Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обязан ли милиционер бить людей (Киров)


Ирина Калинина: Это случилось при обыске. И вот он мне пнул прямо в бедро ногой и сказал: "Иди отсюда, а то еще и на тебя наручники оденем".

Екатерина Лушникова: Визит сотрудников милиции запомнился жительнице Лальска Ирине Калининой надолго. Раньше пожилая женщина видела подобные сцены только в кино. Теперь же драматические события разворачивались прямо на ее глазах. Арестовывать ее мужа - 60-летнего предпринимателя Валерия Калинина, обвиненного в незаконной рубке леса, - явились вооруженные люди в форме, которые не очень-то церемонились с мирным населением.

Ирина Калинина: Так себя вели!.. Очень агрессивно. Дверь-то была закрыта. Они даже не позвонили. Они с ломиком взломали дверь. Младший сын стал снимать на камеру, на видео, телефон.

- Смотрю, выбегают несколько человек, потом еще несколько человек. Такая толпа выбежала. Смотрю, один с монтажкой бежит, дверь ломают. Я ближе подхожу, достал из кармана телефон. Стал на телефон снимать, который дверь ломал с монтажкой. Он обернулся, увидел меня и говорит: "Это что такое?" Рядом стояли двое автоматчиков, говорит: "Телефон у него отобрали, быстро и в УАЗик!" Они схватили меня с двух сторон, стали у меня отбирать телефон. Вдвоем у них не получилось отнять у меня телефон, еще двое подскочили. Повалили меня на землю.

Ирина Калинина: Стали на наручники одевать. Я подскочила и говорю: "Вы что делаете-то?!" Валера говорит: "Что за предел такой?" И на Валеру то же самое – подскочил следователь, еще милиционеры какие-то. Ему руки заломили тоже, руку сломали. Я подскочила – и вот он мне пнул.

Екатерина Лушникова: После удара Ирине Калининой, страдающей гипертонической болезнью, стало плохо. Врачи "Скорой помощи" отметили скачок артериального давления. Также бы зафиксирован перелом руки у Валерия Калинина. Тем не менее, подозреваемый был доставлен в отделение милиции, а затем помещен в тюремную камеру. Рассказывает адвокат Василий Драверт.

Василий Драверт: Когда его со сломанной рукой продержали три дня без медицинской помощи, рука все распухала и распухала, боль усиливалась. Он не получал медикаментов. Так вот, на третий день, его привезли в суд со сломанной рукой. Когда арестовывают человека, даже в советское время прокуроры спрашивали: "Как ваше здоровье"? А тут стоит человек, у него в глазах слезы от боли, глаза широко раскрыты, из-под безрукавки торчит сильно опухший локоть. Он что, полковник милиции бывший, а ныне судья, председатель, постеснялся спросить, что у вас с рукой? Он и не спрашивал. Потому что тот сам говорил: "У меня болит рука. Мне сломали руку, я нуждаюсь в медицинской помощи". В протокол естественно не записали. Вот они его и арестовали. Вот он теперь сейчас сидит. В моем воображении, незаконно действующие вооруженные люди – независимо оттого в форме они или нет, на службе или нет – превращаются практически в оккупационную какую-то группировку, которая в родной стране не выполняет законы, осуществляет оккупационный режим.

Екатерина Лушникова: Майор милиции Алексей Романько, руководившего операцией захвата предпринимателя, общаться с прессой не пожелал.

Алексей Романько: Да пускай жалуются.

Екатерина Лушникова: Могли бы вы что-то сказать по этому поводу?

Алексей Романько: Нет. С прессой я общаться не желаю. До свидания.

Екатерина Лушникова: Семья Калининых обратилась за помощью к экс-губернатору Кировской области Владимиру Сергеенкову.

- Насколько мне хватит возможностей, буду добиваться, чтобы работники милиции, которые проявили беззаконие, были наказаны. Разве так можно! Они же больше всего позорят сегодня правоохранительные органы. Они же веру подрывают у людей в законы наши, в нашу власть. Разве можно терпеть этих людей? Другое дело, есть доказательная какая-то сторона дела. Вырубил он этот самый лес или нет, надо доказать, но из писем я вижу, что там ничего нет. Как бывший следователь, я вижу, что там все надуманно, все вызывает очень большие сомнения.

Екатерина Лушникова: 31 марта районный суд поселка Луза признал предпринимателя Валерия Калинина виновным в незаконной рубке леса и приговорил к 4 годам лишения свободы. Сын Александр осужден за преступный сговор с отцом на 3,5 года. Обвинительный приговор был вынесен, несмотря на то, что в деле отсутствовали прямые доказательства вины Калининых, а свидетели в зале суда отказались от первоначальных показаний. Никто из сотрудников районного отделения милиции так не был привлечен к уголовной ответственности.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG