Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель РС Александр Гостев – о визите Путина в Венесуэлу


Владимир Путин и Уго Чавес

Владимир Путин и Уго Чавес

Российский премьер начал свой первый визит в Венесуэлу. Цель договориться с президентом Уго Чавесом о масштабных проектах по разработке нефтяных месторождений и о поставках в кредит большой партии российского оружия. 2,2 млрд долларов на закупку оружия Чавесу может одолжить Москва.

Планируется, что в Каракасе Владимир Путин встретится и с президентом Боливии Эво Моралесом. Обозреватель Радио Свобода, эксперт по странам латиноамериканского региона Александр Гостев размышляет о важности визита российского премьера.

– Поездку Путина скорее можно считать военно-политической, чем политико-экономической. Большинство наблюдателей сходятся во мнении, что Россия сейчас с помощью топливных и военных проектов стремится вернуть себе утраченный после распада СССР политический вес в Латинской Америке. Венесуэла, по мнению Кремля, – новая Куба. Если провести аналогию с шестидесятыми годами прошлого века – это та дверь, или окошко, через которое можно с тыла пролезть в Западное полушарие или на задний двор Соединенных Штатов.

Чтобы было понятнее, кого Москва выбрала себе в партнеры, приведу несколько цифр.

Первое: объем добычи нефти в Венесуэле, согласно данным "Морган Стэнли", упал с 3 миллионов 700 тысяч баррелей в день в 1997 году (то есть за год до того, как Уго Чавес пришел к власти) до 2 миллионов 200 тысяч. Если мировые цены на нефть в ближайшие годы будут держаться примерно на уровне 90 долларов за баррель, то покрыть этот спад производства за счет высоких цен, на что Чавес рассчитывал еще пару лет назад, не удастся, и Венесуэле грозит кошмарный бюджетный дефицит.

Второе: в результате программы национализации частных предприятий, которую Чавес проводит под лозунгами мирной социалистической революции, общий объем иностранных инвестиций в Венесуэле снизился на 3 миллиарда 100 миллионов долларов США. Западные и венесуэльские предприниматели бегут из страны и переводят все свои активы в более стабильные страны.

Третье: кризис квалифицированных кадров в Венесуэле достиг колоссальных масштабов. От Чавеса и его революционеров бегут не только предприниматели, но и любые высококвалифицированные, а значит – высокооплачиваемые специалисты. Их места занимают полуграмотные активисты правящей Объединенной социалистической партии Венесуэлы и офицеры армии и спецслужб.

В Венесуэле – постоянные отключения электричества, воды и даже бензозаправочных станций. Плюс непрерывно растущая безработица, тотальная коррупция, кошмарный уровень преступности (Каракас вышел на третье место в мире по количеству убийств на душу населения, обогнав Рио-де-Жанейро и Йоханнесбург) и отсутствие гарантий соблюдения прав человека.

– Именно в нарушении прав человека и в преследовании оппозиции режим Чавеса чаще всего упрекают международные правозащитные организации.

– Режим Уго Чавеса – это и есть сам Уго Чавес, человек, который не терпит конкуренции ни в какой сфере. По надуманным обвинениям, порой совершенно фантастическим, он арестовывает журналистов и акционеров частных и независимых от государства СМИ. Зато сам очень любит себя в качестве телеведущего – он ведет собственное авторское телешоу "Алло, президент!" и почти ежедневно выступает вечерами по разным каналам. Он даже может зачитывать сводки погоды, в перерывах рассуждая о том, как называть своих недавних соратников, осмелившихся подвергнуть его критике: "дезертирами" или "предателями революции". От Чавеса отшатываются даже самые верные его сторонники. Например, венесуэльский генерал Альберто Мюллер, который с самого начала был с Чавесом, обвинил его в узурпации власти, создании культа собственной личности, излишнем милитаризме и национализме.

– Что можно назвать главной из миллиардных российско-венесуэльских сделок, о которых идет речь?

– До 2012 года Москва, согласно предварительным данным, вложит в совместное венесуэльско-российское предприятие более 950 миллионов долларов. В этом предприятии 40 процентов акций будут принадлежать России, 60 – Венесуэле. Главный проект, называющийся по имени месторождения "Хунин-6", рассчитан на 25 лет. А общие затраты на этот срок – где-то 30 миллиардов долларов.

Западные эксперты считают, что российские инвесторы не заинтересованы в освоении венесуэльских месторождений, ибо и в самой России их пока хватает, а делают это наполовину под административным давлением Кремля, наполовину – потому, что условия для инвестирования на родине даже более непредсказуемы, чем в Венесуэле.

– В военной области Владимир Путин собирается подписывать какие-то договоры с Чавесом?

– Пока неизвестно. Во время этого визита, по официальной информации, будет обсуждаться возможность российского кредита Каракасу на покупку российского же оружия. Москва за последние годы поставила Чавесу 100 тысяч автоматов Калашникова, полностью перевооружив тем самым личный состав его армии и национальной гвардии, а также 24 истребителя "Сухой-30" и 50 вертолетов. Сейчас Чавес говорит, что ему нужны подводные лодки, БМП, зенитно-ракетные комплексы и почти 100 российских танков. Последнее особенно непонятно – как можно использовать танки в такой стране: в горах, в джунглях, в затопляемой саванне?

Уго Чавес уже приобрел оружия больше, чем ему необходимо в случае войны, и за это оружие он не в состоянии заплатить. Все это – подачки Кремля в обмен на признание политического лидерства Москвы в латиноамериканском регионе. Но Уго Чавес, с его антизападной и часто расистской риторикой, далеко не во всем готов поддержать Москву и Медведева с Путиным – просто потому, что это режимы-антиподы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG