Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В российских блогах царят эсхатологические настроения: о чем бы ни говорили авторы – о политике, кинематографе или журналистике, рассуждения завершаются констатацией конца эпохи, конца профессии, нацеленность на неминуемо трагический конец самой жизни рядовых россиян.

Радиожурналист Ксения Ларина делится в своем блоге впечатлениями от церемонии вручения кинопремии "Ника". Ее пост называется "Очарование маразма":

Приятный вечер, конечно, потому что много близких по духу людей. Веселый неугомонный Гусман иногда впадал в прострацию и смотрел на выступающих невидящим взглядом, а потом словно просыпался. Атмосфера вроде привычно-ироничная, но даже проверенные бойцы иногда начинали заваливаться набок от размеренного бормотанья, доходящего со сцены. Во время выступления Гурченко Абдрашитов даже платок достал, утирая слезы (увы, не от умиления, а от безнадежности происходящего), а нетерпимый Смирнов после долгого вызывающего ерзанья и вовсе сорвался с места и убежал в фойе. Андрей Сергеевич Смирнов зажигал во второй части: прям так выскочил на сцену и сказал "Я вас всех ненавижу!" - типа кругом одни покойники и в прямом и переносном смысле, а где же молодые? И перечислил молодых - от Сигарева до Гай Германики, призвал их создать новый союз, а этот прогнивший послать к такой-то матери.

С еще большим пафосом рассуждает о конце российской журналистики Антон Красовкин. Описав беспомощность, которую отечественная пресса проявила при освещении недавних терактов в московском метро, Красовкин риторически вопрошает:

Что требовать от профессии, где главным репортером считается мужчина, который много лет, методично описывает, как лидер нации пописал, где у него заусенец, как он поглядел на Меркель и как Меркель поглядела на него в ответ? Что можно требовать от людей, всерьез сочиняющих многостраничные тексты про значимость такого взгляда Президента на министра спорта, или вот эдакого движения указательного пальца в сторону губернатора Коми. Да чего ждать мне от себя самого, пишущего эти строки не на опийных плантациях Афгана, а на балконе своей виллы в гостинице Four Seasons? Я ведь тоже не поменял билет, не вылетел в Москву первым рейсом, не пробирался с диггерами в метро, не делал расследование.

ЖЖ-пользовательница xanzhar сообщает у себя в блоге, что по данным опроса Фонда "Общественное мнение" больше половины россиян поддерживают идею создания единой базы отпечатков пальцев для всех жителей страны. Xanzhar пытается понять, какие мотивации могут стоять за столь безоговорочной поддержкой:

Лилиана Лунгина, рассказывая о няне своих детей Моте, описывает её подготовку к собственным похоронам. Мотя продумала и подготовила всё: свою одежду, платки для женщин и повязки на рукава для мужчин, и обработала семью Лунгиных так, что они в лютый мороз таки поехали в глухую деревню и похоронили Мотю в полном соответствии со сценарием. Это советско-сталинское поколение - в массе своей бедное и безлюбовное - было невротически зациклено на смерти, потому, видимо, что жизнь была безрадостной и убогой. Очевидно, что сейчас, при всей стабильности, икейно-ашанности и пр., общественное сознание пребывает в старческо-убогом предсмертном состоянии, и народ готов тащиться на анализы и снятие отпечатков с единственной целью - сделать свой труп опознаваемым после теракта. Господа, вдумайтесь. Это же ужасно.

***
В англоязычной блогосфере обсуждают скандал, связанный с нежеланием первых лиц Ватикана расследовать сексуальные преступления, совершенные католическими священниками. Одним из поводов к нему стала публикация в газете New York Times, рассказывающая об американском священнике Лоуренсе Мерфи, который подозревается в педофилии. Тогда расследование дела в Ватикане было замято при личном участии кардинала Йозефа Ратцингера, нынешнего Папы Бенедикта XVI. Пресс-служба Ватикана в ответ выступила с критикой в адрес New York Times, отметив, что глава государства Ватикан обладает дипломатической неприкосновенностью и не обязан отвечать на обвинения. Это дало повод колумнисту New York Times Морин Дауд сравнить политику Ватикана с худшими примерами вашингтонского полит-пиара:

Церковь начала Пасху с оправданий Папы, который больше заботился о защите растлителей малолетних и репутации церкви, чем о несчастных детях. Отложив катехизис, церковь приняла на вооружение свод политических грехов Вашингтона. Вот его правила: во-первых, все новые данные надо объявить старыми и несущественными. Второе: свалить вину на кого-нибудь другого, пусть даже на почитаемого предшественника. Третье: назвать черное белым. Четвертое: сказать, что гомосексуалисты одержимы дьяволом. Пятое: переложить вину на жертв. Кроме того, юристы из Ватикана утверждают, что епископы, допускавшие растления, вообще не работали на Ватикан. Еще скажите, что они работали в "Энрон".

Колумнист Huffington Post, писатель и священник Джеймс Мартин, считает позицию Ватикана, осудившего публикацию в New York Times, недальновидной:

Обвинять прессу – занятие в долгосрочной перспективе неэффективное. Так или иначе, подобные обвинения публика воспринимает как попытку не обсуждать, почему в течение десятилетий не предпринималось должных усилий, чтобы остановить сексуальные преступления. Кроме того, никогда нельзя быть уверенным, что пресса в данную минуту не раскапывает какую-нибудь историю, которая опровергнет все твои возражения. Как гласит пословица, не ссорься с теми, кто закупает чернила бочками. На каждое твое возражение найдется орава репортеров, способных привести контраргументы. Можно возражать и поправлять, но ни в коем случае не обвинять. Я благодарю Бога за то, что он создал светскую прессу, которая по-своему – иногда предвзято, иногда некорректно – заставляет церковь в нашей стране измениться к лучшему.

XS
SM
MD
LG