Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Русская премия" для империи слова


Мариам Петросян, лауреат "Русской премии"

Мариам Петросян, лауреат "Русской премии"

Минутой молчания в память о погибших в авиакатастрофе под Смоленском президента Польши Леха Качиньского и польской делегации, летевшей в Катынь, в Москве в "Президент-отеле" открылась пятая церемония награждения лауреатов "Русской премии".

- Мы скорбим по погибшим в авиакатастрофе под Смоленском и соболезнуем польскому народу в его горе.

- Уважаемые гости! Мы просим почтить минутой молчания память погибших польских граждан.

Это – первые слова ведущих церемонии, профессиональных актеров. После чего они сразу же перешли на заготовленный текст, связанный с Днем космонавтики. Вернулся к траурной теме победитель "Русской премии" в номинации "малая проза", писатель из Киргизии Алишер Ниязов, награжденный за сборник рассказов "Фархад и Ширин":

– Я хочу отметить сегодняшний день, в котором день траура совпал с Днем космонавтики. Это необычный и обычный день, в котором не могут не возникать мысли о том, как безнадежно все вокруг. Что касается меня, как киргизского писателя, то это не совсем так. Когда меня пинают менты у Белорусского вокзала или где-нибудь в Иваново, я воображаю себя эллином, принадлежащим к великой культуре, простиравшейся до самой Бактрии. Это та империя, которая оставила после себя культуру слова. Я узбек от русской мамы, родившийся в Таджикистане, живущий временно в Киргизии, пишущий на русском языке только потому, что не знаю другого. Вместе со мной хотят верить в то, что они - эллины, миллионы людей. Великая Греция после утери эллинистического мира не добилась каких-то заметных побед, кроме периода "черных полковников" и победы в футбольном чемпионате Европы под руководством немецкого тренера Отто Рехагеля.

У премии есть еще две номинации – "роман" и "поэзия". Лучшая русская крупная проза написана, по версии жюри, армянкой Мариам Петросян. Ее книга "Дом, в котором..." уже отмечена московскими критиками и получила полярные отзывы – от безусловного восхищения до абсолютного неприятия.

– Вообще-то книга значительная - в том смысле, что она что-то значит. Она возникла на стыке смены не то что поколений, а даже смены культур. Я отношусь к тем людям, кого стилистика этой книги – стиль позднесоветского журнала "Юность" – раздражает. Вся эта многозначительность, клички героев, высокопарные разговоры, моральные выборы, которые смехотворно очевидны, мне не близки. Но, с другой стороны, это – дневник. Напор искренности в этой книге – это некая летопись собственных переживаний и снов автора. Вероятно, есть аудитория у такого рода искренности "на разрыв", которая близка к аудитории блогов, ЖЖ и так далее, – предполагает специальный корреспондент газеты "Коммерсант" Анна Наринская.

Выбор жюри в номинации "поэзия" близок к выбору в прозе. Живущая в Америке Мария Тиматкова отмечена благодаря чистому, ясному и, как говорят критики, "чисто женскому" письму.

"Русская премия" учреждена пять лет назад при поддержке администрации президента при участии крупного среднеазиатского постсоветского бизнеса. Первоначально ею награждались писатели из стран Средней Азии и ближнего зарубежья. Сейчас премию поддерживает Президентский фонд Бориса Ельцина, но некоторые "родовые пятна" в ходе церемонии остались. Анна Наринская, которая впервые присутствует на награждении, говорит, что все происходящее напоминает ей презентации 90-х:

– Тут есть две вещи: некая эстетическая пошлость ведущих – их улыбок, одежды, грима, – и пошлость того, что они говорят. Например, то, что председатель премии в своей вступительной речи цитирует Медведева, мне кажется шокирующим. К президенту Медведеву необязательно относиться критически, но все-таки цитировать президента на событии, посвященном литературе, мне кажется, не совсем уместно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG