Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело ЮКОСа: защита перешла в нападение


Михаил Ходорковский, Платон Лебедев и их адвокаты оценили деятельность государственных обвинителей и судьи.

Михаил Ходорковский, Платон Лебедев и их адвокаты оценили деятельность государственных обвинителей и судьи.

Защита Михаила Ходорковского и Платона Лебедева заявила отвод судье Виктору Данилкину и всем государственным обвинителям. Так адвокаты обвиняемых фактически подвели итог годовой деятельности председателя Хамовнического суда и государственных обвинителей в рамках второго уголовного дела ЮКОСа.

Напомним, в течение года прокуроры представляли суду доказательства обвинения и допрашивали свидетелей обвинения. Вслед за этим свои доказательства должны представить суду подсудимые и их защита. Этот новый этап судебного процесса они начали с нескольких громких заявлений.

Первым из них стал отвод всем государственном обвинителям: прокурорам Лахтину, Шохину, Ибрагимовой и Ковалихиной. Причина – заинтересованность государственных обвинителей в исходе судебного процесса. Адвокаты сравнили прокуроров с "организованной группой далеко не лучших исполнителей политического заказа" и с "лицами, в действиях которых усматриваются признаки уголовно-наказуемых деяний", а их доказательства – с "доказательствами сфальсифицированности обвинения".

В заявлении, в частности, говорится:

"Преодолев несложные для них препятствия в виде уже упомянутых закона и совести, наши оппоненты давно уже "плывут", ориентируясь исключительно на "ценные указания", вот уже почти семь лет следуя курсом политически обусловленного и по своей сути карательного преследования Ходорковского М.Б. и Лебедева П.Л., носящего характер расправы над ними.

Мы заявляем им отвод, т.к. считаем, что их деятельность в настоящем процессе не имеет хоть какого-то отношения к подлинному правосудию".

Прокурор Валерий Лахтин в ответ обвинил сторону защиты в "затягивании судебного процесса", а также высказался в духе того, что обвинение, может быть, и не закончило представлять доказательства.

Адвоката Каринну Москаленко это заявление насторожило:

– Если обвинение имеет доказательства, оно обязано предъявить их до того, как защита начнет от этого обвинения защищаться, – сказала Каринна Москаленко корреспонденту Радио Свобода. – Господин Лахтин сегодня заявил, что они еще будут представлять обвинения на так называемой стадии дополнения. Однако на этой стадии добросовестный обвинитель должен объяснить, почему этими доказательствами раньше не располагал. Накапливать некие тайные обвинения – это тактика предъявления обвинительных доказательств. Тактика может быть у защиты, но никак не у обвинения. В прошлый раз (в рамках рассмотрения первого уголовного дела. – РС) мы убедились, что обвинение "прикапливает" к концу судебного заседания то, что, как кажется государственным обвинителям, может иметь решающее значение. Получается, что защита действует открыто и прямо, а государственное обвинение – нет.

Судья Виктор Данилкин не усмотрел в деятельности государственных обвинителей признаков "личной прямой или косвенной заинтересованности" и отвод, заявленный стороной защиты, отклонил.

Адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювгант считает, что фактическое игнорирование ходатайств защиты – это неизменная стратегия ее оппонентов.

– Стратегическая линия прокуроров на этом процессе – не просто игнорировать, а забалтывать и "передергивать". Иную они не могут проводить, поскольку у них нет доброкачественных достоверных доказательств. Сам факт того, что они называют преступлением, сфальсифицирован. Нет ни одного документа, ни одного слова, в котором было бы видно, что пропала нефть, акции или что-либо еще. Для того чтобы "протащить" это дело через суд, прокуроры действуют именно так. А мы этому даем оценку. В частности, сегодняшним заявлением об отводе, – сказал РС Вадим Клювгант.

Это был не первый отвод государственным обвинителям, отклоненный судом. Отклонение отвода, по мнению адвокатов, было "предсказумым и немотивированным".

– Никакого удивления у нас это, естественно, не вызвало, – говорит адвокат Платона Лебедева Елена Липцер. – Ранее мы заявляли отвод некоторым гособвинителям. Но на этот раз отвод был заявлен в конце стадии представления доказательств стороной обвинения – она была подытожена. Мы понимали, что этот отвод скорее всего не будет удовлетворен, но считали своим долгом и обязанностью заявить суду наше отношение к тому, как были представлены доказательства стороной обвинения, каким образом они игнорировали наши заявления о фальсификациях доказательств. Свои обязанности государственные обвинители перестали выполнять с самого начала слушаний, когда сказали, что ни на йоту не отступят от того обвинения, которое передано в суд. Однако они обязаны проверять законность и обоснованность обвинения, а если оно незаконно и необоснованно – отказаться от него, хотя бы частично, – сказал Елена Липцер.

Второе важное заявление защиты – о противоречии оценки Российской Федерацией деятельности нефтяной компании ЮКОС. Так, в рамках рассмотрения жалобы "ОАО НК ЮКОС против России" в Европейском суде по правам человека уполномоченный представитель России фактически признал компанию ЮКОС законным собственником ее активов. А в Хамовническом суде государственные обвинители пытаются доказать обратное: что компания похитила нефть у своих дочерних предприятий.

– Существует непреодолимое противоречие между позицией государства как субъекта права в ЕСПЧ (когда многократно заявляется, что ЮКОС является легитимным собственником всех активов) и здесь, где обвинение утверждает, что ЮКОС украл нефть у своих дочерних компаний. Как преодолеть это противоречие? Сегодня мы поставили суд в трудное положение, его об этом известив, – пояснила Каринна Москаленко в интервью Радио Свобода.

Прокурор Валерий Лахтин, услышав заявление защиты, сказал, что оно к делу не относится, а формулировки представителя РФ в ЕСПЧ приведены на "каких-то незаверенных копиях". Судья Данилкин на заявление никак не отреагировал. Когда он предложил защите начать представлять доказательства, она заявила отвод судье Данилкину. Это стало третьим главным заявлением защиты.

Среди названных адвокатами причин отвода – предвзятость судьи, нарушение права на защиту подсудимых, прикрытие фальсификаций и незаконности обвинений.

– В течение всего года мы накапливали основания для отвода судьи, – говорит Елена Липцер. – В тексте отвода есть ссылки на те решения, которые суд выносил необоснованно.

– Несколько месяцев идут допросы свидетелей, – говорит Каринна Москаленко. – Мы не располагаем протоколом судебного заседания, отражающим показания свидетелей с октября прошлого года по сей день. Когда суд умышленно и длительно скрывает от защиты протокол судебного заседания, это сокрытие является предвестником очень опасной вещи: протокол судебного заседания, который нам наконец выдадут, не будет достоверным и не будет содержать всего того, что было в судебном заседании. Так оказался недостоверным протокол на первом процессе. Защиту это не устраивает. В ответ на наши ходатайства о предоставлении протокола судья предложил предоставлять доказательства защиты. Как можно было не рассмотреть ходатайство немедленно, тем более, что это предусматривает уголовно-процессуальный кодекс? Это было уже последней каплей. Оценив вкупе все это, нам оставалось решиться на заявление отвода судье. Судья в очередной раз продемонстрировал нежелание быть независимым арбитром в этом деле, – сказала Каринна Москаленко.

Отметим, это второй отвод судье Данилкину за год рассмотрения второго уголовного дела. Первый был заявлен в марте прошлого года, в самом начале рассмотрения дела. Еще год назад адвокаты сочли судью Виктора Данилкина заинтересованным в исходе процесса. Тогда судья отказался взять отвод. Согласится ли сейчас, станет известно 6 апреля в Хамовническом суде Москвы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG