Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Финансовый аналитик Андрей Сотник – о друге Путина


Андрей Сотник

Андрей Сотник

Люксембургский фонд Геннадия Тимченко Volga Resources внес изменения в устав фонда. Теперь Volga Resources может выпускать не только именные акции, но и анонимные - на предъявителя. Эта новость приобретает особое значение, если вспомнить, что Тимченко - крупнейший продавец российской нефти и личный друг премьера Владимира Путина. Зачем ему понадобилось сделать свой и без того не слишком прозрачный бизнес еще более секретным? Комментарий финансового аналитика Андрея Сотника:

Это не повышение секретности, это, я бы сказал, введение суперсекретности. Секретности в деятельности люксембургского фонда Тимченко и раньше хватало.

Для справки: Volga Resources SICAV SIF не владеет ничем в России напрямую. К примеру, СМИ часто пишут, что люксембургский фонд Тимченко имеет долю в российской газовой фирме "НОВАТЭК". На самом деле долю в "НОВАТЭК" в 2008 году купила некая кипрская компания. В России утверждалось, что она является "дочкой" люксембургской. Так ли это на самом деле - неизвестно.

Точно так же непрозрачно - через кипрские и багамские офшоры - были оформлены покупки долей в российском "Стройтрансгазе". Примерно та же история и с покупкой акций российской компании "Ямал СПГ".

На этом фоне решение руководства и бенефициаров люксембургского фонда - повторю - я бы оценил как стремление к суперсекретности.

Другой вопрос: зачем она нужна? Тут больше вопросов, чем ответов. Думаю, что до руководства и реальных владельцев группы трейдинговых компаний Gunvor наконец-то дошло, что они попала в зону особого риска. И это - логичное следствие того, что перепродажа российской нефти, добытой сегодня "Роснефтью" и "Газпромнефтью", приносит не столько доход, сколько головную боль.

Суды нескольких стран, включая Англию и Голландию, уже вынесли решения об аресте активов "Роснефти" в качестве обеспечительной меры по искам акционеров ЮКОСа. А Gunvor - один из крупнейших трейдеров, торгующих нефтью, добываемой этой государственной компанией. Значит, может быть рассмотрен в качестве конфиденциального места хранения укрываемых от акционеров ЮКОСа активов, ареста которых они и добиваются. Так что риск ареста активов компаний группы Gunvor (включая аресты личных активов российских лиц, получавших от его сделок конфиденциальные "комиссионные") существует реально. С судебными решениями указанных выше стран получить аналогичные судебные решения на Кипре или Багамах - дело лишь техники и времени. А если и суд Страсбурга станет на сторону акционеров ЮКОСа? Тогда возможен тотальный арест активов как физических, так и юридических лиц в счет погашения задолженности в любой офшорной точке мира.

Другое дело - снизит ли сверхсекретность риск ареста активов как самого люксембургского фонда, так и связанных с ним компаний? Лично я сомневаюсь. Скажем, при необходимости суд Люксембурга легко заставит Volga Resources SICAV SIF показать бенефициарных владельцев любых ценных бумаг, включая оформленных "на предъявителя". Кроме того, "шифроваться" сегодня уже поздно. Похоже, что юридическая команда, работающая на стороне зарубежных акционеров ЮКОСа, уже сделала подобные действия бессмысленными. Так что суперсекретность сегодня абсолютно никчемная вещь.

Объяснение может быть, пожалуй, одно. Бизнесмены-выходцы из российских спецслужб чаще всего делают то, что умеют, невзирая на изменившиеся обстоятельства. Ведь докладывать "наверх" надо регулярно. А доложить о бессмысленности предпринимаемых мер защиты - страшновато.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG