армии будет большой кризис контингента. Призывная система на один год ничего не дает, а контрактная система, все эти программы, проекты провалились. То есть нас впереди ждет серьезный кризис. Это будет не этот призыв, не следующий, а дальше точно. Не будет реальных проблем, но будут усиливать, поскольку планы поставлены очень напряженные, то, очевидно, будет нарастать всякая полицейская активность, будут отлавливать, искать. Число уклонистов уже большое, будет нарастать.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG