Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Продолжение цикла "Российские регионы". Сегодня речь пойдет о Свердловской области


Ирина Лагунина: Идея цикла «Российские регионы» - это анализ состояния отдельных районов, их экономики, качестве власти и состояния, в том числе протестного состояния общества. Сегодня речь пойдет о Свердловской области. В беседе принимают участие доктор географических наук Наталья Зубаревич и депутат городской думы Екатеринбурга Максим Петлин, глава свердловского отделения партии «Яблоко». Цикл «Регионы России» ведет Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Что происходит в настоящее время в Свердловской области с экономикой и качеством жизни?

Наталья Зубаревич: Свердловская область в числе регионов, максимально затронутых новым кризисом, поскольку у нее металлургическая специализация, более половины промышленного производства приходится на металлургию. Старое советское понимание, что это регион тяжелого машиностроения, уходит в прошлое, потому что это тяжелое машиностроение наполовину умерло еще в 90 годы. Если бы оно было живо, ситуация была бы еще сложнее, скажем так. Объем промышленного производства по итогам 9 года сократился на 18% - это очень много, в стране минус 11. Упали достаточно сильно инвестиции. Но самое главное, что кризис этот привел к очень сильному росту безработицы в ее явных и скрытых формах. Потому что Свердловская область - это регион с очень старой системой индустриальных городов, среди которых очень много монопрофильных. В одной только Уральской горно-металлургической компании таких городов было более десятка. Там старое оборудование, как правило. И в условиях такого кризиса эти города испытывают удар на себе существенно сильнее.
Перед областью стояла острейшая проблема роста безработицы, но ее попытались решить. По формальным критериям в Свердловской области уровень безработицы очень даже ничего - 8,6, ровно такой же, как в стране. Но это так называемые лукавые цифры. Что было сделано? Фактически в очень жесткой форме был введен запрет на увольнение, людей держали всеми возможными способами. Один их них, так называемый неполная занятость, когда бизнесу не разрешали увольнять людей, они либо в административных отпусках, чаще бесплатно, либо за очень скромные деньги в виде неполной занятости, что называется, красили заборы на предприятиях. И к этим 8,6 такой безработицы легальной по методологии МОТ надо добавлять почти 6% неполной занятости. Но это еще не все. Более 6% всех занятых в области - это только по измерениям Росстата по средним и крупным предприятиям сидит на так называемых общественных работах. Они финансируются из бюджета, люди опять же красят те же заборы и, чтобы понять масштабы реальной безработицы, все эти цифры надо сложить, и мы выходим на уровень 20%. В скрытых и явных формах безработица очень высока. Другое дело, что запреты на увольнение консервируют эту форму. И вот сейчас эта болячка как в анестезии немножко притушена, но проблема не решается.
В регионе очень высока неэффективная занятость. В машиностроении она усохла тоже относительно. Если мы возьмем РАО Вагонзавод, это Нижний Тагил, одна из тяжелых зон, когда-то на нем было до 40, сейчас считается 26 тысяч, реально еще меньше, но это все равно очень много. В металлургии до сих пор занятость в расчете на тонну металла чуть ли не в 10 раз выше, чем в Соединенных Штатах Америки. Причины понятны: низкоконкурентное производство, немодернизированное оборудование. То есть анестезия проблему заморозила, но не решила. А поскольку выход из кризиса медленный, хотя, конечно, не так, как было весной и летом, металлургия немножечко поднялась, весной падало на четверть промышленное производство, сейчас все-таки минус 18%. И сейчас чуть полегче, но тренда на выход модернизационного нет.
Хотя должна отметить, что федеральный центр очень прилично помог Свердловской области, когда-то это был донор бюджетный, сейчас, чтобы были понятны размеры помощи, доля федеральных трансфертов достигла в 9 году 22% всех доходов бюджета региона. Это больше, чем каждый пятый рубль. При этом помощь на поддержку ЖКХ в очень больших размерах - это в основном на ремонт и строительство жилья для отселяемых из ветхих и аварийных домов - 5% дохода бюджета, бюджет в области большой - 140-150 миллиардов рублей. Еще 4% доходов бюджета кинуто на поддержку безработных и вообще скрытых форм безработицы. Поэтому федеральная помощь была значительная. Но она была, хочу это подчеркнуть, на анестезию.

Игорь Яковенко: Максим Анатольевич, уже скоро четыре месяца как назначен губернатором Александр Мишарин, сто дней уже точно прошли. Мишарин - классический партийный губернатор, и в отличие от некоторых губернаторов сегодняшней России, в том числе и назначенных, его политическая капитализация целиком имеет источником партию "Единая Россия". На недавних выборах "Единая Россия" получила в свердловской области беспрецедентно низкий процент – менее 40%. Это что - оценка Мишарина?

Максим Петлин: На самом деле вопрос достаточно сложный, потому что первые сто дней более половины была избирательная кампания в областную думу, где действительно господин Мишарин был флагом кампании, и он был лицом кампании. И, собственно, его управленческие решения выдавались за некую программу партии, которая заключалась в том, чтобы снимать каких-то нерадивых чиновников, отстранять глав городов, которые плохо занимаются коммунальным хозяйством. То есть это не были какие-то осмысленные действия - это были скорее популистские действия, направленные именно на кампанию избирательную. И чувствовался какой-то некий комплекс того, что человека действительно назначили, назначили от партии "Единая Россия", человек не прошел горнило выборов, как, например, предыдущий губернатор Россель.
Я бы хотел немножко остановиться на связях политики и экономики. Действительно, на выборах "Единая Россия" получила всего 39%. Но самое интересное, что на этих выборах появилась интересная связь между безработицей, между уровнем доходов и между теми процентами, которые получает партия власти. Например, в городе Нижний Тагил в Дзержинском районе в территориальной комиссии партия "Единая Россия" получила 25%, а это как раз тот район, в котором находится Уралвагонзавод. Эта связь появилась, я рад, что такая связь есть между экономической политикой неудовлетворительной этой партии и между тем, как голосуют люди.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, Мишарин пришел на смену такой глыбе как Россель. Как в этой связи изменились отношения руководства Свердловской области с федеральным центром? Мишарин сильный лоббист?

Наталья Зубаревич:
Пока рано судить, бюджета мы не видели, давайте доживем до конца 10 года. Что будет заведомо сложнее, тут я могу просто профессионально судить. У Росселя при всех издержках была четко отработанная система балансирования интересов крупных холдингов, крупных компаний, которых много, реально много в Свердловской области и за ними стоят целые города. Он умел быть арбитром. Не всегда ровным, приближая одних, удаляя, то есть он играл свою игру, но он умел балансировать. Такие чувства балансировки рождаются только в реальной политической деятельности, в борьбе. Есть умение договариваться. Люди, пришедшие из "Единой России", они, как правило, проще, они считают, что если есть команда сверху, все построится. А в большом сложном регионе с богатыми и сильными компаниями тут нужно уметь находить компромиссы. Посмотрим, что получится у господина Мишарина.

Игорь Яковенко: Спасибо, Наталья Васильевна, за ваш анализ.

Максим Петлин: Я бы хотел добавить, все-таки Росселя все воспринимали и воспринимают как своего человека, как человека, который вышел из области, всю жизнь в ней прожил. Даже очень часто Эдуард Россель говорил какие-то вещи не академические, может быть какие-то вещи неграмотные, но они всегда воспринимались жителями с иронией и улыбкой. То есть, например, когда он предлагал жителям сельских поселений собирать грибы и ягоды. Как решать экономические проблемы – идите собирать грибы и ягоды. Опять же совершенно по-другому жители сельских поселений, жители области воспринимают то, когда господин Мишарин говорит, что надо выращивать, например, лосятину для того, чтобы решить проблему сельского хозяйства Свердловской области. То есть они кажутся не только несколько глупыми такие рекомендации, а они кажутся немножко издевательскими. Потому что человек не понимает, что если в сельском хозяйстве не могут выращивать коров и свиней, то выращивать лосей - это гораздо сложнее и просто у нас нет ни технологий, ни условий для этого дела. И в принципе эти лоси у нас здесь никому не нужны. Может быть в Москве в дорогих московских ресторанах лосятина действительно пользуется большим спросом, ее там не хватает, но в Свердловской области внутреннего спроса на эту продукцию точно не будет.

Игорь Яковенко: Максим Анатольевич, в Свердловской области наблюдается противостояние между губернатором и избранным мэром Аркадием Чернецким, причем Мишарин выступает за назначение сити-менеджера и в целом, по сути дела, за назначение главы местного самоуправления областного центра.

Максим Петлин: Вообще к идее назначения сити-менеджеров в городах я отношусь положительно. Но в том случае, если, конечно, этот сити-менеджер назначается по конкурсу городской думой. В этом случае избранный глава города, не назначенный кем-то, именно как глава города возглавляет городскую думу. Такой опыт самоуправления в Перми. Я ездил в Пермь, изучал опыт, мне он в принципе понравился. То есть в этом случае сити-менеджер подотчетен городской думе. И как депутату, как жителю города это было бы полезно и близко. Опять же роль губернатора здесь должна быть минимальной. Сам по себе механизм сити-менеджера хорош, в принципе это везде - это общепринятая практика, когда во всем мире есть избранный глава города, а есть некий бургомистр, или управленец, или сити-менеджер, или управляющий, который занимается чисто хозяйственной деятельностью, не занимается политикой, отчитывается перед городской думой может быть чаще, чем раз в год. Я мэра города господина Чернецкого видел всего лишь однажды в городской думе за более, чем годичное пребывание там. То есть, я считаю, это недостаточно. Но опять же повторюсь и подчеркну, наверное, все это должно происходить без участия областных властей, это должна быть инициатива граждан, и граждане сами должны эти вещи выстраивать.
XS
SM
MD
LG