Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

49 лет: полёт нормальный


Летчик-космонавт Юрий Гагарин в кабине космического корабля "Восток”".

Летчик-космонавт Юрий Гагарин в кабине космического корабля "Восток”".

12 апреля отмечается Всемирный день космонавтики. В этот день 49 лет назад с космодрома Байконур впервые в мире стартовал космический корабль с пилотом на борту. Советский космонавт Юрий Гагарин на борту "Востока" провел в космосе 108 минут.

О том, как готовился первый полёт человека в космос, вспоминает один из участников событий Владимир Васильевич Филиппов тогда инженер, а ныне начальник сектора норм стандартизации Научно-исследовательского института прикладной механики имени академика В.И.Кузнецова – филиала Центра эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры.


– В 1961 году какую вы должность занимали?

– Я был инженером. Была такая структура, в задачи которой входило всё – от разработки полета и до его завершения.

– Насколько секретной была обстановка, в которой готовился полет человека в космос?

– Даже слишком секретной. С сегодняшними правилами это даже сравнивать нельзя.

– Вы, разработчики, все знали, над чем вы работаете, или каждому подразделению ставилась локальная задача?


– Ставилась задача вообще о подготовке такого полёта. Мы были, естественно, предупреждены соответствующим образом. Когда я ехал на космодром, я точно знал, зачем. Рядовым исполнителям сообщили, что они будут работать над полетом человека, меньше чем за год до его осуществления – где-то в июне 1960 года.

Мы приехали на космодром Байконур за два месяца до запуска. Именно столько заняла подготовка.

– Во сколько для вас началось утро 12 апреля?

– Часов в пять по местному времени, значит, в три по московскому. Дальше всё шло, как обычно в таких случаях, по расписанию, никаких непредвиденных отступлений от него не было.

– А когда вы, разработчики, узнали фамилию человека, который был избран стать первым в космосе?

Никита Хрущев и Юрий Гагарин в аэропорту "Внуково"
– Кто именно летит, узнали только накануне. Шли всевозможные консультации – и с медиками, и с руководством страны. Остановились на Гагарине. Это было решено буквально перед самым стартом – дня за два-три. До этого я не был знаком с Юрием Гагариным. Знакомство состоялось накануне полета, после завершения подготовки был собран митинг. И на этом митинге нам его официально и представили.

– Советская общественность, конечно, еще долго не знала, кто возглавлял работу над полетом человека в космос. А вы знали, кто у вас начальник?

– Я узнал об этом сразу при распределении из института – в 1959 году. В институте (я учился в МВТУ) тайны не было. Хотя имя Королева рассекретили только через несколько лет – когда он умер.

– Помните ту атмосферу в группе подготовки полёта, когда стало ясно, что всё уже состоялось?

– Атмосфера особенно не отличалась от той, которая была при предыдущих запусках, она была рабочей. Мы упорно работали, за всем внимательно следили...

– Приземление произошло в не совсем запланированном месте...


– Это предвиделось, для того времени это было абсолютно нормальным.

– На прием в Кремль по случаю успешного проекта вас, рядовых разработчиков, пригласили?


– Нет, это был другой уровень. В дальнейшем мы с Гагариным не общались, мы продолжали заниматься своим делом, он – своим.

– Как вам кажется, сегодня есть в России кадры, чтобы совершить нечто подобное?


– Существует возрастной разрыв между старшим поколением и только что пришедшими в профессию. Вот сорокалетних и пятидесятилетних нет между нами. Хотя если делать что-то подобное, то можно набрать коллектив – страна-то большая.

Конструктор ракетно-космической техники Сергей Королев и первый космонавт Юрий Гагарин


Вечерний номер газеты "Известия" от 12 апреля 1961 года

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG