Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские регионы: сегодня речь пойдет о Санкт-Петербурге


Ирина Лагунина: Напомню идею цикла «Российские регионы». Это – анализ состояния отдельных районов, их экономики, качестве власти и состояния, в том числе протестного состояния общества. Сегодня речь пойдет о Санкт-Петербурге, городе особом – не только потому, что это вторая столица, но и потому, что питерская команда управляет в настоящее время всей Россией. В беседе принимают участие доктор географических наук Наталья Зубаревич и Борис Вишневский, обозреватель «Новой газеты». Цикл «Российские регионы» ведет Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Что происходит в самом городе, как Питер выглядит на фоне других регионов Российской Федерации с точки зрения экономики и качества жизни?

Наталья Зубаревич: Это уникальный случай того, как город был выделен в качестве объекта особой поддержки. Сегодня я буду говорить о том, что дает искусственные преимущества, хотя у Питера полно объективных преимуществ, очень выгодное географическое положение, но они очень плохо работали, потому что все было перетянуто на Москву. И вместо децентрализации был сделан клон, еще одна Москва на севере с особым режимом только не за счет того, что было в Москве, где сидят все крупные компании, думали, мы. Но оказалось, что именно из-за того. Начался перевод штаб-квартир крупных корпораций в Санкт-Петербург. Кстати, должна сказать, что из крупнейших не шел никто, шли подразделения, причем, как правило, не самые прибыльные. Результатом этого был рост доходов бюджета города за пять лет шесть раз - это один из самых высоких темпов ростов в стране. И в кризис Питер входил с бюджетом в 340 миллиардов рублей, хотя все равно он был в четыре раза меньше московского бюджета, которой никто не помогал, но в ней сидят главные налогоплательщики.
Что дало это особое преимущество городу Петербургу? Первое: город очень сильно вошел в кризис. Спад тяжелый - промышленное производство минус 20, промышленные инвестиции минус 21, ввод жилья минус 19%. То есть особые преимущества здесь не помогли, но они помогли сохранить бюджетные доходы. И если мы берем все регионы, то в них уровень поддержки, повышения поддержки из федерального центра был на треть, то есть рост трансфертов, то Питеру помогли на 60%, благодаря чему город чуть мягче прошел кризис по бюджетным ограничениям.
Но когда вы пользуетесь такой особой поддержкой, это всегда создает дефекты. Первый дефект: абсолютно, на мой взгляд, непонятный профиль развития города как промышленного центра. И кризис показал, что промышленные функции города отмирают в первую очередь, потому что в таких больших городах они не слишком эффективны. Второе – это неэффективное расходование средств. Если вы живете на особом режиме, то можно, как это было сделано в 2009 году, увеличить расходы на госуправление на 24%, хотя в среднем по стране они сократились по регионам на 4%. Можно было, что меня, кстати, поразило, уменьшить объем социальных выплат населению на 1%, хотя в целом по стране он вырос по регионам на 29%. И плюс к тому еще, тут надо обсуждать, есть плюсы и минусы, расходы по ЖКХ в Санкт-Петербурге за 9 год рухнули на 42%, то есть почти вдвое. Безусловно, в этих расходах есть очень значительная составляющая неэффективных расходов, но такой обвал говорит о том, что в городе плохо работает система управления.

Игорь Яковенко: Спасибо, Наталья Васильевна. Борис Лазаревич, вот седьмой год в Санкт-Петербурге руководит Валентина Матвиенко. В прошлом году местное отделение "Солидарности" опубликовало доклад "Матвиенко. Итоги", в котором был, пожалуй, главный вывод сделан о том, что город при Матвиенко превращен в антисоциальную местность. Вы согласны с этим выводом?

Борис Вишневский: Этот вывод не является очень уже оригинальным. То, что называется этим докладом - это такой вольный пересказ публикаций СМИ за последние годы и там подтверждается очевидный факт, что эти шесть с половиной лет правления Валентины Ивановны, они привели к тому, что власть работает в своих собственных интересах, но не в интересах населения. То качество власти, которое есть на сегодня в Петербурге, я бы оценил как крайне низкое по одной простой причине: ее линия основная – это полное игнорирование общественного мнения по любым вопросам, каковы бы они ни были. Вот опять возвращаясь к крупным налогоплательщикам, у нас тут зарегистрировано одно из подразделений компании "Газпром" "Газпром-нефть", бывшая "Сибнефть" и уже несколько лет подряд нам рассказывают, что они так много денег платят в наш бюджет, что мы за это великое благодеяние должны позволить им построить известную всей стран 400-метровую башню "Охта-центра". Я специально занимался экономическим исследованием этого вопроса, выяснилось, что от "Газпром-нефти", вообще от всех подразделений "Газпрома", зарегистрированных в Петербурге, нам попадают вовсе не 15% нашего бюджета, как они говорят, а только 6, более того, часть этих денег и довольно большая возвращается им обратно. Потому что как большой инвестор Газпром по петербургскому закону получает право на серьезные льготы по налогам. Выясняется, что, скажем, за 10 лет эти льготы составят ровно 600 миллиардов рублей, которые стоит эта башня.
Все протесты общественных организаций, граждан, оппозиционных политических партий и организаций против того, чтобы уродовался исторический облик города, они ничем абсолютно не заканчиваются. Наверное, самый яркий пример крайне низкого качества власти в Петербурге - это нынешняя зима. Я думаю, что любой, кто посещал наш город в январе, приходил в ужас, потому что в нем можно было снимать фильмы о блокаде, причем особо ничего не ретушируя. Год назад рассказывали, что закуплена новая техника, потрачены огромные средства, город полностью будет готов к новым зимам, нынешняя зима, как всегда, пришла неожиданно, только сейчас все это запасы снега потихоньку начинают исчезать естественным путем, потому что небольшую часть администрация смогла убрать. И очень характерно, когда город завалило снегом перед новым годом, после нового года на 10 дней все начальство из города просто исчезло. Кто руководил, не очень понятно, но понятно, что никто ничего не делал.
В ЖКХ действительно вкладываются огромные средства, хотя их объем за последнее время упал, только качество работы этой системы совершенно не улучшается и опять же это видит каждый, кто живет в обычном, а не элитном петербургском доме, кто выходит во двор и кто видит, что платит за квартиру все больше, наши жилищно-коммунальные тарифы растут исправно, увеличивать их власти не забывают никогда, но улучшать качество работы, на мой взгляд, в голову не приходит. Нет никакого стимула, если с людей можно брать все больше и больше денег, то зачем лучше работать, деньги все равно будут уплачены. Зато, скажем, тот малый бизнес, который мог бы вытащить город из кризиса, как это происходит во всех странах в кризисные периоды, он задавлен, он всячески притесняется, поскольку администрация Матвиенко лоббирует интересы крупного бизнеса, крупных торговых сетей, например, поэтому малый бизнес отовсюду изгоняется, откуда только можно, под крики, что надо следовать цивилизованным европейским стандартам.

Игорь Яковенко: Борис Лазаревич, все-таки за 7 лет Матвиенко ничего совсем хорошего не сделала? Спустя много лет некоторые столичные функции возвращены в Питер, Конституционный суд переехал. Совсем не испытываете гордость за родной город в этой связи?

Борис Вишневский: Вы знаете, я гордость за родной город испытываю, потому что он есть, потому что я в нем живу, потому что наши предки его построили, его отстаивали, вот эту гордость я, конечно, испытываю. А вот гордость от того, что туда переехали столичные подразделения, я не испытываю никакой. Мне не нужно жить в такой столице. Я бы хотел, чтобы в нашем городе было бы нормальное качество жизни, чтобы мои дети могли получить нормальное образование, чтобы на улицах было чисто и безопасно. Вот в этом случае я эту гордость испытывал бы в значительно большей степени. Для меня Петербург самостоятельная ценность.
И главное не то, что упущение, а преступление городской администрации то, что разрушается исторический центр в Петербурге, что больше и больше домов в центре признаются аварийными, сносятся, на их месте возникает новодел, элитное жилье, бизнес-центры, гостиницы. Потому что для нашей власти это город чужой и, видимо, они считают, что город - это территория, которая обладает большой инвестиционной привлекательностью и очень здорово, если очистить от населения, тогда можно было бы все распродать, получить на этом деньги. Я был бы горд за Петербург, если бы город тратила ресурсы, в том числе налоги, на то, чтобы сохранить уникальный исторический облик.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, Матвиенко все-таки сильный лоббист или приход питерской команды автоматически создал режим максимального благоприятствования по отношению к этому городу?

Наталья Зубаревич: Во-первых, этот режим возник не сразу, он оформился в году 2003-2004. Но я оцениваю лоббистские усилия Валентины Ивановны очень сложно по одной простой причине. Когда встречное движение в помощь очень сильно, то где тут это ее лоббизм, где содействие федеральных властей, разделить довольно трудно. То, что у Питера особые преимущества - без сомнения. Но я бы не во всем согласилась с коллегой. Понимаете в чем дело, из Питера нельзя делать только музей, город должен развиваться. И по факту моя основная претензия состоит в том, что не созданы нормальные условия для общественной дискуссии, в какой мере должен сохраняться исторический облик, а в какой мере должны строиться новые гостиницы, они обязательно должны строиться, потому что цены в питерских гостиницах немыслимо вздуты, потому что их мало. Как будут строиться нормальные транспортные развязки. Потому что если это можно сделать в Праге, старейшем городе, где вынесены в сторону от центра, но созданы развязки, отчасти решившие проблему, и в то же время там закрыт проезд в центр для многих видов транспорта, в исторический центр. То есть нужна нормальная профессиональная общественная дискуссия, как не заморозить город в качестве музея, потому что пятимиллионный город не может быть музеем, он должен развиваться.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, именно об этом и говорил Борис Лазаревич - об отсутствии общественной дискуссии, говорил о том, что власть не хочет слушать общество.

Наталья Зубаревич: Но общество тоже должно видеть позиции, которые компромиссны. Второй еще важный момент: любая власть, если она получает основные доходы от крупного бизнеса, смотрит в его сторону. Ровно то же делает мэр Москвы господин Лужков, в некоторых вещах чуть помягче. И отличие Питера состоит в том, что эти искусственно выпавшие на голову города бюджетные доходы не привели к нормальному росту доходов жителей. То есть налоги, поступающие от заработных плат, составляют не ту часть, при которой власть думает о том, каковы настроения ее избирателей.
XS
SM
MD
LG