Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нашелся отец террористки?


Родственников подорвавших себя в метро женщин надеются найти с помощью анализов ДНК.

Родственников подорвавших себя в метро женщин надеются найти с помощью анализов ДНК.

Житель Дагестана опознал в террористке-смертнице, подорвавшей себя на "Лубянке", свою дочь. Расул Магомедов опознал 28-летнюю Марьям Шарипову по фотографии, опубликованной в Интернете после теракта, пишет "Новая газета". По его словам, последний раз мать видела дочь 28 марта, за день до терактов. Магомедов характеризовал свою дочь как набожного, но не радикальных убеждений человека. "Я полностью исключаю возможность того, что кто-то мог ее психологически обработать. Она сама имела диплом психолога", - подчеркнул он.

Официального подтверждения или опровержения причастности Марьям Шариповой к теракту в Москве пока нет. Между тем накануне силовики, по некоторым данным, провели обыски в родном дагестанском селении второй шахидки, 17-летней Дженнет Абдурахмановой (она же Абдуллаева), подорвавшейся на "Парке культуры".

Житель селения Балахани Унцукульского района Дагестана Расул Магомедов сам вышел на журналистов. О том, что он ищет выходы на московскую прессу, корреспонденту "Новой" сообщили дагестанские журналисты. В ходе разговора Магомедов сообщил, что знакомые прислали ему на телефон фотографию его дочери со словами: "Она была в метро". Это был широко разошедшийся по новостным сайтам снимок головы смертницы, которая, как полагает следствие, взорвалась на станции метро "Лубянка".

"Я и моя жена сразу же узнали нашу дочь Марьям, — сказал отец. — Когда жена видела нашу дочь в последний раз, на ней был тот же красный платок, что и на фотографии. Уже несколько дней мы не знали, где она находится". Расул Магомедов хочет, чтобы дальнейшие события проходили публично и помогли понять, каким образом его единственная дочь оказалась на станции метро "Лубянка". Магомедов уже сделал соответствующее заявление прокурору Унцукульского района.

Как рассказал Расул Магомедов, последний раз он видел свою дочь вечером 26 марта. На следующее утро он уехал по делам в Махачкалу, куда в воскресенье 28 марта Марьям приехала с матерью на рынок. Днем Марьям сказала, что пойдет навестить подругу. Спустя пару часов позвонила матери и сказала, что с ней все в порядке, и она сама вернется домой. Больше родители ее не видели.
Мы даже не можем предположить, каким образом Марьям могла оказаться в Москве. Да, она была набожна. Но никогда не высказывала радикальных убеждений.


Марьям Шарипова (всем детям в этой семье дается фамилия Шариповы - по имени деда) родилась в 1982 году в селении Балахани в семье учителей. Отец всю жизнь преподавал русский язык и литературу в местной школе, мать — там же биологию. Эту школу Марьям и окончила. Затем поступила в Дагестанский педагогический университет, который окончила с красным дипломом в 2005 году. Имела два высших образования: математическое и психологическое. После окончания университета вернулась в Балахани. С 2006 года преподавала информатику в местной школе. Жила дома с родителями.

"Мы до сих пор не можем в это поверить, — говорит Расул Магомедов. — Я бы очень хотел, чтобы следствие сумело установить объективную картину произошедшего. Мы даже не можем предположить, каким образом Марьям могла оказаться в Москве. Да, она была набожна. Но никогда не высказывала никаких радикальных убеждений. Я полностью исключаю возможность того, что кто-то мог ее психологически обработать. Она сама имела диплом психолога. Постоянно жила с нами дома, в селении, работала учительницей в школе. И всегда была на виду".

Как пишет "Новая газета", семья Магомедовых-Шариповых попала в поле зрения дагестанских силовиков два года назад. Одного из братьев Марьям, Ильяса Шарипова, задержали в мае 2008 года. Сначала его обвинили в хранении гранаты, потом в похищении человека, затем в причастности к незаконным вооруженным формированиям. Однако следствие так и не сумело ничего доказать. В доме Расула Магомедова в Балахани постоянно проводятся обыски, а самого хозяина неоднократно вызывали на допросы. Последний раз — 4 марта, когда заместитель начальника УФСБ Анвар Шамхалов лично приехал за Магомедовым в Балахани и отвез "на прием к министру внутренних дел Дагестана Али Магомедову". С министром ему так и не дали встретиться, однако сообщили, что у министра есть информация, что его дочь Марьям является женой лидера Губденского джамаата Магомедали Вагабова.

"Я в тот же день спросил у дочери, правда ли это, — говорит Расул. — Однако она сказала, что никакого отношения к подполью не имеет. И замуж никогда не выйдет, не спросив моего разрешения".

По словам человека, близко знающего семью Магомедовых, "Марьям была спокойным и уверенным в себе человеком, всегда любила учиться. Была соавтором трех научных работ. Никто и никогда не замечал за ней никаких экстремистских высказываний или неадекватного поведения".

Через несколько часов после заявления в прокуратуру в Балахани приехали сотрудники милиции, опросили родственников, забрали ее фотографии и фотографии ближайших родственников. Побывали в школе, где работала Марьям, и из отдела кадров изъяли ее личное дело.

На опознание родственникам выехать еще не предлагали. Вполне возможно, как и в случае с первой смертницей Дженнет Абдурахмановой, будет проведена генетическая экспертиза на основе ДНК-тестов. И если подтвердится, что на станции метро "Лубянка" действительно взорвалась Марьям Шарипова, будет поставлена под сомнение версия о том, что обе террористки, вместе с сопровождающим их мужчиной, приехали в Москву на автобусе из Кизляра: путь из Кизляра в Москву на рейсовом автобусе занимает около 36 часов. А Шарипова, по утверждению родственников, была в Махачкале еще днем 28 марта.

Журналистка Юлия Латынина, ведущая на "Эхе Москвы" программу "Код доступа", не верит, что родственники не знали об убеждениях Марьям Шариповой. "Это смешно, - говорит она. - Ваххабиты не скрывают своих убеждений, особенно от родных. Если эта женщина была женой одного из боевиков, убитых вместе с Умалатом Магомедовым, очевидно, что родители об этом знали. Но они, очевидно, боятся, что с ними сделают правоохранительные органы - они в таких случаях не церемонятся. Тем более, очень сложно сказать, в какой степени семья этим затронута. Бывает, что девушка полностью не согласна с семьей, бывает наоборот - она вполне внутри семьи вертится. В любом случае это стандартная история - мы, дескать, не знали, как это могло произойти. Но все это выглядит абсолютной ахинеей, потому что не видеть убеждений своей дочери, которая вместе с вами живет, совершенно невозможно".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG