Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Забытые солдаты (Республика Мордовия)


Игорь Телин: Сколько не говори о помощи ветеранам и инвалидам войн, жизнь их лучше не станет. Говорить об этом можно на примере поселка Нагорный в Ромодановском районе. Живут здесь и ветераны Великой Отечественной войны, и ветераны труда, и даже есть ветеран войны в Афганистане. Можно было бы предположить, что в год 65-летия Победы будут осыпаны они всяческими материальными – и не только – благами. Но – увы! – ничего подобного. В поселке нет электричества, нет водопровода, с недавних пор сюда перестали привозить и баллоны с газом. И одна из главных зимних проблем – обилие снега в этом году. Замело все тропки-дорожки, расчистить их пожилым людям было не по силам, а власти не сделали ничего, чтобы село получило нормальное сообщение с внешним миром.

Иван Максимович: Трактора нигде не найдешь. Лошадь нигде не найдешь. Была больница, была там и лошадь зимой. А сейчас ничего нет.

Игорь Телин: Сил у ветерана войны Ивана Максимовича хватает только на то, чтобы расчистить от снега территорию перед собственным домом, не более того. Всю эту снежную зиму местные старики с трудом, пешком преодолевали сугробы для того, чтобы добраться до соседнего села Малые Березники, административного центра сельского поселения, где расположены и магазин, и почта, и аптечный пункт.

- А прошлый раз я на почту ходила. Я сойду с тропочки – сяду и сижу, ползком ползла.

Игорь Телин: Период весенней и осенней распутицы делают вообще невозможным передвижение по местным землям. И хотя Нагорное с Малыми Березниками разделяют всего три километра, сообщение между населенными пунктами в это время почти прекращается. Даже трактор проехать не может. Глава администрации Мало-Березниковского сельского поселения Елена Галыгина признает, что проблема существует, и по ее словам, в мере сил пытается ее решить. Хотя мало что получается.

Елена Галыгина: С дорогой – да, проблемы. Но по мере возможности и наше поселение, и наш колхоз помогают. Осенью мы немного заделали проезжую часть, засыпали, но там болотистая местность.

Игорь Телин: А следовательно, засыпай грунтовую дорогу щебенкой, не засыпай – бесполезно. Единственная связь нагорновцев с внешним миром – таксофон, установленный связистами в прошлом году. Выкрашенный в тревожный ярко-красный цвет он как бы символизирует главный повод, по которому должны звонить местные жители – при случае какой-то чрезвычайной ситуации, пожара, например. Только толку от этих звонков, если в поселок ни одна пожарная машина проехать не сможет. Нет у жителей поселка и электричества, а заготовкой дров они должны заниматься самостоятельно. Вот что говорит местная жительница, 70-летняя Раиса Фирстова.

Раиса Фирстова: Такую зиму пережили. Жили – не топя. Дрова были, маленько протопишь, а через два часа опять холод.

Игорь Телин: Раиса Михайловна одна ухаживает за своим сыном. Валерию немногим более сорока лет. Он - участник боевых действий в Афганистане, был ранен. Несколько лет назад Валерий заболел, сказалось ранение. Сейчас он прикован к постели, передвигаться самостоятельно может с трудом. Больному человеку постоянно нужна теплая вода, однако дров хватает только для того, чтобы худо-бедно согреть дом, а газа в селе нет.

Валерий Фирстов: Баллонный газ сначала возили. Сейчас и в баллонном газе отказали. Нет транспорта.

Игорь Телин: Водопровода в селе тоже нет. Выручает колодец, расположенный рядом с домом Фирстовых. В подобных же условиях живут еще 16 семей, в основном – люди пожилые. Поселок Нагорный признан неперспективным и фактически обречен на смерть, если эти слова можно применить к населенному пункту. А наверное так и будет, когда уйдут из жизни его уже немногочисленные жители. Так что основанный в 20-х годах прошлого века Нагорный может исчезнуть с карты Мордовии и его столетие отмечать будет некому.

Экспертное мнение

Николай Петров, заместитель председателя Научного совета Московского центра Карнеги: Мне кажется, что этот сюжет показывает то, как в принципе устроена и как работает система управления и система принятия решений. Приближается юбилей. В очередной раз делаются шаги, в том числе и очень позитивные навстречу тем, очень немногим уже, к сожалению, оставшимся в живых ветеранам. Но шаги и заявления делаются на самом верху, и периодически президент на встречах с губернаторами просит отчитаться о том, какова очередь, каковы подвижки, что сделано в плане обеспечения ветеранов жильем. Но есть очень сложная, многоступенчатая, очень долгая, со скрипом работающая система. И любое пожелание, любое указание президента прежде, чем оно будет выполнено в самом низу, оно должно пройти целый ряд инстанций, должны под него быть выделены деньги и т. д. Мне кажется, вот этот сюжет как раз и показывает, что даже самые благие пожелания и активность на самом верху редко, когда легко и быстро доходят вниз, а здесь ведь… Дорого яичко к Христову дню. Что здесь надо делать? Ну, в каждом конкретном случае можно решить проблему с помощью вмешательства с самого верха. Но, мне кажется, это не уникальный случай. Он достаточно типичный. Он показывает, что – да, есть пожелания команды и даже деньги, которые выделяются на самом верху, есть готовность губернаторов, которые отчитываются перед президентом о том, что они сделали то и это. А вниз, когда оно уже доходит, оно становится непреодолимой проблемой. Потому что я легко себе могу представить, что тот сельсовет, который оказывается в данном случае крайним, не имеет денег в бюджете этого года и не может ничего сделать. Поэтому та волокита, которую мы видим, связана и с тем, что у него нет реальных средств и ресурсов. Когда оно доходит до низу, то это все оказывается часто пшиком.

XS
SM
MD
LG