Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Богослужения в Михайло-Архангельском храме



Марина Тимашева: В Иркутске для прихожан открыли Михайло-Архангельский храм. Почти 70 лет в нем не проводились богослужения. Рассказывает Екатерина Вертинская

Екатерина Вертинская: Иркутская Михайло-Архангельская церковь с двухсотлетней историей, знаменита, прежде всего, тем, что в 1904 году в ней венчался адмирал Александр Колчак с Софьей Омировой. Первоначально планировалось, что венчание пройдет в Петербурге, но до него Колчак не доехал: после возвращения из экспедиции по поискам Санникова он добился разрешения ехать в Порт Артур, на Русско-Японскую войну. О том, как все же состоялось венчание, мне рассказала экскурсовод Галина Майорова.

Галина Майорова: Узнав о том, что Колчак опять не возвращается в Петербург, что опять откладывается свадьба, Сонечка убеждает отца, уговаривает, и они едут сюда, в Иркутск. Приезжают в Иркутск, останавливаются в гостинице. Она ждет, Колчака нет. Она в Иркутске садится на почтовую тройку, едет до Якутска. В Якутске нанимает собак, и на лайках едет навстречу Колчаку. И в Усть-Янске она в гостинице его застает. Они едут в Иркутск и четвертого числа они венчаются в этой церкви.

Екатерина Вертинская: С Михайло-Архангельской церковью Галина Владимировна познакомилась задолго до того, как стала водить сюда туристов на экскурсии, чтобы рассказывать о венчании Колчака. Когда она была студенткой, в здании храма располагалось общежитие Классического университета, в котором Галина училась. Вот, что она рассказала о своих первых впечатлениях от Храма.

Галина Майорова: Я помню эти длинные, высокие, узкие окна и огромные подоконники. Подоконники, на которых мы сидели по два-три человека, совершенно спокойно. У нас в женском туалете была дверь, и я, приглядевшись к ней, увидела, что это вниз головой обращенная икона, но на какой сюжет, я не помню. То ли это Божья матерь была, то ли ангел. Она уже полустертая была.

Екатерина Вертинская: Храм без должного ухода постепенно начал разрушаться. Общежитие заменило книгохранилище университетской библиотеки, но и его впоследствии оттуда убрали. И десятилетия здание пустовало. Об этом периоде мне рассказал иркутянин Григорий Красовский. Сегодня он является членом регионального отделения “Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры” и возглавляет инспекцию по контролю за состоянием и реставрацией памятников. Волею судьбы он уже 45 лет живет в двух шагах от Михайло-Архангельской церкви. История его собственной семьи связана с этим храмом: прабабушка Григория Екатерина Морозова, дочь знаменитого ювелира, венчалась здесь с Николаем Валуевым. Годами церковь разрушалась, не только от погодных условий, но и от рук иркутян. Защитить от посягательств на Святыню, для Красовского было делом чести.

Григорий Красовский: Были случаи, когда там разжигали костры. Я вызывал пожарных, приезжали пожарные, тушили. Но пламя полыхало в полную силу. Возможно, и сгорел бы этот храм. Ой, я думаю, слава Богу, что удалось спасти его от пожара. Были у меня и чертежи, найденные, кстати, в этом храме. Я отдал их реставраторам, чтобы посмотрели, какой он был ранее. Отнимал я и цепи церковные, которые тащили бичи на металлолом, чтобы сдать.

Екатерина Вертинская: Храм чудом удалось сохранить, историки в голос говорят: “Еще чуть-чуть и его бы уже не спасли”. Приступить к реставрации смогли только в 2005-ом. Спустя год на колокольне Михайло-Архангельской церкви появились первые колокола. Кстати, у этого храма несколько названий, его еще именуют Харлампиевским. Один из пределов носит имя этого святого. Называют также Градо-Иркутской церковью и Морским храмом. Построен он был как раз на средства тех людей, которые осваивали эти далёкие земли и делали на этом свои купеческие, торговые капиталы. Именно в Харлампиевский храм все путешественники шли за благословением. Экскурсовод Галина Майорова отмечает, что и внешне Храм напоминает корабль.

Галина Майорова:
Алтарь – это нос, потом идет храмовая часть, вроде бы как остов корабля, и заканчивается звонницей. По архитектуре я бы не сказала, что это красивая церковь, она не крестово-купольная.

Екатерина Вертинская: Другую точку зрения, относительно архитектуры этого Храма мне рассказал историк Вадим Соколов. Он, как и Григорий Красовский, живет по-соседству с Харлампиевской церковью.

Вадим Соколов: Почему он был построен? Скорее всего, это отразило общую тенденцию успехов наших купцов, мореплавателей. Потому что 18-й век это был расцвет путешественников. И это дало изумительный результат в архитектуре, то есть возник новый стиль, так называемый, русский стиль морских открытий. Это только здесь, в Сибири встречается, в Иркутске, больше, пожалуй, нигде. В таких храмах отражался больше всего пафос этих купцов, которые сделали большое дело и решили в Храме это отразить. Эти храмы не просто возникли. Для них есть аналоги, и находятся они, прежде всего, на севере России, в частности это город Тотьма, это церковь Рождества Христова, и на Урале в Великом Устюге. Это памятники барокко, которые были созданы в 70-е - 90-е годы 18-го века, и являлись образцами для подражания при строительстве иркутских храмов. Декоративное оформление фасада представлено в позднебарочных формах. Здесь оконные проемы по низу, над осями этих оконных проемов, если вы подойдете, увидите рельефный орнамент. Он необычный и здесь практически нигде не встречается. Он состоит из криволинейных элементов, и складываются в силуэты, напоминающие восточный головной убор, тюрбан.

Екатерина Вертинская: Еще очень интересную деталь в оформлении фасада отметил Вадим Николаевич, это так называемый картуш. Выглядит он как свиток, и выполнен не налепной техникой, а в кирпиче, то есть выступающие кирпичи создают картуш. Это символ мореплавателей и открытий. Неудивительно, что этот символ появился на Морском храме. Продолжает Вадим Соколов.

Вадим Соколов: Этот храм можно было считать утраченным, потому что большие трещины, проседание фасада, осадка грунта, землетрясения, которые были в Иркутске, они не способствовали его сохранению. Благодаря активной работе Епархии нашей, губернаторов наших и населения, которое активно включилось в процесс восстановления храма, он был восстановлен, подведены новые фундаменты. И по своему размаху, и по ценности, и по значимости это будет один из лучших храмов не только города Иркутска, а я считаю и Восточной Сибири.

Екатерина Вертинская: Если о Харлампиевской церкви, говорить как о живом организме, то можно сказать, что немало она выстрадала за свои века. Но, несмотря ни на что, выстояла и сегодня величественно возвышается белоснежным корпусом над серыми жилыми пятиэтажками, которые ее окружают. Первые молебны после долгого молчания уже прошли. Для полного окончания реставрационных работ необходимо еще года два. Тогда Храм будет открыт полностью и, возможно, как и в былые времена будет принимать в своих стенах до полутора тысяч прихожан единовременно.




XS
SM
MD
LG