Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Книжное обозрение” Марины Ефимовой. “Кузены: история трех монархов”.



Александр Генис: Исторический труд, объединивший биографию трех монарших кузенов – Георга, Николая и Вильгельма, вызвал оживленный интерес у публики и критики. Книгу Миранды Картер представит слушателям ведущая нашего “Книжного обозрения” Марина Ефимова.

Miranda Carter. “George, Nicholas and Wilhelm.
Three Royal Cousins and the Road to World War I”
Миранда Картер. “Георг, Николай и Вильгельм.
Три монарших кузена на дороге к Первой мировой войне”

Марина Ефимова: Я помню, в юности многие из нас зачитывались историком Валишевским, занимавшимся очень увлекательной персонификацией истории. По Валишевскому, русская история двигалась волей и деятельностью (или бездеятельностью) облеченных властью красочных личностей, которых он и описывал. Примерно то же направление имеет и труд молодой, но уже известной британской писательницы и биографа Миранды Картер. Герои ее книги – три кузена: король Англии Георг V, русский царь Николай II и немецкий кайзер Вильгельм II.

Диктор: “Все три монарших кузена были отпрысками английской королевы Виктории: Георг и Николай были ее родными внуками, а Вильгельм – мужем ее внучки. И все трое как по своему образованию, так и по характерам, были плохо подготовлены к эпохе, которая им досталась”.

Марина Ефимова: Это была не лучшая эпоха для монархов. Новые ветры дули на всех политических аренах. В Англии реформатор из Уэльса, член Кабинета министров Дэвид Ллойд Джордж расшатывал монархию речами о том, что пора покончить с ситуацией, когда “девять десятых населения страны работают на одну десятую”. В Германии и в России назревали революции.

Диктор: “В то время как массовые движения на глазах меняли Европу, три монарха и их дворы (обнесенные высокими стенами этикета, традиций и наследственных должностей) оставались верны прошлому”.

Марина Ефимова: С красочными подробностями и с юмором Миранда Картер рисует портреты всех трёх монархов:

Диктор: “Вильгельм был фигурой довольно комичной, но при этом человеком чрезвычайно холодным, высокомерным и самоуверенным до глупости. Он сказал норвежскому композитору Эдварду Григу, что тот неверно дирижирует “Пер Гюнтом”. А при встрече с Рихардом Штраусом кайзер выразил глубочайшее презрение к современным композиторам, добавив, что сам Штраус - хуже всех. Вильгельм был автором одной единственной, но очень популярной шутки. В 1917 году кузен кайзера Георг V (очевидно, чтобы скрыть родство с немецкими монархами) сменил свой титул с “Георга Саксен-Кобург-Готского” на “Георга Виндзорского”. Узнав об этом, кайзер сказал: “Хотелось бы посмотреть пьесу “Саксен-Кобург-Готские насмешницы”.

Марина Ефимова: Георга Пятого Картер описывает как скучную посредственность. Он не знал иностранных языков и “боялся интеллектуалов”. Его любимыми занятиями была охота и собирание марок. “Он любил лесть и был чрезвычайно бранчлив”. Главная претензия Картер к Николаю Второму – то, что он был “страшно далек от народа”:

Диктор: “Царь Николай вырос в роскоши, невообразимой даже для других монархов. В одной из его пригородных резиденций было 900 комнат. Дворцы обслуживало 15 000 слуг. Николай любил провинцию, где можно было спрятаться от страшных радикальных перемен, происходивших в российской жизни. Он любил охоту, лес и называл оберегавших его агентов Охранки “натуралистами” - потому что они всегда прятались за деревьями”.

Марина Ефимова: Все три кузена, а особенно Георг и Николай, ценили свои родственные узы и даже любили друг друга. На это и рассчитывала королева Виктория, когда хлопотала о том, чтобы ее внуки заняли европейские троны. Королева была уверена, что если главами государств будут братья, мир в Европе обеспечен. Рецензент книги - Дуайт Гарнер – считает этот аспект истории наиболее интересным:

Диктор: “Вопрос “способны ли личные отношения мировых лидеров предотвратить войну?“ остается актуальным и по сей день. Роналд Рэйган во время переговоров с Советским Союзом о разоружении говорил, что “хотел бы посидеть наедине с Михаилом Горбачевым, у камина, и обо всем договориться”. Джордж Буш после встречи с Владимиром Путиным сказал журналистам, что “почувствовал душу русского президента”. Однако в начале века даже родственные узы трех монарших кузенов не спасли их от предательства, интриг и неразберихи и не уберегли мир от Первой мировой войны”.

Марина Ефимова: По популярной версии (которой придерживается и Миранда Картер) Первая мировая война началась из-за деспотического (или, во всяком случае, недемократического) правления тройки монархов, которые соревновались и между собой, и с другими странами, наращивая военный потенциал и раздражая соседей. По этой версии “пушки августа 14-го года” давно были наготове, и избежать войны можно было, лишь вовремя свергнув коронованных кузенов, которые не заслужили своих корон. Но вот что пишет известный британский историк Эндрю Робертс:

Диктор: “Миранда Картер – в соответствие с популярной мифологией – приписывает трём императорам-кузенам ведущие роли в истории Первой мировой войны. Между тем, Георг V (который, кстати сказать, был лучшим и самым верным долгу монархом 20-го века) к 1914 году обладал ничтожным влиянием на внешнюю политику Англии. Все решения в это время уже принимались премьер-министром, кабинетом министров и парламентом. В абсолютистской России царь Николай II имел власть, но не имел желания брать на себя ведущую роль. И даже власть Вильгельма была сильно ограничена и рейхстагом и армейским командованием. У Картер из исторического разбора выпали и император Австро-Венгерской империи Франц Иосиф (очевидно, за неимением родственных связей с кузенами), и Франция, хотя она занимала центральное место в тогдашней мегаполитике. Но главное - в книге не фигурируют реальные виновники – командная верхушка прусской армии”.

Марина Ефимова: Немецкие генералы сумели убедить и себя, и берлинских политиков в том, что нельзя упускать момента их военного превосходства над соперниками (Англией, Францией и Россией). И они воспользовались убийством эрцгерцога Фердинанда в Сараево как поводом для войны, унесшей больше 16 миллионов жизней.
Еще один печальный момент в истории монарших кузенов: в марте 1917 года Англия отказала в предоставлении политического убежища царской семье. В биографии короля Георга Пятого, опубликованной в 1983 году историком Кеннетом Роузом, подробно описывается, как король (кстати говоря, похожий на Николая Второго как близнец) и его личный секретарь лорд Стэмфордам решили не давать царской семье приюта, чтобы не раздражать британских левых. То, что королю не пришло в голову, какой может оказаться судьба Николая и его детей, действительно, говорит о том, насколько далеки от реальности были европейские монархи.
Персонификация истории в книге Картер (как и у Валишевского) опасно увлекательна. Опасно - потому, что иногда она увлекательней, чем сама история.

XS
SM
MD
LG