Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Во вторник, 6 апреля, директор ФСИН Александр Реймер во время инспекции колоний и изоляторов Мурманской области назвал сложной ситуацию с обеспечением работой осужденных, а также их содержанием в регионе. По его словам, как передает агентство РИА Новости, проблемы, выявленные в колониях и изоляторах Кольского полуострова, характерны для многих исправительных учреждений России.

Владимир Кара-Мурза: Тысячи российских заключенных не доживают до окончания срока, сотни подследственных до суда. В исправительных учреждениях России в прошлом году скончались более четырех тысяч заключенных, полтысячи арестованных в СИЗО не дожили до суда. Выйти на свободу здоровыми у российских заключенных шансов немного. Об этом в интервью "Российской газете", посвященном состоянию законности в системе исполнения наказаний, рассказал заместитель генерального прокурора Евгений Забарчук. По словам заместителя генерального прокурора, "администрации исправительных учреждений кроме всего прочего грубо нарушают права одних зеков, в то время как другие расхаживают с оружием и не знают нужды ни в выпивке, ни в наркотиках. Прокурорские проверки показывают, что в СИЗО сидит большое количество лиц, к которым такая мера пресечения вполне могла бы не избираться", - сообщил Забарчук "Российской газете". Условия содержания в российских тюрьмах и пугающую статистику, обнародованную чиновниками, мы обсуждаем с правозащитником Наумом Нимом и журналистом Ольгой Романовой. Удивила ли вас статистика, приведенная сегодня "Российской газетой"?

Ольга Романова: Меня удивило, что она вообще была приведена. Даже скорее как-то порадовало, что это куда-то начинает всплывать. Хотя, наверное, после смерти Сергея Магнитского и того, что за этим последовало, хоть какие-то проверки, когда стало понятно, что происходит в тюрьмах, наверное, трудно вообще об этом не говорить.

Владимир Кара-Мурза: Шокировала ли вас та информация, которая сегодня обнародована, или вы знали о положении в наших тюрьмах еще до периода перестройки?

Наум Ним: Вы знаете, меня больше шокировала реакция директора ФСИН. Ведь эта информация впервые была обнародована у них на коллегии, когда Забарчук заявил об этом и немножко возмутился. На что директор ФСИН Реймер ответил, что все нормально. Его лично такая информация не удивляет, и статистика не удивляет. Он заявляет, что к нему поступают от общества отбросы, наркоманы, ВИЧ-инфицированные, больные туберкулезом, вот они и умирают. Вот то, что его это не шокировало - меня это удивило. Не могу тоже не порадоваться тому, что эта информация вдруг выплыла. Она выплывает время от времени, все это для служебного пользования. Я боюсь, что такая информация выплывает не для нас, а с этой помощью, как каким-то рычагом, они там у себя в верхах сводят друг с другом счеты.

Владимир Кара-Мурза: Удивила ли вас цифра 65 тысяч человек, которые сидят без оснований в СИЗО, из них только 18 впоследствии привлекались за преступления небольшой и средней тяжести, и такая мера пресечения вполне могла бы им не избираться?

Ольга Романова: Меня удивляет малость этой цифры. Я два года хожу по тюрьмам и по зонам, поскольку осужден мой муж, и я думаю, что эта цифра не реальна, в реальности она больше. Я не верю этой цифре.

Владимир Кара-Мурза: А каков был процент судебных ошибок при советской власти?

Наум Ним: А какое у нас измерение судебным ошибкам? Реабилитированные потом? Мы знаем, что смотря в какой период советской власти. Одно время было много реабилитированных, потом начали реабилитировать кого ни попадя. То есть - что критерий судебной ошибки?

Владимир Кара-Мурза: Что ваши сокамерники, товарищи по несчастью - как часто они признавались, что сидят ни за что?
За все время я не видел ни одного приговора, грамотно составленного, без процессуальных нарушений. Это кошмар!

Наум Ним: Во-первых, очень редко кто-то признается, что он сидит за что-то. Ко мне обращались, чтобы подавать надзорные жалобы, и разбирая все эти дела, я могу сказать другое: если бы нам лет на пять во время советской власти или сейчас ввести такое правило, что Верховный суд будет только по процессуальным нарушениям отменять решения судов, у нас бы застопорилась вся судебная система. Потому что я не видел ни одного - и до сих пор присылают судебные решения, чтобы помочь их опротестовать - так вот, за все время я не видел ни одного приговора, грамотно составленного, без процессуальных нарушений. Это кошмар! Говорить при этом про судебные ошибки... То есть процессуальное нарушение считается чем-то совершенно обыденным, на это закрывают глаза.

Владимир Кара-Мурза: Эколог-правозащитник Григорий Пасько, бывший политзаключенный, возмущен лицемерием властей.

Григорий Пасько: Забарчук говорит в "Российской газете" о судебной практике условно-досрочного освобождения, о замене не отбытой части наказания более мягким видом. Все это тысячу раз было говорено. И главное, не убрано из системы ФСИНа верховенство следователя над обвиняемым, подозреваемым, подследственным. Именно в этом, кстати, причина гибели Магнитского - в том, что судьбой подследственного, его лекарствами, лечением, свиданиями с родственниками, адвокатами, вообще его жизнью распоряжается следователь. При Ельцине была тенденция к закрытию лагерей, сейчас - к строительству новых, потому что старых уже не хватает. Первые слова Путина после посещения питерских "Крестов" я помню хорошо: он призвал реформировать пенитенциарную систему. 8 лет болтовни. Теперь, при Медведеве, снова болтовня. Реформа началась и закончилась тем, что сменился начальник. Про электронные браслеты я уже слышать не могу, меня тошнит от этих разговоров. Потому что чуть ли не каждый год закупают эти браслеты, а применять стесняются. Потому что тюрьма привычнее.

Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG