Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экзамен на родном языке, или Как проходит реформа образования в Грузии


Ирина Лагунина: В закон о высшем образовании Грузии вносятся поправки - с целью интеграции некоренного населения в грузинское общество. Законопроект предусматривает повышение доступности высшего образования для граждан Грузии азербайджанского и армянского происхождения. Представителям проживающих в стране национальных меньшинств, для которых грузинский не является родным языком, будет предоставляться возможность получения высшего образования по отличной от стандартной программе.
Одновременно Общественное вещание Грузии разработало новую программу для национальных меньшинств, и теперь два канала – Первый общественный и Второй политический транслируют информационные выпуски на четырех языках – азербайджанском, армянском, осетинском и абхазском. О реинтеграции национальных меньшинств в общественно-политическую жизнь Грузии моему коллеге Олегу Панфилову рассказывают министр образования и науки Грузии Дмитрий Шашкин и Генеральный продюсер службы вещания для национальных меньшинств Общественного вещания Грузии Зураб Двали.

Олег Панфилов: Дмитрий, почему вы решили поправить закон и предложить национальным меньшинствам поступать в институты Грузии?

Дмитрий Шашкин: Правительство делает все, чтобы поощрить поступление в высшие учебные заведения для национальных меньшинств. Эта проблема остро встала в прошлом году, когда всего из армянских и азербайджанских школ в высшие учебные заведения поступили 4 человека. Поэтому правительство приняло поправки в закон об образовании, которые подразумевают, что выпускники армянских и азербайджанских школ будут иметь возможность уже в этом году вместо того, чтобы сдавать 4 экзамена, сдать на родном языке, армянском или азербайджанском, только первый экзамен, получить минимальную компетенцию. После этого они в течение одного года будут изучать грузинский язык в высших учебных заведениях, тех учебных заведениях, в которые они поступили, а после этого государство будет финансировать их дальнейшее образование. Всего квота подразумевает 5%, то есть 2200 мест выделено для этого. Кроме того, сто лучших учеников будет финансировать полностью государство.

Олег Панфилов: Как вы оцениваете знание грузинского языка у школьников прежде всего в тех районах, которые населены этническими азербайджанцами и армянами?

Дмитрий Шашкин: Очень много чего было сделано в последние шесть лет, но еще очень много предстоит сделать. Потому что это довольно долгий процесс, многие десятилетия ничего не делалось в этом направлении, и поэтому шесть лет – это не тот срок, за который можно говорить об определенных целях, которые достигнуты. Там работают учителя грузинского языка, которые получают высокую зарплату для того, чтобы у детей была возможность, а также у их родителей получать образование на грузинском языке. Кроме того, во многих районах этот процесс уже начат, открываются так называемые грузинские дома, где и у учеников, и у их родителей есть возможность получить образование на грузинском.

Олег Панфилов: Достаточно ли национальные меньшинства получают информации о происходящем в Грузии на национальных языках? Общественное вещание - это единственный телеканал, который обязан, согласно закону об общественном вещании, передавать информацию на языках национальных меньшинств?

Зураб Двали: Дело в том, что должного внимания, к сожалению, в советские времена не уделялось тем регионам, где компактно проживает армянское население, азербайджанское, и тот мононациональный анклав в течение многих лет был оторван от тех процессов, которые происходили в Грузии. И соответственно, этому мешал тот языковой барьер, который существовал. Сегодня мы пожинаем плоды того, чему не уделялось в свое время должного внимания. Уже было сказано, что за последние шесть лет много было сделано в этом направлении для того, чтобы как-то больше уделить внимания изучению грузинского языка. Соответственно, средствам массовой информации, в первую очередь телевидению уделяется здесь особое место и роль. Сегодня мы на общественном вещателе Грузии готовим ежедневную информационную программу на четырех языках – армянском, азербайджанском, осетинском и абхазском. В среднем это, если использовать медийную терминологию, ньюсовой коллаж 15-минутный, который полностью отражает события экономической, политической, социальной, культурной жизни страны, которые происходят в течение дня. Это намного лучше, чем, скажем, что делалось раньше, когда в неделю раз уделялось внимание на национальном языке этим общинам, и причем делалось в полтретьего дня, когда основная дееспособная часть населения была за пределами собственных квартир и не было возможности смотреть телевизор. Сегодня мы даем возможность смотреть новости по трем эфирам: в 11 вечера на втором канале грузинского телевидения, в 7 утра повтор на 1 канале грузинского телевидения и полдесятого мы каждый вечер предоставляем этот ньюсовой коллаж национальным телестанциям. То есть в полдесятого вечера самое смотрибельное время, в прайм-тайм как говорят журналисты, показывают эти новости. Много ли это? Наверное, нет, но в принципе это тот самый фундамент, от которого надо выстраивать это здание.

Олег Панфилов: Спасибо, Зураб. Дмитрий, недавно председатель правительства Абхазии, легитимного правительства, которое пока находится на территории Грузии, Тбилиси, сказал о том, что довольно много людей приезжают из Сухуми и других районов Абхазии на основную территорию Грузии и не только за медицинской помощью, как это было, но и переезжают семьями, чтобы жить. Есть ли у вас в программе министерства открытие школ на абхазском языке, и каким образом эти люди, этнические абхазы могли бы продолжать образование?

Дмитрий Шашкин: Абхазские школы существуют, они функционируют в данный момент. Вы совершенно правильно заметили, что такая тенденция уже существует. К сожалению, в 21 веке мы имеем сходную ситуацию с тем, что была после Второй мировой войны в Германии, когда Берлин был разделен на две части. Когда с одной стороны неизвестно почему, это многие историки отмечают, в одной точке берлинской стены со стороны ГДР собирались люди и смотрели, была вторая сторона, ФРГ, где люди жили нормально. Они собирались, это автоматически происходило, жители ГДР и смотрели на вторую сторону. И когда их спрашивали: почему вы здесь стоите? Они не могли объяснить, им было интересно смотреть, что люди могут жить нормально. Поэтому, к сожалению, в 21 веке мы имеем ту же самую ситуацию, когда оккупационная армия пытается разделить страну на три части, строя аналог берлинской стены. Но невозможно скрыть в 21 веке информацию. Поэтому человек всегда будет стремиться туда, где жить хорошо. Это абсолютно нормальный инстинкт. И поэтому такие ситуации есть, таких моментов очень много, и абхазские школы существуют. Как вы знаете, абхазский язык - это государственный язык, и поэтому как легитимное правительство, министерство образования, так и центральное правительство всегда уделяли и будем уделять изучению как абхазского, так и осетинского языка.

Олег Панфилов: До этого мы говорили только о национальных меньшинствах на территории Грузии, давайте еще скажем о тех территориях, где грузины являются национальным меньшинством. Недавно журналист из Владикавказа, из Северной Осетии мне рассказывала о том, что во Владикавказе функционирует школа грузинская на грузинском языке, и они изучают предметы, грузинский язык по тем учебникам, которые готовят в Грузии. Скажите, где еще за пределами Грузии работают такие школы?

Дмитрий Шашкин:
Приблизительно месяц назад я и министр, отвечающий за диаспоры, подписали меморандум, в результате которого сейчас работает группа, которая подготавливает общую программу образования как на территории самой Грузии, так и в тех школах, которые не находятся на территории Грузии. В результате этой программы у нас появляется возможность легко интегрировать этих детей в случае их возвращения на родину, а также поставлять учебники за пределы Грузии. Такие школы есть в Италии, такие школы есть в Германии, такая школа есть в Москве. То есть воскресные школы открыты и функционируют во многих странах. Мы должны дать возможность этим детям, которые изучают грузинский язык, изучать по тем же программам, которые есть в Грузии для того, чтобы в случае их приезда в страну, они легко интегрировались в общество.

Олег Панфилов: Зураб, что касается людей, потребляющих информацию на армянском, азербайджанском, осетинском и абхазских языках. С осетинским проблем особо нет, потому что на территории Грузии, в центральной Грузии живет много осетин. Что касается абхазского языка, на кого рассчитаны эти программы, могут ли эти программы доходить до территории Абхазии?

Зураб Двали: Что касается осетинского, дело в том, что осетины, которые проживают на территории Грузии и те осетины, которые проживают на территории Российской Федерации, они разговаривают на разных осетинских языках, у нас фактически диалект осетинского языка, и поэтому мы, естественно, когда набирали людей в редакцию с образованием, полученном во Владикавказе, то есть они говорят на литературном осетинском языке. Смею вас заверить, все наши программы очень тщательно слушаются и смотрятся за пределами Грузии. Поэтому чтобы избежать нареканий в том, что не тот осетинский, поэтому люди самой высокой квалификации. Что касается абхазского, здесь тоже нет проблем. Дело в том, что очень много смешенных семей грузино-абхазских, и те люди, которые у нас работают в редакциях, это представители таких семей, этнические абхазы, которые получали образование в свое время в Сухуми, в сухумском университете. Так что с кадрами у нас проблем нет. Дело в другом, что, например, в Цхинвали и в Сухуми пытаются заглушать вещание грузинских центральных каналов. 21 век, как уже было сказано, есть еще вещание в интернете, поэтому если у человека есть желание услышать новости из Грузии, услышать альтернативную информацию тому, что передается из Москвы в отношении событий в Грузии, то путем интернета человек может это все получить.

Олег Панфилов: Дмитрий, когда вы разрабатывали поправки к закону об образовании и будут приняты экзамены у абитуриентов из числа национальных меньшинств, вы предполагаете, что азербайджанское население, армянское население будет стремиться поступать в грузинский университеты, а не в армянские, азербайджанские?

Дмитрий Шашкин: Мы сделаем все, чтобы это стало реальностью. Поэтому правительство максимально стимулирует эту программу. Кроме этого уже в конце мая этого года откроется в Кутаиси административная школа, в которой будут обучаться те представители власти, которые работают или которые хотят работать. Это будет пансионного типа школа, где они будут жить и обучаться, что очень важно. Кроме этого делаем программу по передаче учебников по грузинской истории, географии, мы переводим на армянский, на азербайджанский язык и бесплатно поставляем, чтобы еще раз под углом этой программы дать как можно больше информации. Это будут учебники на двух языках, 70% будет на армянском, азербайджанском, 30% на грузинском, чтобы у детей была возможность как можно лучше интегрироваться в сферу образовательную.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG