Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Владимир Пимонов – о террористках-смертницах


Цветы на месте теракта на станции метро "Лубянка", март 2010 г.

Цветы на месте теракта на станции метро "Лубянка", март 2010 г.

Продолжается расследование терактов в московском метрополитене. Появившиеся в прессе сведения о террористках-смертницах и фотографии из будто бы семейных альбомов не всем наблюдателям кажутся достоверными. Несколько скептических публикаций на эту тему подготовил московский корреспондент датской газеты "Экстрабладет" Владимир Пимонов.

– Да, действительно, многие журналисты обратили внимание на несоответствия в освещении террористических актов в Москве, взрывов в метро и, прежде всего, в связи с личностями предполагаемых террористок-смертниц. Я обратил внимание на фотографии из так называемого семейного альбома одной из предполагаемых террористок – Дженнет Абдурахмановой (или Абдуллаевой – называлась и такая фамилия), где она сфотографирована со своим предполагаемым мужем, боевиком Умалатом Магомедовым (он был убит, по сообщению российских властей, 31 декабря прошлого года).

Так вот, ее муж на этой фотографии не очень похож на реального боевика Умалата Магомедова, чья фотография опубликована на одном из сайтов, где обсуждают эту ситуацию сами чеченцы. Дело в том, что у молодого человека на фотографии, который вместе с Дженнет Абдурахмановой-Абдуллаевой позирует с пистолетом в руках (а она держит ручную гранату), на левой щеке видна ярко выраженная, крупная темная родинка. Если же читатель взглянет на фотографию реального боевика Умалата Магомедова, опубликованную на чеченском сайте (мои чеченские источники, которые знакомы были с Умалатом Магомедовым, утверждают, что это он), то бросается в глаза, что у него никакой родинки на левой щеке нет. И вообще, этот человек с чеченского сайта не очень похож на того молодого человека, которого российская пресса выдает за предполагаемого мужа террористки-смертницы Дженнет Абдурахмановой-Абдуллаевой.

Дженнет Абдурахманова и Умалат Магомедов
Умалат Магомедов
Фотография боевика Умалата Магомедова была размещена на чеченском сайте 13 марта, то есть за 16 дней до терактов в Москве, уже после его смерти, о которой сообщили российские правоохранительные органы. В свое время, еще в первую чеченскую войну, многие чеченцы (некоторые из них сейчас живут на Западе) достаточно хорошо его знали. Они сказали: да, это действительно Умалат Магомедов, тот самый, фотография которого опубликована на сайте "Кавказ.чат". А вот молодого человека, которого российская пресса выдает за мужа 17-летней Дженнет, по фотографии опознать никто из моих источников не мог. Некоторые блогеры полагают, что фотография из "семейного альбома" может содержать элементы фотомонтажа. Здесь мы уже не можем ни к какому заключению придти, поскольку существует цифровая техника, и без исходной фотографии никаких определенных выводов сделать нельзя. Но то, что это два разных человека, действительно бросается в глаза. Это только одно из несовпадений, которые встречаются при освещении в российской прессе совершенных терактов.

Есть и другие вопросы. Отец другой предполагаемой террористки-смертницы из Дагестана Марьям Шариповой утверждает, что Марьям вместе со своей матерью была на рынке в Махачкале днем 28 марта и отлучилась то ли в аптеку, то ли купить хну и с тех пор пропала. А теракт совершен был на следующее утро в Москве на станции метро "Лубянка" в 7.56 утра. Если верить утверждениям российской прессы, которая цитирует анонимных сотрудников правоохранительных органов, террористки добирались до Москвы с Северного Кавказа на автобусе. Автобусная поездка из Кизляра в Москву занимает примерно 36 часов. Таким образом, получается несоответствие: если предполагаемая террористка Марьям Шарипова добиралась в Москву на автобусе, то она никак не могла быть на рынке в Махачкале днем ранее. Это второе несоответствие. Можно предположить, что она вылетела в Москву самолетом. Но, насколько мне известно, существует очень серьезный контроль, особенно в том регионе, при вылете граждан в Москву. Поэтому трудно предположить, что она могла вести с собой в самолете взрывчатые вещества. Хотя никаких фактов, что она летела на самолете, нет. Это еще один вопрос.
Невозможно делать никаких утверждений, учитывая, что буквально с первых минут после взрывов в московском метро поступала самая противоречивая информация

Также возникают вопросы в отношении высказываний, продемонстрированных на видеозаписи на чеченском сайте "Кавказцентр" одного из лидеров боевиков Доку Умарова, который взял на себя ответственность за совершение этих терактов. У самих чеченцев (чеченцы сейчас разделены в своих мнениях) есть основания полагать, что он мог взять на себя ответственность, чтобы поднять себя в глазах боевиков.

Я не комментирую в своих статьях факты, я просто предлагаю их, чтобы читатель задумался. Потому что невозможно делать никаких утверждений, учитывая, что буквально с первых минут после взрывов в московском метро поступала самая противоречивая информация. Скажем, появлялась интересная информация, связанная со второй так называемой "черной вдовой", предполагаемой террористкой Марьям Шариповой, которая якобы мстила или могла мстить за своего убитого мужа-боевика. А затем вдруг появляется информация, что ее мужем на самом деле был иорданский боевик и представитель "Аль-Каиды" в Дагестане, известный под именем Доктор Мухаммад. Подчеркивалось, в том числе со ссылкой на правоохранительные органы России, что он по происхождению иорданец. Но некоторое время назад ФСБ называло его уроженцем Алжира и французским гражданином. Здесь тоже несоответствие.

Как я могу объяснить такие несуразности в освещении этих терактов? Я думаю, что есть сумятица в пиар-службах правоохранительных органов, которые ответственны за информирование прессы. Например, были сообщения о том, что у Дженнет Абдурахмановой-Абдуллаевой после взрыва был обнаружен сохранившийся отрывок письма на арабском языке - это было любовное письмо, где было признание в любви к своему погибшему мужу и слова о том, что они скоро встретятся в раю. При этом подчеркивалось, что имя Дженнет по-арабски означает "рай". То есть выстраивалась история, похожая на фольклорную. Но поскольку я по образованию литературовед и занимаюсь, в том числе, изучением фольклора, то я сразу увидел фольклорные и античные мотивы, например, мотив "отсеченной головы" на блюде (трансформированный прессой в фотографию головы погибшей террористки, отправленную на мобильный телефон), в том сюжете, который выстраивался в российских СМИ при освещении терактов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG