Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как американцы учат и не учат языки



Александр Генис: Английский язык, бесспорно, стал вторым языком человечества. Со времен Вавилонского столпотворения мир не был так близок к тому, чтобы говорить на одном языке. Перестав быть собственностью тех, кому он родной, английский язык превратился в наречие планетарной цивилизации. Так или иначе, плохо или хорошо, но по-английски говорит миллиард людей, для которых этот язык служит средством коммуникации, источником развлечений и необходимым орудием труда. Английский стал языком дипломатов и летчиков, науки и рок-культуры, политики и экономики. Триумф английского настолько впечатляющ, что он сейчас тревожит не столько побежденных, сколько победителей. Англоязычные народы теряют то преимущество, которое они без боя отдали остальным. В эпоху, когда весь мир становится двуязычным, хозяева английского языка, в первую очередь - американцы, остаются моноязычным народом. Не испытывая нужды учить иностранные языки, они лишаются огромных достоинств билингвизма. Лишний язык - это вечная возможность диалога. Фокус даже не в том, что мы понимаем, как мыслят другие народы. Важнее, что мы сознаем неисключительность нашего собственного взгляда на окружающее. Чужой язык - ключ к терпимости, демократии и взаимопониманию. Вот и получается, что научив всех говорить по-своему, страны английского языка обделили себя, сделав мир для других богаче, а для себя -беднее.
Эта пиррова победа стала предметом широкого обсуждения, в связи с назревшей реформой американской школы. Об этом наш корреспондент Ирина Савинова беседует с сегодняшней гостьей “Американского часа”, директором Центра прикладной лингвистики Нэнси Роудс (Nancy Rhodes).

Ирина Савинова: Нэнси, вы – директор Центра прикладной лингвистики. Центр занимается в основном исследовательской работой? Какова его миссия?

Нэнси Роудз: Кроме исследовательской работы Центр занимается составлением рекомендаций преподавателям иностранных языков, проводит их подготовку, составляет школьные тесты. И наша миссия – укреплять дружеские связи между людьми, используя язык и культуру. Мы проводим большую работу по интеграции языка и образования.

Ирина Савинова: Расскажите немного об истории преподавания иностранных языков в американских школах.

Нэнси Роудз: В последние десять лет наш Центр зафиксировал изменения в обучении иностранным языкам в американских школах. Центр прикладной лингвистики собирает информацию на национальном уровне каждые десять лет. И мы только что закончили третий по счету доклад о состоянии преподавания иностранных языков в начальных и средних, и частных школах. В 80-е и 90-е годы наблюдался рост числа средних школ, в которых велось такое обучение. И это был хороший показатель по сравнению с предыдущими годами. Последнее же исследование показывает сокращение числа начальных школ, в которых преподают иностранные языки. В особенности это заметно в последние пять лет.

Ирина Савинова: Почему это происходит?

Нэнси Роудз: Конечно, первой причиной являются сокращение бюджета на преподавание иностранных языков. Оно коснулись всех школ страны. Разумеется, бюджет на изучение иностранных языков сократить легче всего. И программы были упразднены.
Также в рамках реформы системы образования, чьим лозунгом стало “ни один ребенок не будет оставлен без образования”, основное внимание отдано точным наукам и грамотности. Отвечая требованиям этой федеральной программы, школы сократили часы преподавания иностранных языков. Вот две главные причины.

Ирина Савинова: Урезание преподавания иностранных языков равносильно “самострелу”, “shooting oneself in the foot”. Разве не опрометчиво, в глобальной экономике, лишать себя возможности незатрудненного общения и сотрудничества с внешним миром?

Нэнси Роудз: Совершенно верно! Мир становится все более тесным. И американская система образования ставит задачу растить компетентных граждан мира, способных вступать в контакты с представителями мирового сообщества. Я согласна, мы не должны экономить на преподавании иностранных языков. Это, без сомнения, недальновидное решение – сокращать лингвистические программы. Через несколько лет ситуация в мире изменится, и мы встанем перед необходимостью иметь в наличии серьезную программу обучения иностранным языкам в наших школах.

Ирина Савинова: На сегодняшний день самым популярным вторым языком в американских школах является испанский, да?

Нэнси Роудз: Да, испанский – второй по важности язык. На нем ведется и обучение в начальных и средних американских школах.

Ирина Савинова: Какой следующий важный язык?

Нэнси Роудз: Можно назвать, - но оговориться, что это далеко не такие популярные языки, по сравнению с испанским, - французский, латынь, китайский, немецкий. Французский потерял популярность в последнее время, латынь и китайский – немного окрепли, немецкий тоже пользуется меньшим спросом, как и японский. Интересно, что китайский и арабский вызывают быстро увеличивающийся интерес, несмотря на то, что их преподают в небольшом числе школ. И это хороший знак: все-таки стремление к изучению языков увеличивается.

Ирина Савинова: Рост интереса к арабскому и китайскому, наверное, отражает состояние мировой политики и экономики?

Нэнси Роудз: Трудно объяснить, почему интерес к другим языкам уменьшается. Разве что потому, что испанский преподают так широко. Наш Центр хотел бы поддерживать учебные заведения, намеревающиеся добавить к уже существующим лингвистическим программам новые языки, те же китайский и арабский, например. Мало смысла в том, чтобы преподавать только два-три дополнительных к английскому языка. Мы хотим, чтобы население нашей страны знало разные языки.

Ирина Савинова: Давайте поговорим о реформе образования. Что в ней “работает”, а что вас в ней не устраивает?

Нэнси Роудз: В последние пять лет реформа образования с ее лозунгом “ни один ребенок не оставлен без образования”, к сожалению, обходила вниманием обучение иностранным языкам. Мы в Центре надеемся, что программа президента Обамы в будущем обратится к этому вопросу. Внедрение программы находится на начальной стадии, - нужно это признать, - и пока в ее контексте не заметен интерес к преподаванию иностранных языков в школах.

Ирина Савинова: Какая дисциплина считается главной в программе обучения школьников в американских школах 21-го века? Математика?

Нэнси Роудз: Наша задача – получить всесторонне образованных выпускников. Программа школы должна включать и математику, и точные науки, и социологию, и, конечно, место в программе должно быть выделено для языков. И совершенно не обязательно преподавать язык как отдельный предмет. В некоторых наших школах успешно используют иностранные языки для преподавания других дисциплин. Так мировую политику могут преподавать на французском или китайском языке. На более элементарном уровне школьники проводят день или половину дня погруженными в среду какого-либо иностранного языка: испанского, французского, немецкого, китайского, японского и других - всего 12 языков. Это уникальный подход: школьники не только овладевают академической программой, но и преуспевают в языках.

Ирина Савинова: Процесс подготовки молодого поколения трудный. Чему их нужно учить, если мы не знаем сегодня, какие навыки потребуются им в будущем?

Нэнси Роудз: Это вечный вопрос. Действительно, мы не знаем, какая будет жизнь через 20-30 лет. Одно мы знаем наверняка: члены мирового сообщества будут все теснее связаны друг с другом, и нам следует с ними общаться на их языке и через их культуру. Долгие годы мы верили, что все в мире просто должны выучить английский. Сегодня очевидно, что мы должны улучшить общение американцев с внешним миром. И надо начинать делать это с серьезного обучения иностранным языкам с самых ранних лет, с дошкольного возраста, все школьные годы и в колледже. Некоторые молодые люди изучают один язык, а потом добавляют другие.

Ирина Савинова: Как получилось так, что компьютерную революцию сделали люди, не учившиеся ничему компьютерному?

Нэнси Роудз: Трудный вопрос. Сегодня в школах наблюдается следующий процесс: в программу интегрированы многие технологические дисциплины. И проблема в том, как подготовить преподавателей. Учитель идет в класс с дрожью в коленках: учащиеся знают гораздо больше него самого. Они сами могут вести уроки по современным технологиям. А с языками другая проблема: применение технологий для обучения иностранным языкам. С сокращением бюджета на их преподавание все больше внимания стали уделять возможности заменить живого наставника компьютером. Но я бы не рекомендовала это делать. Во всяком случае, не полностью заменять живого учителя в классе технологией. Не учим же мы математике в начальных классах при помощи компьютера и не преподаем таким же методом точные науки. А уроки языка гораздо более интерактивные...

Ирина Савинова:
Нэнси, вы знаете другие языки, кроме английского?

Нэнси Роудз: Я бегло говорю по-испански, я изучала гварани, язык, на котором говорят в Парагвае, ребенком я немного говорила на арабском. Испанский – мой второй главный язык. Я всегда любила учить какие-нибудь новые языки. Так приятно слышать, когда говорят: “Я знаю такой-то и такой-то язык”. Мы в Центре, так хотим, чтобы американцы, встретив других людей, тоже могли говорить: “Я знаю арабский, китайский, испанский, французский, немецкий”…

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG