Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

29 марта нас стало на сорок человек меньше


Родители погибшего 20-летнего Максима Мареева на кладбище в селе Кулаково, Подмосковье/

Родители погибшего 20-летнего Максима Мареева на кладбище в селе Кулаково, Подмосковье/

29 марта 2010 года - на этой дате остановилась жизнь сорока человек. Студентка, вынужденная подрабатывать с 9 утра, бабушка 65 лет, работающая курьером, бизнесмен, которого лишили водительских прав – все они ехали на метро в тот роковой день. Досада – самое меньшее, что охватывает при мысли о том, что их могло в ту минуту в метро не быть. Какими были их мечты, радости и огорчения – об этом вспоминают родственники и друзья погибших.

Погибших похоронили в Москве, Подмосковье, Таганроге, Якутске. О них скорбят в Курске, Белгородской области, Таджикистане, Молдавии. Большинство ездили в московском метро каждый день, кто-то был в краткой командировке в столице. Они не знали друг друга. Какие они были - те сорок человек из 6 миллионов, ежедневно пользующихся подземкой мегаполиса?

Всеволоду Макаревичу было 29 лет. Он работал промышленным альпинистом, основал собственную компанию по установке кондиционеров на высотных зданиях. Состоял в сообществе альпинистов, покорил Эльбрус. Мечтал о путешествии в Новую Зеландию, чтобы увидеть птицу киви…

"Он встретил новогоднюю ночь в палатке в лесу. Увлеченный путешественник, Сева постоянно ездил куда-то и покорял горы. Вот в новогоднюю ночь с палаткой ушел в лес", - вспоминает брат Всеволода Евгений.

Родные гордились им, но при этом беспокоились: Сева любил везде отстаивать свои права. "Однажды милиция задержала его друзей из-за отсутствия московской регистрации. Милиционеры при этом очень грубо себя вели. Мы вместе с Севой пошли в отделение милиции разбираться. Я пытался договариваться, а Сева просто начал кричать на них. Он не мог терпеть грубости официальных лиц и неуважения к закону", - рассказывает Евгений.

Именно 29 марта год назад Сева познакомился со своей девушкой Марией. Отметить эту дату они собирались вечером того дня, который стал для него последним.

Всеволод Макаревич
Сева всегда ездил на автомобиле. До тех пор, пока примерно месяц назад его не лишили водительских прав.

"Сева рассказал, что это произошло из-за дорожного знака, который был не виден с дороги, а сразу за знаком стояли сотрудники ГИБДД и штрафовали. Сева отказался платить, тогда они забрали права. Сева считал это несправедливым и подал в суд, хотя, разумеется, мог бы просто дать взятку. Но нет, не мог – его обостренное чувство справедливости просто не позволяло этого. Суд Сева проиграл, и в итоге ездил на метро", - рассказывает Евгений.

И в метро Сева не мог вести себя "как все". Когда недели две назад у пожилого человека случился удар в метро и все шарахались от него, как от прокаженного, Сева подскочил на помощь с другого конца перрона, помог вызвать скорую.

В день теракта помочь он никому уже не смог. 29 марта Всеволод ехал на работу по Сокольнической линии. В 8:30 он позвонил своей девушке Марии прямо из метро (к тому времени уже произошел взрыв на Лубянке): "Почему поезда ходят раз в 20 минут, что случилось? Посмотри срочно в интернете!" Но Мария ничего не нашла в интернете. Сева же очень переживал, когда опаздывал на работу: "Я же начальник! Какой это пример для подчиненных?" И тогда он решил выйти из поезда на "Парке культуры" и перейти на кольцевую линию. Взрыв настиг Севу, когда он выходил из вагона.

Во время взрыва на станции метро "Парк культуры" погибла десятиклассница средней школы №392 Москвы Татьяна Акимова. Девушка стала самой юной жертвой теракта. Она родилась в молдавском городе Фалеште. "Горе очень сильное, она была единственным ребенком у матери", - говорит директор школы.

Ирина Кулдошина


В Якутске похоронили студентку московского вуза, погибшую на Лубянке. Ирина Кулдошина утром 29 марта ехала на работу. 22-летня Ира училась на пятом курсе юридического факультета Московской академии труда и социальных отношений, куда поступила переводом из Якутска. Сдав все экзамены, Ирина писала диплом и, как многие студенты, уже подрабатывала по специальности.

"Она жила в общежитии. Работала на Черкизовском мясокомбинате, в правовом отделе, - рассказывает декан факультета Ольга Волкова. - Она работала по своей специализации – гражданско-правовому договору, и зарекомендовала себя очень хорошо. Ее хотели взять на постоянную работу после написания диплома. И вот трагедия...".

Однокурсники сделали фильм об Ирине, собрав ее фотографии в слайды. Как и любая молодая девушка, Ирина любила покрасоваться: фото в обнимку с деревьями, черно-белые студийные фото, фото в лимузине, фото с праздничным макияжем, с сестрой на Красной площади... "Мы так гордились Ирой, она была красавицей…" - вздыхает Ольга Волкова. "Она всегда улыбалась, была в хорошем настроении, всегда сдавала вовремя экзамены, целеустремленной была, конечно", - вспоминает подруга Ирины Марина Соболь.

"Она любила косметику "Mary Cay", любила украшения...", - говорит Марина. Девушку опознали по кольцам - Ирина оказалась в эпицентре взрыва.

Ирина Кулдошина
"В понедельник в десять утра позвонили с работы в общежитие и спросили, почему Ирина не вышла на работу. Мы позвонили ей на мобильный, но он не отвечал. Мы не придали этому значения, ведь линии были перегружены. Но Ира не появилась и вечером. Тогда стали искать в больницах. В больницах ее не оказалось. Уже во вторник поехали на опознание в морг", - говорит Марина.

"Для нас это была трагедия, - говорит декан Ольга Волкова. - Когда я пришла на работу, на рабочем совещании сказала: "Слава богу, нас это не коснулось" (а я волновалась, ведь основной корпус Академии находится как раз на "красной" линии, на проспекте Вернадского). А позже мне позвонили и сообщили о гибели Ирины". Забрать ее в последний путь приехал отец. Год назад умерла мама Ирины.

Ирине Анатольевне Макаровой в этом году должно было исполниться 65. "Она была любящей мамой, заботливой бабушкой и замечательной свекровью. Других слов нет, очень тяжело сейчас", - говорит родственница погибшей Елена Смирнова. Несмотря на преклонный возраст, женщина работала курьером в одной из московских фирм.

Уроженец Вахшского района Таджикистана, 24-летний Умед Абдурахмонов в Москве жил вместе со своим старшим братом. Он работал в России уже два года помощником каменщика. Дома их ждали безработный отец и четверо братьев и сестер. Мать Умеда четыре года назад скончалась от сахарного диабета. Их большая семья живет в маленькой однокомнатной квартире, приобретенной на заработанные в России средства. Раньше семья Умеда снимала квартиру.

По словам тети погибшего Бозоргул Бобошоевой, при последней встрече Умед говорил о своих мечтах: о большом доме для большой семьи, которую только предстояло создать. "Каждый раз, когда спрашивали Умеда про женитьбу, он отвечал, что условия у нас ужасные и невозможно в таких условиях жениться. У него была одна мечта - купить большой дом", - вспоминает Бозоргул. Они жили бедно, Умед был кормильцем своей семьи.

В последнем телефоном разговоре Умед сообщил тёте, что только что расплатился по долгам, которые образовались при покупке билета в Россию, и что после долгих поисков наконец-то нашел работу. Утро 29 марта, когда он торопился на работу и сел в метро один, не дождавшись брата, стало для него последним.

Илхом Эшонов - дядя трагически погибшего 25-летнего Исмоила Эшонова, родившегося в таджикском Турсунзаде, рассказывает, что его племянник уехал в Москву на учебу. После окончания учебы он остался подрабатывать грузчиком в одной из строительных компаний в Москве. Последний раз Исмоил навещал своих родных в Таджикистане четыре года назад. Родные собирались женить его этим летом и уже сосватали невесту. Исмоил был вторым ребенком, основным кормильцем большой семьи. Односельчанин и друг Исмоила Нодирбек Каршиев работал вместе с ним. Утром 29 марта они вместе сели в вагон метро, направляясь в сторону Лубянки, где и случилось страшное.

Виктор Тихомиров
, 45-летний начальник Центрального узла связи ОАО "Московская объединенная электросетевая компания", обычно ездил на работу очень рано. "В то утро я проводила его до двери. Он был трудоголиком. Не был деспотом, но умел организовать работу. Коллеги высказывались о нем уважительно", - рассказала дочь Виктора Тихомирова.

"Безвременно ушел из жизни опытный профессионал, высококлассный специалист, ответственный, энергичный руководитель, душевный, отзывчивый, доброжелательный человек, замечательный семьянин, отец троих детей. Таким Виктор Александрович навсегда останется в нашей памяти", - говорится в официальном некрологе ОАО "МОЭСК".

Виктор Гинькут
Заместитель начальника тыла Черноморского флота России, капитан первого ранга 43-летний Виктор Гинькут находился в Москве в служебной командировке. У Виктора Гинькута остались жена Аэлита Петровна и дочка Виктория - студентка МГУ имени Ломоносова. "Виктор Витальевич прошел свой путь от курсанта Севастопольского высшего военно-инженерного училища, - говорит пресс-секретарь Черноморского флота Андрей Крылов. - Закончил училище в 1989 году, был командиром моторной группы подводной лодки, командиром подводной лодки БЧ-5, начальником технической службы. А в 2000 году Виктор Витальевич поступил в Академию тыла и транспорта в Москве, которую закончил с отличием в 2002 году. После этого служил командиром боевой базы одного из соединений флота, а в декабре 2009 года был назначен заместителем начальника тыла. О нем как о человеке могу сказать только хорошее. Всегда был вежлив, корректен с подчиненными, и за это его ценили. Убыл в плановую служебную командировку в Москву, там выполнял служебное задание", - говорит Андрей Крылов.

Виктор Гинькут собирался выйти из дома и поехать на метро вместе с дочерью, но не стал будить ее в ранний час...

"Утром он доложил своим начальникам, что едет к ним по служебным вопросам. Больше он на связь не выходил. Вечером сообщили о несчастье, и сослуживцы поехали опознавать тело", - сказал Андрей Крылов.

Виктор Гинькут похоронен в Севастополе. 6 апреля в 20:30 жители Севастополя зажгут памятные свечи на площади Нахимова.


Максим Мареев
Двадцатилетний Максим Мареев учился на двух факультетах МИФИ - кибернетики и экономическом, и уже подрабатывал программистом в банке ВТБ-24. В понедельник утром ехал на работу из Солнцево в Сокольники, по "красной" ветке метро. Как рассказал его научный руководитель Валентин Климов, Максиму через год предстояла защита диплома: "Через год у него должна была быть защита диплома. Мы с ним постепенно готовили курсовые проекты. Видел я его практически накануне этого теракта, как раз у себя в лаборатории. Мы с ним доделали его работу до конца, чему были очень рады. Думали с ним вместе научные статьи писать. В итоге все внезапно оборвалось. Он был очень веселый, жизнерадостный человек, хороший товарищ. Всегда выручал других, если у кого-то что-то не получалось".

Максим уже далеко отъехал от дома, когда вспомнил, что забыл дома мобильный. Максим не поленился - вернулся, взял мобильный, вновь спустился в метро...

"С утра его разыскивали. Человек поехал на работу, не доехал. Звонили мне. Мы искали, обзванивали кого могли. Теракт утром произошел, а где-то к шести вечера стало понятно, что... Сначала на сайте МЧС появилось сообщение, что Мареев Максим погиб. Дальше было опознание, родители ездили. Это большая потеря для семьи, для матери, для его девушки", - сказал Валентин Климов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG