Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги референдума об изменении Конституции Тувы. Выборы мэра Братска. Отставка мэра Новокузнецка. Кто возглавит Челябинск? Политическая жизнь Приморского края. Беседа с бывшим мэром Архангельска, лидером движения "Неравнодушные" Александром Донским


Герб Тувы

Герб Тувы


Михаил Соколов: В день траура в России и в дни траура в Польше по жертвам чудовищной авиакатастрофы под Смоленском, погубившей цвет польской политической элиты, людей исторического масштаба, да таком жутком числе, нужно, это никогда не лишнее, еще раз высказать соболезнования всем сопереживающим.
Можно уже сказать о том, что вина есть на всех, готовивших альтернативный визит польского президента Леха Качиньского с посадкой на запущенный смоленский аэродром. Будет еще сказано и ошибке российских властей, не решившихся объединить визиты конкурировавших польского президента и премьера, встретить вместе и своего противника, и более удобного партнера, провести в один день достойное, общее для всех польских и русских политиков траурное мероприятие по жертвам сталинских расстрелов 1940 года.
Следствие идет. Но при непростых отношениях исторических элит России и Польши очень полезным было бы и независимое, максимально открытое, международное расследование смоленской катастрофы. Это сделает маргинальными версии сторонников «теории заговора» с обеих сторон.
Следует отметить, что в реакции на катастрофу мы, наконец, увидели нечто здоровое в поведении нынешней российской власти: правильные слова и нужные траурные решения президента Дмитрий Медведева и внешне верные шаги премьера Владимира Путина.
Но, главное, мы увидали живую и человечную реакцию потрясенного российского общества: горы цветы и свечи у польских посольства и консульств, сопереживание, то, что и надо в эти дни. Это - нечто непривычное даже для образованной России, обычно глуховатой к чужому горю: вспомните рассуждения патриарха Кирилла о Божьей каре для Гаити…
Наконец, публичная реакция властей России на смоленскую катастрофу, возможно, откроет путь к преодолению того катынского позора, который они же и затеяли, засекретив от родственников жертв расстрелов 1940 года материалы следствия о тех преступлениях.
Владимир Путин в Катыни смог уже сказать «нашей стране дана ясная политическая правовая, нравственная оценка злодеяниям тоталитарного режима, и такая оценка не подлежит никаким ревизиям». Впрочем, как-то обошелся без имени Сталина, еще и заметил, что «ложь и подтасовка» - возлагать вину катынские расстрелы «на российский народ». Покаяние фактического лидера России, правопреемника СССР, за грехи сталинизма опять было неполным.
Пока что на представителя российского народа Владимира Путина можно и нужно даже после коленопреклонений и траурных слов возлагать вину за заботливое (как принято в КГБ) сокрытие имен палачей убийства 22 тысяч поляков, за путанные объяснения, фальсификацию исторических фактов даже в катынской речи.
Перед лицом общей беды, когда в смоленской катастрофе погибли не только политики, но и родные польских офицеров, убитых бериевцами, в предвидении вполне ясного вердикта Страсбургского суда, которому Россия отказалась предоставить материалы следствия по Катыни, все же не кажется невероятным, что после трагедии, наконец, будет снят с сотни томов следственного дела позорный для России путинский гриф секретности. Тогда и откроется путь к полной правде, нужной, прежде всего, для российского народа, да и к другим отношениям России и Польши, не в рамках старого спора славян меж собою.
Признаки такой эволюции есть: фильм Анджея Вайды «Катынь» вопреки политической конъюнктуре, требующей от Юрия Лужкова опозорить Москву к 9 мая портретами Сталина на улицах, повторно уже первым экраном показали на канале «Россия».
Вслед за такими траурными виртуальными извинениями могли бы последовать и давно перезревшие политические решения. А сегодня мы вместе скорбим и вспоминаем жертв уже двух польско-российских трагедий: Катыни и Смоленска.

А теперь поговорим о политической жизни российской провинции. В Туве прошел референдум об изменении Конституции. Оппозиции не дали возможности контрагитации, и она проиграла.
Из Кызыла сообщает Александр Филатенко.

Александр Филатенко: В истории современной Тувы это уже второй референдум. Первый проводился 6 мая 2001 года. На нем как раз и принималась та самая конституция, в которую вчера, девять лет спустя, 11-го апреля 2010 года, вносились поправки.
В бюллетень был включен лишь один вопрос: «Согласны ли Вы внести изменения в Конституцию Республики Тыва, приняв прилагаемый проект закона «О внесении изменений в Конституцию Республики Тыва»? С самим же проектом, по объему это увесистая брошюра в 60 страниц, избирателям предлагалось ознакомиться в течение двух месяцев через местные СМИ.
Всего эксперты насчитали 11 основных противоречий российскому законодательству, которые необходимо было устранить. Они касались норм гражданства, народовластия, избрания высшего должностного лица, которого теперь представляет парламенту президента страны. Кстати, главу исполнительной власти - председателя правительства - теперь вновь будут именовать президентом-председателем правительства, как это было десять лет назад. По мнению членов инициативной группы, это повысит статус республики. А вместо двухпалатного Великого Хурала из 162 человек теперь будет Верховный Хурал из 32 депутатов, девять из которых будут работать на постоянной основе.

Избиратель: «Если есть возможность сэкономить, то на эти деньги можно построить в городе Кызыле садик на 100 миллионов, а в поселке можно за 80 миллионов шикарную школу построить».

Александр Филатенко: В основном разъяснительная работа в агитационный период сводилась к тому, что электорату приходилось объяснять, что Туву не собираются никуда присоединять. Именно так народ понял затею с проведением референдума. Председатель Совета ветеранов Маспык-оол Кара-оол признается:

Маспык-оол Кара-оол: Народ взбудоражен. Народ недоумевает. Что хотят присоединить Туву к Красноярскому краю. Мол, поэтому Хлопонина сняли, сейчас Сергея Кужугетовича Шойгу туда переведут, и он нас присоединит.

Александр Филатенко: Глава Тувы Шолбан Кара-оол дважды вынужден был выступить с официальным заявлением:

Шолбан Кара-оол: Я родился на этой земле и умирать здесь буду. И дети моих детей здесь будут жить, я не допущу, чтобы статус республики изменили. Это не выгодно нашему государству, да и многонациональный народ Тувы не поймет.

Александр Филатенко: Масла в огонь подливала оппозиционная газета «Риск», выступавшая против проведения референдума. Это единственное в Туве издание, которое поддерживало оппозицию в лице группы депутатов во главе с опальным экс-спикером Василием Оюном. Они сразу же выступили против референдума. А проводимые конституционные реформы назвали возвратом к тому государственному устройству, которое было в девяностые годы. И от которого сам же народ отказался на референдуме 2001 года. Оппозиция дважды предпринимала попытки оспорить решения о проведении референдума через суд. Но безрезультатно.
А аккурат накануне референдума, 5 апреля, мировой суд г. Кызыла, закончил рассмотрение уголовного дела двухлетней давности, возбужденного в отношении издателя газеты «Риск» Сергея Конвиза, который обвинялся в нападении на милиционера на избирательном участке. Суд признал Сергея Конвиза виновным и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на шесть месяцев с отбыванием наказания в колонии-поселении. Он был заключен под стражу прямо в зале суда. А к месту отбывания наказания направлен под конвоем.
Сторонники Сергея Конвиза сразу же назвали приговор мирового судьи результатом политического заговора властей республики, решивших «накануне референдума о конституционной реформе устранить самого серьезного оппонента». Они считают, что в ходе рассмотрения этого дела, которое длилось почти два года, было допущено большое количество нарушений, как со стороны следственных органов, так и судебными инстанциями.
Адвокат милиционера, которого обидел Сергей Конвиз, Виталий Уванаай, напротив, считает приговор мягким, и тоже подал апелляцию.

Виталий Уванаай: Мы считаем приговор мягким и выразили свое несогласие с этим.

Александр Филатенко: Всего в тексте тувинской конституции, принятой на всенародном референдуме 6 мая 2001 года, содержалось более 140 противоречий. Они устранялись в 2003, 2005, 2006, 2007 и 2008 годах путем принятия законов Великим Хуралом. Но некоторые статьи изменить можно было только путем референдума, который и был проведен 11 апреля.
Отныне Конституция Республики Тыва полностью соответствует Конституции Российской Федерации.

Михаил Соколов: Пост мэра Челябинска стал вакантным, после того, как Михаил Юревич был назначен губернатором Челябинской области.
Рассказывает Александр Валиев.

Александр Валиев: В Челябинске появится должность сити-менеджера. Связано это с тем, что нынешнего главу города Михаила Юревича депутаты Законодательного собрания, согласившись с предложением президента, утвердили на посту губернатора области, взамен уходящему на покой Петру Сумину. До окончания полномочий Юревича мэра остается еще 4 года, и он хочет, чтобы на посту главы города остался человек из его команды. Схема предлагается следующая: вместо прямых досрочных выборов мэра, первоначально запланированных на осень, главой города Челябинска теперь будет являться председатель Думы, избирающийся из числа депутатов. После этого комиссия, в состав которой войдут шесть депутатов Думы и три представителя Законодательного Собрания области, которых определят в ходе консультаций между губернатором и главными лицами Заксобрания, проведет конкурс на должность сити-менеджера. В своих блогах некоторые челябинские политики уже заявили о сомнениях относительно законности таких нововведений. В частности, член Регионального совета Челябинского регионального отделения партии "Яблоко" Алексей Табалов готов, если понадобится, привлекать суды и прокуратуру, дабы установить истину. Между тем, вот как журналистам объяснял эту инициативу вице-мэр Олег Грачев.

Олег Грачев: Как сделать так, чтобы гарантировать, по крайней мере, до 2014 года, на срок, на который жители города избирали главу города господина Юревича, выполнение в полном объеме тех обязательств, которые были им взяты. Наверное, было бы с человеческой точки зрения, с точки зрения политики разумно и правильно обеспечить такую систему власти, при которой он был бы уверен, что эти обещания и планы будут реализованы.

Александр Валиев: Наиболее вероятными кандидатами большинство экспертов называют вице-мэра Сергея Давыдова на пост сити-менеджера, и председателя Думы Бориса Видгофа на пост главы. Среди других претендентов звучали имена заместителя председателя Челябинской городской думы Станислава Мошарова и депутата предпринимателя Андрея Барышева. Вот как комментирует ситуацию сам Барышев.

Андрей Барышев: Брать на себя ответственность назначать главу города, наверное, нечестно перед избирателями. Нас выбирали с точки зрения того, что мы должны быть депутатами и выполнять свои обязанности. А мы мэра города выбирали напрямую, мы сегодня лишаем челябинцев этого права. Было бы правильным проводить референдум, после референдума распустить сначала думу, потом избрать новый состав городской думы уже с полномочиями избирать главу города. Как недаром говорили: а царь-то не настоящий.

Александр Валиев: Политолог Алексей Ширинкин считает, что закон не нарушен.

Алексей Ширинкин: Все абсолютно законно. У нас государство в 2007 году предложило такую формацию управления муниципалитетами. Принцип выборности исполнительной власти не нарушается, исполнительную власть выбирают депутаты, депутатов выбирает народ. То есть фактически сегодня речь идет о том, что цена депутатского мандата заметно возрастает. Сейчас депутаты решают, кто будет председателем, кто будет таким образом мэром города, они входят в состав конкурсной комиссии по назначению сити-менеджера.

Александр Валиев: Алексей Ширинкин уверен, что глава города в новой схеме городского самоуправления превратится в чисто номинальную фигуру, и вся реальная власть будет сосредоточена в руках сити-менеджера. Между тем, глава областного законодательного собрания Владимир Мякуш уже заявил, что приветствует нововведение, что лишний раз доказывает: на пост сити-менеджера назначат нужного Михаилу Юревичу человека.

Владимир Мякуш: Я к этой схеме отношусь положительно, потому что эта схема нам даст возможность плавно провести переход власти в этом муниципальном образовании и, наверное, поможет нам избежать больших затрат финансовых ресурсов, которые необходимы на проведение избирательной кампании. Эта сейчас ситуация нарабатывается. Я думаю, и у регионального отделения партии, и у местных отделений партии города Челябинска она найдет поддержку и, думаю, что сегодня это самый оптимальный вариант.

Александр Валиев: Вполне возможно, что этот вариант действительно большинством здравомыслящих людей будет признан как самый оптимальный. Хотя бы потому, что реальной оппозиции Юревичу в городе нет, и тратить средства и время на выборы, которые в результате выиграет все равно ставленник нового губернатора, действительно нерационально. Говорит Алексей Ширинкин.

Алексей Ширинкин: Такая оппозиция, которая существовала год назад в лице Никитина и всей компании, сегодня не существует. То есть просто проиграли выборы в думу. Фактически сегодня оппозиция в целом разбежалась, она расколота. Те люди, которые активно занимались, кого двигали на пост кандидатов в депутаты городской думы, кто-то ушел к Юревичу, кто-то бросил все. Никакой оппозиции нет.

Александр Валиев: Общественные слушания по изменению в устав города запланированы на 15 апреля. А через неделю после этого Михаил Юревич вступит в должность губернатора.

Михаил Соколов: Политическая жизнь Приморского края и после утверждения на губернаторском посту уже в который раз Сергея Дарькина остается яркой. Из Владивостока сообщает Марина Лобода.

Марина Лобода: В апреле приморский региональный политсовет "Единой России" уволил с должности шесть районных партийный секретарей. Так партия власти оценила свои результаты на мартовских муниципальных выборов.
Оценка суровая, если учесть, что избирались главы девяти муниципальных образований - в шести районах парторгам выставлена оценка "неуд". В Пожарском районе Приморья выборы вовсе не состоялись, избиратели испортили более трети своих бюллетеней, таким образом выразив свой протест. В остальных районах позиция краевой партийной верхушки часто не совпадала с позицией низовых ячеек, в результате за пост главы боролись два партийца - выдвинутый региональным Политсоветом и кандидат от районной организации. Нынешняя кадровая зачистка призвана упорядочить ряды, считает пресс-секретарь регионального политсовета "Единой России" Татьяна Костырко.

Татьяна Костырко: Любой человек, который берет на себя ответственность, но понимает, что не справится со своей работой, он должен нести наказание. Секретарь не справился, показатель низкий, где были выборы, значит он должен понести наказание. День ото дня политическая борьба становится все более ожесточенной, рьяная. Знаете, поэтому и другим неповадно будет.

Марина Лобода: Скандал разразился и внутри самой политической элиты края, два дискуссионных клуба "Единой России" - патриотический и социально-консервативный - вошли в клинч. Волнение в партийных рядах вызвало смелое предложение руководителя фракции "Единой России" в Законодательном Собрании, ректора Дальневосточного университета Владимира Курилова. Заявление прозвучало на заседании социально-консервативного клуба, где обсуждалась перспектива отношений с Японией и судьба островов Курильской груды.

Владимир Курилов: Россия и Япония одинаково заинтересованы в сотрудничестве. Мы рассматриваем вопрос о совместном использовании спорных территорий до создания специального статуса для этих территорий и для совместного экономического использования этих территорий, на мой взгляд, препятствий серьезных нет.

Марина Лобода: Реакция клуба патриотического была мгновенной, его председатель, депутат думы Владивостока Игорь Чемерис заявил:

Игорь Чемерис: Это было сказано не на кухне за чашкой чая. Было заявлено, что по спорным территориям принятие политического решения вдалеке, но он предложил вариант совместного экономического использования этих территорий с Японией. Для кого эти территории являются спорными? Для него? Для японцев? Для меня эта территория не спорная – это российская земля, это российская территория. Для меня, честно говоря, закралась такая мысль: может быть Курилов выполняет то ли чей-то заказ, то ли озвучивает чью-то мысль. И для того, чтобы это было неголословным, я выступил с предложением пригласить нашего коллегу на заседание президиума для того, чтобы ситуацию прояснить. Потому что она очень серьезная и позиция должна быть четкая и понятная. Потому что мы на сегодняшний день представляем власть.

Марина Лобода: В адрес партийца пошли упреки, ректору университета поставили в вину и наличие филиала вуза в стране Восходящего Солнца и какие-то японские гранты, которые якобы отрабатывает видный единоросс. Однако, сторонние наблюдатели полагают, Курилов знал, что говорил. Нет дыма без огня, убежден депутат думы Владивостока член "Справедливой России" Николай Марковцев:

Николай Марковцев: Я Владимира Ивановича знаю давно, знаю как человека очень осторожного, он ничего просто так, не посоветуясь, делать ничего не будет. Знаю, что он очень плотно работает, общается с Грызловым, председателем Государственной думы. Скорее всего эта информация была ему доведена, чтобы он ее как-то продвигал, чтобы шла с места, с Дальнего Востока. Денег в государстве сегодня нет, колоссальные богатства мы теряем каждый год на Курилах. Чем дальше, тем хуже и хуже. Сегодня там все развалилось. Лет через 20-30 там вообще ничего не будет, и японцы голыми руками будут острова забирать. То, что они так оголтело набросились: что такое, родину продаешь. Я думаю, потому что это Курилов озвучил. Если бы это озвучил Дарькин, эти же люди тут же бы начали кричать: какой умный Дарькин, только он додумался. Все было бы по-другому, смотря кто эту идею озвучит. Но когда узнают, по чьей инициативе была идея Куриловым озвучена, я думаю, все хвосты прижмут.

Марина Лобода: На ближайшем заседании Президиума регионального политсовета "Единой России" будет заслушана позиция партийца Курилова по Курилам.

Михаил Соколов: В Иркутской области во втором по значению городе - Братске 23 мая пройдут выборы мэра.
Сообщает Виталий Камышев.

Виталий Камышев: В Иркутске кандидат «Единой России» Сергей Серебренников проиграл выборы мэра выдвиженцу КПРФ Виктору Кондрашову. До этого Серебренников занимал пост мэра Братска, полномочия сложил по собственному желанию и поэтому в новых выборах главы города, назначенных на 23 мая, участия принимать не имеет права.
Иркутский политолог Сергей Беспалов – он родом из Братска, долго жил и работал здесь – считает, что за контроль над городом будут бороться две основных «группы влияния».

Сергей Беспалов: Это группа сторонников Олега Дерипаски, либо ставленников, точнее, Олега Дерипаски, которая опирается на финансовую мощь Братского алюминиевого завода, компания Иркутскэнерго – это все принадлежит Дерипаске, деятельность которых координирует бывший мэр Братска Сергей Серебренников.
И вторая группа, авторитетные местные лидеры, среди них будет некая группа создана, которую будет координировать депутат законодательного собрания Александр Гаськов. Он выдвиженец партии "Справедливая Россия" и ему фактически принадлежит весь коммунальный бизнес в городе.

Виталий Камышев: Другие мощные бизнес-группы, имеющие интересы в Братске, в частности лесопромышленный концерн «Илим палп», от борьбы уклоняются и от любых комментариев на тему грядущих выборов пока отказываются.
Со своим кандидатом на досрочных выборах мэра Братска определились коммунисты. Им стал беспартийный Александр Серов, технический директор ООО «Электрокомплект». Его кандидатура получила единогласную поддержку конференции местного отделения КПРФ, состоявшейся 7 апреля. Иркутское региональное отделение партии «Справедливая Россия» выдвинуло директора строительной компании ООО «Стройком» Константина Орлова в качестве кандидата на досрочные выборы мэра Братска. Как сообщил сам Константин Орлов агентству «Федерал пресс», пока он не является членом партии «Справедливая Россия», но планирует в ближайшее время вступить в нее. Теперь, похоже, фигура кандидата-предпринимателя стала в Приангарье модным трендом.
Интересно, что на недавних выборах мэра Иркутска «эсеры» поддерживали кандидата «Единой России».
Однако политические партии вряд ли сыграют роль ведущих игроков на выборах мэра Братска, уверен политолог Сергей Беспалов.

Сергей Беспалов: У ЛДПР традиционно в Братске нет сильных лидеров. Более того, она традиционно в народном сознании связывается с криминальными структурами. Один из бывших лидеров ЛДПР в Братске ныне проходит обвиняемым по делу об убийстве прокурора города Братска, которое было совершено 11 лет назад.
Коммунисты, да, у них, конечно, эйфория, связанная с выборами в Иркутске и победой кандидата, поддержанного КПРФ. Но надо четко сказать, что все-таки не хватит сил у КПРФ пробиться в Братске, потому что нет финансового ресурса, город географически очень сильно разбросанный, протяженность города более 80 километров.
Один из депутатов городской думы и единственный, который прошел от КПРФ, некто господин Пигарев, он представляет один из самых отдаленных районов города и малоизвестен в центре, где проживает две трети всех избирателей.
Вот этим трем партиях не удастся выставить сильного кандидата, который составит реальную конкуренцию кандидату от "Единой России".

Виталий Камышев: Но Иркутское региональное отделение «Единой России» после провала на муниципальных выборах 14 марта переживает кризис – единороссы ведь проиграли не только в Иркутске; их кандидат потерпел поражение также на выборах мэра Усть-Илимска, там с большим отрывом победил представитель «Справедливой России». Ситуация в Братском местном отделении «Единой России» не лучше, говорит Сергей Беспалов.

Сергей Беспалов: Сейчас проводится некая процедура праймериз. Однако, насколько мне известно, она крайне неэффективна. Потому что, как выяснилось, поляна "Единой России" зачищена, лидеров в классическом политологическом смысле этого слова нет, есть какие-то чиновники более-менее известные. Никто не может понять, кого же все-таки "Единая Россия" поддержит на своей конференции 14 числа.
Губернатор области, который продвигал Серебренникова, он практически никак не позиционирует себя по отношению к выборам в Братске. Я думаю, это связано в том числе и тем, что непонятно, на кого ставить. Все затаились, и выбор кандидатуры, на мой взгляд, будет достаточно случайным.

Виталий Камышев: Выдвижение кандидатов на должность мэра Братска завершается 22 апреля.

Михаил Соколов: Сегодня гость нашей передачи - бывший мэр Архангельска, один из лидеров движения "Неравнодушные" и руководитель протестных акций в северном крае Александр Донской.
Александр, в каком состоянии находится город, область при нынешнем губернаторе Илье Михальчуке? Я слышал какие-то фантастические цифры, что люди платили зимой только за отопление по 4-5 тысяч рублей в двухкомнатной квартире?

Александр Донской: Это правильная цифра. Один из членов движения "Неравнодушные" платил в прошлом году три тысячи при зарплате 7 тысяч рублей, а в этом году он платит 5 тысяч в месяц. То есть у него остается 2 тысячи, на которые он должен содержать жену, которая не работает, двух детей. Это просто ситуация, при которой они недоедают.
И самое интересное, после его выступления на митинге, это Михаил Пестелев, и после его заявления в прокуратуру по поводу коррупции в мэрии Архангельска, и после, как он написал письмо президенту об этом, его уволили с работы. Вот такая ситуация происходит.
На самом деле власть понимает, что мы правы, она понимает, что то, что мы говорим про тарифы, мы говорим о том, что в тарифах огромная коррупционная составляющая – это правда. И вместо того, чтобы изменить ситуацию, они борются с оппозицией, просто давят СМИ, давят оппозиционеров, и пока что ничего не меняется, к сожалению.

Михаил Соколов: Вы провели несколько митингов, митинг 28 марта был крупным мероприятиям, было около 3 тысяч человек, и тем не менее, власти не идут навстречу. Как это может быть вообще? Сегодня три тысячи выйдет, завтра пять, потом десять.

Александр Донской: Что интересно, мы провели самую большую демонстрацию и самый большой митинг за все постсоветское время. Люди пришли сами, им никто не платил. Это те люди, которые чувствуют, что нужно выходить на площадь и говорить то, что происходит. Те люди, которых не устраивает цензура в СМИ, которую сделал губернатор.
На самом деле ситуация страшная. То есть я, честно говоря, боюсь одного, что если власть не изменит своего отношения к населению, то будут бунты, погромы, будет революция, я бы этого не хотел. Я считаю, что от революции пострадают все. Поэтому мы призываем президента вмешаться в ситуацию в Архангельске. Потому что губернатор Михальчук занимается не тем, чем должен заниматься губернатор.

Михаил Соколов: А чем же он занимается?

Александр Донской: Он занимается коррупцией, он привел в Архангельск огромное количество людей, которых поставил на ключевые должности, для некоторых были созданы специально должности. При этом, когда он создает должности и представляет людей, он представляет их как борцов с коррупцией. И самое страшное, что все эти люди, которых он представлял как борцов с коррупцией, попались на коррупции.
Его племянник, которого он назначил на должность заместителя мэра Архангельска по строительству, которую он специально придумал для него, создал коррупционную схему и совместно с чиновниками мэрии, совместно с мэром города было выведено из бюджета 119 миллионов рублей, которые предназначались на строительство социального дома. Архангельск при всем при том является лидером России по количеству ветхого и аварийного жилья. То есть люди ждали дом, они хотели получить в нем квартиры, и деньги были просто украдены. То есть когда нам говорят о том, что есть откаты 10, 20, 50%, то в Архангельске воруется все, взяли сумму перечисленную, украли.
И мне, допустим, абсолютно понятно, кто в этой схеме участвовал. Мы сообщили об этом в правоохранительные органы - и тишина. Есть заявления по поводу мэра Павленко в правоохранительные органы, прокуратуру, что он превысил служебные полномочия - и тишина. Есть письмо президенту по поводу того, что мэр Павленко превысил служебные полномочия - и тоже тишина.
Я считаю, что корень выборов в Архангельске, потому что Павленко незаконно стал мэром. Он стал мэром с помощью фальсификаций. С самого начала, если человек незаконно пришел к власти с помощью "крыши", с помощью того, что у него есть покровители в администрации президента, в центральном политсовете "Единой России", такое впечатление, что ему позволяют просто заниматься, чем он хочет, лишь бы платил своей "крыше".

Михаил Соколов: Вы жалуетесь на мэра, разоблачаете губернатора, а федеральный центр на это не реагирует. Значит это система просто-напросто, система покрывает. Надо бороться не с конкретным губернатором, не с конкретным мэром, а менять систему.

Александр Донской: Я согласен. Я даже говорил о том, что меня спрашивают часто, кого бы вы хотели видеть губернатором. Хоть кого Путин назначит губернатором, хоть обезьяну, лишь бы эта обезьяна или этот человек работал на благо региона, лишь бы выполнял обязательства перед жителями, то, чего ждут. Нам необходимо в первую очередь расселить ветхое и аварийное жилье, потому что люди живут в трущобах, люди деградируют. Невозможно жить в падающем доме и иметь нормальное сознание, бытие определяет сознание. Я это понимаю прекрасно.
Я считаю, что Путин создал эту систему. Это главный человек в стране, который управляет всеми, в том числе Медведевым. Конечно, Путин должен уйти. Но сейчас мы хотим, чтобы хотя бы что-то изменилось, то есть мы к кому-то должны апеллировать. Мы не обращаемся к Путину, мы обращаемся к президенту. Потому что это человек, который может убрать губернатора теоретически. Конечно, он в нынешней системе несвободен, он должен посоветоваться с Путиным. Более того, он должен получить от него, скажем так, указания. Но мы действуем по закону, я уважаю закон, и я действую по закону. И я уверен, что если мы будем действовать так дальше, то либо власть изменится, потому что власти придется нравиться населению, иначе они все равно слетят, либо они просто уйдут.

Михаил Соколов: Александр, удалось ли оппозиции в Архангельске объединиться, левым, правым, всем силам? Все-таки вопросы, в конце концов, вопросы не даже политики в первую очередь, которые волнуют граждан, а вопросы быта, скажем так.

Александр Донской: На самом деле тема объединения оппозиции не совсем правильная. Нужно объединять всех неравнодушных людей. У нас в движении есть представители всех партий.

Михаил Соколов: Вы создали движение под названием "Неравнодушные".

Александр Донской: Мы специально его не регистрируем, не создаем офисов, это партизанское движение, которое есть в интернете. Мы собираемся на встречи, допустим, в каком-нибудь кафе, мы собираемся на улице и мы действуем группами. Мы действуем по закону, самое главное.
В это движение входят представители всех партии – ЛДПР, КПРФ, "Справедливой России", "Единой России", "Солидарности", различных местных организаций, например, движение "Мое жилье". Но входят туда не организации, а личности, те люди, которые считают себя неравнодушными. На мой взгляд, все партии и политические так называемые оппозиционные движения, они неэффективны сейчас.

Михаил Соколов: А почему?

Александр Донской: Потому что несогласные, само по себе слово "несогласные", оно предполагает, что люди ищут несогласие, а нужно искать в обществе согласие.

Михаил Соколов: А "Солидарность"? "Солидарность" хорошее слово.

Александр Донской: "Солидарность" хорошее слово. "Солидарность", например, не работает с членами "Единой России", "Справедливой России", воспринимает как врагов. Мы приглашаем всех.

Михаил Соколов: Приглашаем зачем?

Александр Донской: Приглашаем затем, чтобы менять ситуацию. То есть у нас есть миссия, мы хотим, чтобы каждый человек, который будет в движении "Неравнодушные", самореализовывался на благо общества. Мы хотим, чтобы жизнь в России была более комфортной и безопасной. Потому что те же теракты в метро, мы обсуждали тему безопасности в метро на встрече "Неравнодушных" в Москве еще до этих терактов, мы чувствовали, что есть проблема. Сейчас эта тема стала более актуальной.
Если мы говорим про Америку, там произошли теракты, как бы ни ругали Буша, но были предприняты меры безопасности, что после этого не было подобных терактов. Наш Путин говорит о том, что надо мочить в сортире террористов, борются с терроризмом, увеличиваются суммы на борьбу с терроризмом.

Михаил Соколов: Теперь в канализации искать будут.

Александр Донской: А что происходит? Теракты продолжаются. Люди чувствуют, что Путин слабый. Почему люди стали меньше бояться высказываться, потому что его слова расходятся с делом. Если бы он действительно замочил всех террористов в сортире, то вопросов бы не было, люди готовы бы терпеть ограничения свободы. Потому что у нас люди не совсем понимают, зачем демократия. Но если человек не может справиться с терроризмом, то ему не доверяют, не доверяют как политику, не доверяют как мужчине.

Михаил Соколов: Александр, все-таки ваше движение как-то может сформулировать программу, два, три, четыре пункта, вокруг чего объединяться этим "Неравнодушным"?

Александр Донской: На самом деле я говорил термин – партизанское движение. В каждом городе будет создаваться свое отделение "Неравнодушных", в каждом городе, в каждом селе. Я сейчас ищу партнеров.

Михаил Соколов: Через интернет?

Александр Донской: Через интернет. То есть любой человек может стать лидером движения в своем городе, в своем селе. Я спокойно говорю свой телефон. Если позволите, я его скажу прямо в эфире. Мой телефон 771-17-17. Это московский телефон, код 495. 8-495-771-17-17.
Любой человек может сообщить мне, что он хочет возглавить движение в своем регионе, мы с ним поговорим, и он это сделает. Я ему передам весь опыт. Это наподобие того, как "Макдональдс" передает своим партнерам франчайзинговый договор. Только здесь не будет денег, мне не нужно за это денег, я просто им это подарю. Моей целью является провести через небольшое время, года через два, через три конгресс "Неравнодушных", чтобы люди приехали со всех регионов и собрались в Архангельске. И там родится новая партия, партия будущего, квази-партия, она будет называться "Неравнодушные" или "Неравнодушная Россия".

Михаил Соколов: А пока вы много нашли "неравнодушных", тех, кто могли с вами, человеком, которого судили, сняли с должности, который выводит людей на митинги, который говорит то, что думает, и критикует власть, готовы иметь дело? Сколько таких людей?

Александр Донской: Очень мало, люди боятся. Что меня радует, что сейчас создана организация в Москве. Два человека на меня вышли, которые готовы создать организацию в Питере. Я сейчас веду переговоры с другими людьми.
На самом деле у меня нет возможности обращаться к массам. Если гипотетически представить ситуацию, что мне дали возможность выступить на каком-то из центральных каналов или хотя бы РЕН-ТВ у Максимовской, что тоже сейчас невозможно, я в "черном списке", то я с удовольствием призвал бы людей обращаться ко мне, я бы им помог.
Но интернет на самом деле - это маленькая возможность, потому что интернет мало политизирован, интернет воспринимается как развлечение. Там политики меньше 5%, и людей, которые интересуются политикой, меньше 5%. Там люди развлекаются, не та площадка. Нужно телевидение.
Одна из моих целей – это освободить существующие СМИ от цензуры. Для этого нужно создавать свободные СМИ. И мы сейчас с неравнодушными в Москве сделали такой ресурс SuperMSK.ru - это сайт, который мы зарегистрировали. И сейчас мы ищем туда акционеров. Мы заплатили 600 рублей, и каждый человек может купить 1% на этом сайте за 6 рублей и дальше, соответственно, вкладывать и капитализировать этот ресурс и влиять на его политику. Чем больше будет таких акционеров, тем лучше. Конечно, все это пока в зародыше.
Большинство людей мне говорят, что я сумасшедший, это нереально, тебя снова посадят, и все, кто будет стоять рядом с тобой, тоже посадят, в худшем случае еще и расстреляют.

Михаил Соколов: Скажите, в Архангельске сколько людей участвуют в движении "Неравнодушные", чем они занимаются, кроме митингов против власти?

Александр Донской: На текущий момент активистов, лидеров 40 человек. Мы будем собираться в одном из кафе, придет 40 человек. Мы сделаем на следующей неделе детский праздник в Архангельске, называется он "Неравнодушные детям". Мы будем дарить детям радость. Мы берем на аутсорсинг у власти на проведение детского праздника, при этом мы не спрашиваем у них разрешения. И мы сделаем детский праздник, лучший детский праздник в Архангельске. При этом мы сделаем его без денег с помощью волонтеров. Мы уже нашли коллективы, которые там будут выступать, мы нашли фокусников, жонглеров, мы нашли людей, которые будут проводить конкурсы. Мы собрали призы, там будут бесплатно раздаваться шары. Это будет очень классное мероприятие. Мы хотим дарить людям радость.

Михаил Соколов: А памятник, который вы ставили губернатору Илье Михальчуку – это тоже подарок в радость людям?

Александр Донской: Это посыл власти, мы ищем нетрадиционные пути. Потому что власти не дают нам выступить в прессе. Мы делаем митинги, власть не реагирует на митинги. Мы придумываем что-то новое. Мы провели демонстрацию - реакции нет. Значит мы открываем памятник Михальчуку. Мы будем садиться завтра и думать о том, что еще сделать. Мы будем подходить творчески. Потому что, к сожалению, у нас нет денег. Предприниматели боятся давать деньги, боятся даже об этом разговаривать, они думают, что у них в заднице вставлен "жучок" и что их слушают все, начиная от губернатора, кончая представителями президента.
Поэтому нам приходится как-то выкручиваться, это инициатива волонтеров. При этом люди рискуют лишиться работы, лишиться своего места в институте. У нас есть парень, который учится в школе в 8 классе, он говорит, что после того, как он сходил на собрание "Неравнодушных", у него был разговор с завучем, которая сказала, что она член "Единой России", и сказала, что если он не прекратит этим заниматься, для него это плохо кончится. Для меня это пахнет совком. И совок был неэффективной системой, он рухнул. Единственное отличие нынешней России от совка - это то, что советскую идеологию заменило православие. И это еще более страшно.

Михаил Соколов: Кроме того, людям есть, что купить. Все-таки экономические механизмы работают, в отличие от советской системы.

Александр Донской: Из Москвы это так кажется. Многие люди в Москве мне говорят: сейчас же можно все купить. А вы приезжайте в Архангельск, придите на любой из островов, где закрылись заводы, которые были искусственным образом открыты в советское время, сейчас не выдержали конкуренции, где людям негде работать, они живут в падающих домах, в трущобах, и они просто пьют. И когда ты приходишь, там пьют все – бабушка, дедушка, папа, мама, дети пьют.

Михаил Соколов: На водку деньги есть?

Александр Донской: Есть деньги на всякие суррогаты, можно сказать, что это проблема людей. Я, честно говоря, всегда удивлялся, когда я видел в таких домах людей, которые не спились, которые содержат свой дом в чистоте. Все-таки есть такой принцип – бытие определяет сознание. Это проблема государства. Потому что если государство насильно туда людей привезло, поселило в бараки, которые были построены в расчете на пять лет, они живут уже 50 лет, то государство должно расселить и переселить людей в другие регионы. В Архангельске должно жить максимум 50 тысяч человек, сейчас там живет 350 тысяч – это лишнее население, это проблема государства.
Когда проводят олимпиаду и вбухивают огромные деньги – это просто цинизм по отношению к тем людям, которые живут в трущобах в Архангельске. Я пытался пригласить президента и премьера съездить в трущобы, я снова приглашаю: пожалуйста, приедьте в эти трущобы, посмотрите, понюхайте, чем там пахнет, посмотрите на этих людей. Это ваши люди, они деградируют. И когда они вырастут, что вы будете с ними делать? Они вас сметут. Но это будут уже не цивилизованная смена власти.

Михаил Соколов: Александр, вот вы ратуете за другую систему. Все-таки, каков политический идеал "Неравнодушных"? Может быть вы это видели за рубежом, может быть читали в книгах. Что вы можете предложить?

Александр Донской: Я смотрел дебаты Саркози и Руаяль, я смотрел дебаты Маккейна и Обамы, я хочу, чтобы то же самое было в России. Я хочу, чтобы работали социальные лифты. Я хочу, чтобы в России образовывались учебные заведения наподобие Итона в Англии, откуда будет выходить элита. У нас, к сожалению, наверх выходят не самые лучшие люди, не с самым лучшим потенциалом. У нас наверх выходят те люди, которые нравятся Путину. Но он мало людей знает в России. У нас реально нет конкуренции - это плохо. И когда тупые люди управляют страной, но лично преданные Путину, то мы получаем тупые решения, мы теряем деньги, мы теряем в развитии и завтра просто мы потеряем часть России. Это реальность.
В ближайшее время, если ничего не изменится, то мы потеряем Дальний Восток, его просто заселят китайцы и заберут. Мы много чего потеряем. Мне противно от того, что когда приезжаю в другую страну, в Японию, в Швейцарию, во Францию, я вижу, что в принципе в стране выше уровень сервиса, в аэропорту, в кафе и так далее. Мы решили с "Неравнодушными", что мы везде будем просить "Книгу жалоб и предложений", где оказывается сервис. И первым делом, когда я пришел в милицию, куда меня вызвали на допрос, и попросил: дайте мне "Книгу жалоб и предложений". Они правда офигели от этого вопроса. Я говорю: но вы же обслуживаете население. Точно так же я прошу в кафе, в самолете.
Если каждый будет неравнодушен и каждый будет писать отзыв объективный, то ситуация будет меняться. Но, к сожалению, Путину это не надо. То есть его интересует личная выгода.
Я составил список неформальных лидеров России, почему я туда внес Сечина - потому что человек, который отвечает за благосостояние Путина. Это человек, который контролирует все денежные потоки. Не может быть такого в нормальной стране. Если бы нами руководили талибы, то я бы, наверное, с этим согласился. Но нами руководят не талибы, нами руководит человек, которого когда поставил Ельцин, сказал, что он за демократию, за свободные СМИ. Эта запись у меня сохранилась, она висит на страничке "В контакте". Я на нее смотрю, думаю: какой он красавчик, как все здорово. Вот если бы он это выполнял, было бы все круто. И я, кстати, не хочу смены власти, пускай это будет Путин или Медведев, но я хочу, чтобы они изменились. Если это невозможно, то пусть уходят.

Михаил Соколов: Александр, что это за ваш авторский проект "Неформальные лидеры России", который вы, Александр Донской, запустили с "Новой газетой"?

Александр Донской: Я пришел к Дмитрию Муратову, редактору "Новой газеты", с таким предложением. Я сказал ему, что я хочу знать, кто будет президентом России после того, как умрет Путин. Я считаю, что сейчас нужно эти дебаты начать. Потому что потом, когда это произойдет, может произойти то же самое, что произошло на Кубе. То есть вроде Кастро при смерти, власть передается по наследству. Если мы сделаем это сейчас и выявим несколько лидеров, будем за ними следить, будем создавать им безопасность, будет хорошо. В разговоре с Муратовым мы посмотрели на эту ситуацию шире, что в принципе посмотрим на то, что влияет на россиян. То есть это и люди, это и предметы, это и явления, то, что людей волнует.
Был составлен такой рейтинг. Это первый рейтинг и его целью было побудить дискуссию. И это получилось. Сейчас люди мне пишут отзывы. Так же могут позвонить на мой телефон, написать "В контакте" или где-то еще, на мой э-мейл, и они предлагают свое видение этого списка. Например, сейчас, допустим, на текущий момент большинство людей говорят, что на первое место вместо патриарха Кирилла в рейтинге неформальных людей России должна быть водка, потому что водка управляет Россией.

Михаил Соколов: Это идея, образ жизни.

Александр Донской: Я, кстати, сочинил песню, называется она "Путин нон-стоп, Медведев нон-стоп". Это песня о том, что человек включает телевизор, и там Путин, Медведев, читает газету, там Путин, Медведев, открывает интернет - там Путин, Медведев а припев такой: "Слава России! В водке наша сила".
Большинство россиян живут так: они приходят домой после работы, наливают стакан, выпивают, смотрят телевизор, получают из зомби-ящика порцию информации.

Михаил Соколов: Или дезинформации.

Александр Донской: Пропаганды. Ложатся спать, им снится Путин и Медведев, и они их любят. Кого еще любить?

Михаил Соколов: Жена есть.

Александр Донской: У нас есть люди, которые любят Путина больше, чем жену, и таких на самом деле много, таких миллионы. Я хочу сказать, что это страшная штука, людей целенаправленно отучают анализировать, убирают с телевидения аналитические передачи, убирают из учебников возможность анализировать. И правительство Путина растит дебилов. Я призываю людей не поддаваться его влиянию.
Был интересный звонок, мне позвонила одна женщина, она ветеран войны, ей 92 года, она говорит, что она получила от государства все и вроде бы она должна хорошо относиться к Путину, Медведеву и так далее. Но она говорит, что я почитала ваш список, доверяю только одному человеку, он должен быть на первом месте – это Михаил Ходорковский. Она говорит, что это святой человек, и он должен быть президентом. Такой неожиданный звонок поступил от человека, это москвичка, которая живет давно, много сделала для страны, и страна ее отблагодарила, у нее такое мнение.
Я поставил одного из лидеров ТИГРа в список, мне написал один из участников этого движения из Владивостока, что у них есть человек поинтереснее в организации, и в следующем списке я должен его указать. Я полностью все, что мне написали люди, постараюсь опубликовать в "Новой газете".
Самое интересное, что несмотря на неоднозначную реакцию на этот список элит, что я включил предметы и явления, большинство людей как раз пишут о других предметах и явлениях, которые я должен туда включить. Например, мне говорят о том, что я должен включить усилитель вкуса, который добавляется во все блюда.
Это необычная история. Я пришел на рынок в Архангельске, провинциальный рынок, где продаются специи традиционные и рядом с этими специями стоит бадья белого порошка. Я говорю: что это? Продавец говорит – это усилитель вкуса. То есть, оказывается, люди уже настолько привыкли к этому искусственному вкусу продуктов, что они считают продукт без усилителя вкуса невкусным. То есть они берут курицу и добавляют к ней усилитель вкуса, и едят ее. Это тоже, кстати, к вопросу о дебилизации населения.
Я в ближайшее время, а если говорить точно – через месяц выдам новый список неформальных лидеров России. Будем дальше работать, будем смотреть, может быть этот эфир то-то подтолкнет.
Кроме неформального рейтинга России я хочу сказать о другом проекте, который более глобальный. Это рейтинг неформальных лидеров мира. Мы договорились с Муратовым, что в ближайшее время этот рейтинг выйдет. Мы возьмем интервью у людей, которые входят в этот рейтинг. Например, мне интересен Нельсон Манделла, я хочу сказать, что в России, когда я искал такого человека, таких людей нет. У нас нет Нельсона Манделлы, у нас нет своей матери Терезы. Можно с натяжкой сказать, что это мать Тереза - Чулпан Хаматова. Но кто у нас Нельсон Манделла?

Михаил Соколов: Андрей Сахаров уже умер.

Александр Донской: Андрей Сахаров однозначно, он есть в списке. И отличная женщина, которую просто нужно уважать и любить – Людмила Алексеева. Я, честно говоря, до сих пор удивляюсь, что она живет в маленькой квартирке на Арбате, я у нее там был. Это человек, который заслуживает жизни в Кремле. Она должна жить в Кремле вместо Медведева и Путина. Ей должны предоставлены лучшие апартаменты, ей должна быть предоставлена лучшая охрана. Это святой человек. Просто те, кто это не понимает сейчас, меня, кстати, многие ругали, почему я поставил ее на такое высокое место, она должна быть где-то в конце, потому что большинство россиян ее не знают. Это проблема этих россиян, они должны знать. Алексеева – это великий человек.

Михаил Соколов: Александр, последний вопрос. Вы хотите, я так вижу активизировать людей, сделать их неравнодушными, сделать так, чтобы они меняли власть. Но вы же сами были мэром крупного города, вы видели, кто такие граждане, жители Архангельска. Это люди, которые не активные, это люди, которые хотят, чтобы власть их кормила, поила, решала их проблемы. Что с этим делать?

Александр Донской: Нормальное явление. Я думаю, что и на Западе так происходит. Большинство не интересуются властью. Когда я был в городе-побратиме, я говорил мэру: "Как часто вы встречаетесь с населением, как часто с ним общаетесь?". Он говорил: "Раз в год". "А почему к вам на улице никто не подходит, ничего не спрашивает?". "Это моя свобода, я иду по улице, никто не должен ко мне подходить".
В России другая ситуация, в России много очень политических движений, политических партий, политических деятелей. У нас нет сильных социальных движений. На Западе очень сильные социальные движения. Если говорить про Францию, простой пример: когда Саркози хотел убрать рекламу с государственных каналов, на забастовку, на демонстрацию вышли представители государственных каналов. Но что нам совершенно не может придти в голову - вышли их конкуренты с честных каналов, которые выразили солидарность. В России бы люди радовались, они бы посчитали, что у их конкурентов уберут рекламу, на частных каналах ее будет больше. А там другая ситуация.
Надо добиваться того, чтобы люди проявляли солидарность, солидарность профессиональную, солидарность со своими соседями. Я недавно подумал, что я не знаю, как зовут моих соседей, я не знаю, чем они занимаются. Я подумал, что будет, если какие-то бандиты будут бить моего соседа, пинать его ногами, приставлять ему пистолет к виску, я выйду или нет? И у меня возникла мысль, что я не выйду. Это страшно. И у меня возникла мысль, что я должен сделать, как неравнодушный? Я должен сходить к соседям, познакомиться с ними, спросить, какая нужна помощь. Если каждый это сделает - это будет нормально.
В советское время было много плохого, но единственное, что было правильно, что мы знали своих соседей. Мы ходили друг к другу в гости, мы общались. Это надо возрождать. Если люди будут общаться между собой, то никакие зомби-ящики, никакая пропаганда не подействует, люди сами поймут, что происходит в стране. И если общество поменяется, то власть тоже поменяется, потому что власть – это отражение общества.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG