Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как объясняет католическая церковь массовые случаи насилия над детьми в церковных учреждениях


Ирина Лагунина: В понедельник Ватикан впервые сделал ясное публичное заявление, выразив свою позицию в отношении случаев сексуального насилия. На странице Ватикана в интернете опубликован документ, из которого следует, что в случаях сексуального насилия со стороны священнослужителей их руководству следует обращаться к юридическим органам государства. В случаях сексуального насилия над детьми особой степени тяжести папа может снять сан с виновного священника без проведения предписанного церковного процесса.
Эти две директивы Ватикана входят в опубликованный свод правил, в котором, в частности, говорится: «Необходимо всегда следовать закону государства, предписывающему заявлять о выявившемся преступлении в соответствующие государственные органы».
Далее в документе говорится, что до завершения следствия и возможного суда ответственный за епархию епископ имеет право принять меры предосторожности, с целью защитить общину, включая пострадавших, от насилия. Отвечающий за общину епископ всегда обладает властными возможностями для защиты детей путем ограничения деятельности находящегося под подозрением священника.
Свод правил был принят в 2003 году. Комментаторы сразу отметили, что в директивах нынешнего папы римского Йозефа Ратцингера в бытность его префектом конгрегации доктрины веры (он занимал этот пост до апреля 2005 года) никогда не было ясных указаний епископам сообщать в прокуратуру о случаях сексуального насилия, как это предписывает существовавший уже в 2003 году и опубликованный ныне документ.
Сообщения о всех новых разоблачениях случаев сексуального насилия над детьми в католических учреждениях поступают теперь из разных стран, но в центре внимания остается Германия. Буквально каждый день приносит все новые разоблачения. Рассказывает наш корреспондент в Берлине Юрий Векслер:

Юрий Векслер: Поначалу считалось, что все это дела давно минувших дней, да и случаи единичные. Но постепенно выясняется, что явление это было массовым. Нет, уже ясно, что некоторые из случаев не подпадают под срок давности для таких преступлений – 20 лет, т.е. практика сексуального насилия над детьми продолжалась как минимум и в 90-е годы. Что до срока давности, то в Германии обсуждается законодательная инициатива по его продлению, а то и отмене, как это сделано в отношении убийств, так как масштабы сексуального и вообще насилия над детьми в различных, но прежде всего католических учреждениях оказались намного большими, чем предполагали даже самые ярые критики католической церкви. Волна разоблачений началась в январе этого года с одной иезуитской школы-интерната в Берлине, а сегодня уже публикуются карты Германии с указанием мест подобных преступлений, и они наглядно показывают, что во всей бывшей западной Германии эта практика, при которой насильник в сутане был господином над беззащитными детьми и делал с ними что хотел, была почти повсеместной. Выявились многочисленные случаи постоянных побоев и других издевательств, которым подвергались дети, но главными предметами обсуждения остаются продолжавшиеся иногда в течение многих лет истории сексуального насилия над детьми со стороны священнослужителей. Шоком для верующих явилась, прежде всего, вскрывшаяся практика реагирования или точнее нереагирования руководства церквей на очевидные случаи агрессивной педофилии в среде священников. Церковь действовала по своему кодексу, который подразумевал проведение внутреннего расследования и только в случае признания в преступлении предусматривал принуждение признавшегося к личному обращению в прокуратуру. Но в действительности таких обращений почти не было. Нынешний папа молчит по этому поводу, а интерпретаторы его молчания говорят о том, что понтифик воспринимает происходящее как испытание, посланное церкви свыше. Но все же реакция папы на это испытание больше похожа на продолжение заговора молчания церкви теперь на самом высшем уровне, и многие отказываются понимать и принимать такую позицию Бенедикта 16-го.
Немецкие епископы всех уровней, нарушая благостные традиции пасхальных проповедей во время недавней пасхи, в страстную пятницу начинали со слов покаяния перед жертвами сексуального насилия, говорили о собственной ответственности и коллективной вине в замалчивании, а еще более - о явно недостаточном внимании к жертвам сексуального насилия и их страданиям. Это покаяние церковников перед паствой последовало после извинений перед жертвами, которые принес глава немецких католиков - председатель конференции епископов Германии архиепископ фрайбургский Роберт Цолич.
Налицо кризис доверия к церкви в обществе, в котором многие верующие католики (по опросам каждый пятый) склоняются к выходу из церкви.
Говорит Криста Никельс - политик партии зеленых и одновременно член центрального комитета католической церкви Германии, органа, объединяющего как представителей духовенства, так и представителей верующих.

Криста Никельс: Мы имеем дело, как я думаю, с самым большим кризисом доверия к католической церкви со времен Гитлера. Я являюсь членом совета церковной общины, объединяющей жителей трех поселков, и также представляю нашу общину в совете общин региона. И я наблюдаю оцепенение верующих, которые полностью потеряли ориентиры. Когда в небольших группах возникают разговоры на эту тему, например среди групп женщин, скажем, в церковном хоре, все говорят, что отказываются понимать то, как руководство церкви обращается с явными преступлениями. Они говорят, что не знают, во что им верить. И особенно тяжело в случаях, когда человек лично знает или знал священника, которого обвиняют в насилии над детьми. Налицо огромный кризис доверия внутри церкви. Но и далекие от религии люди, которые до сих пор уважали деятельность церкви за ее школы, детские сады и благотворительные организации, все они качают головой и отворачиваются от церкви. Но следует признать что многолетний заговор молчания на эти темы был у нас не только в стенах церкви. Когда в 80-х годах я как депутат от партии зеленых начала работу в бундестаге, добиваясь изменений политики в отношении женщин, за равноправие, то я прекрасно помню, какой поднимался тогда крик среди депутатов, если кто-нибудь заводил разговор о сексуальном насилии. Реагировали так, как будто затронувший тему, говоря и подобных преступлениях, поливает дерьмом институт семьи, церковь и спортивные союзы. С тех пор многое изменилось в нашем обществе благодаря движению 68-го года, благодаря женскому движению, и я полагаю, что как раз католическая церковь все время отставала от процессов в обществе, в том числе и в этом вопросе, на 10, а то и на 20 лет. И поэтому мы в разговорах на эту тему в стенах церкви не имеем адекватной позиции, верного тона и верного выбора слов. Они считали себя в праве учить паству, как надо реализовывать свою сексуальность. Они вещали, но при этом не имели представления о том, как на самом деле выглядит или должна выглядеть нормальная сексуальная жизнь. Мне кажется, что нынешний кризис во многом происходит по этой причине.

Юрий Векслер: На острую кризисную ситуацию отреагировали как церковь, так и правительство, введя посты специальных уполномоченных. К этим людям может теперь обратиться любой пострадавший. В правительстве этот пост, названный уполномоченный по борьбе с сексуальным насилием над малолетними, заняла авторитетный политик, в прошлом министр по делам семьи социал-демократка Кристине Бергманн. Католическая церковь помимо уполномоченного кардинала Акермана ввела также телефон доверия для жертв, и уже первый день работы этой службы принес печальную сенсацию: было зафиксировано более 4,5 тысяч попыток дозвониться, ответить же служба смогла только на 160 звонков пробившихся, так как такого потока жалоб и сообщений церковь явно не ожидала. За первые три дня работы телефона доверия зафиксировано 11 тысяч звонков примерно с 2,5 тысяч номеров. 2,5 тысячи бывших жертв пытаются дозвониться. И это в ситуации, когда еще далеко не все знают об этом телефоне.
Новая служба укомплектована 11 служащими церкви с психологическим, социологическим и психотерапевтическим образованием и опытом, в частности, опытом общения с жертвами сексуального насилия. Специалисты работают двумя группами посменно по 4 часа.
Говорит Андреас Циммер, руководитель бюро этой новой службы, находящейся территориально в Трире, где служит и новый уполномоченный церкви по делам сексуального насилия кардинал Аккерман.

Андреас Циммер: Эти первые беседы, длившиеся от 5 минут до часа, показали, что звонят в основном люди в возрасте 45 лет и старше, самому пожилому из звонивших 70 лет. Другие данные о звонивших являются тайной. В целом можно сказать, что примерно три четверти звонивших - либо жертвы сексуального насилия (или вообще насилия) в стенах церкви, либо родственники жертв таких преступлений, находящиеся в непосредственном контакте с жертвами и на себе испытывающие последствия насилия над их родными.
Звонящие описывают сексуальные насилия во всех оттенках. Часть звонков была и от пострадавших от насилия в детских домах. Возможно, потому, что у нас - в отличие от специального телефона доверия для пострадавших в детдомах - услуга бесплатная.

Юрий Векслер: Надо представлять себе, что каждый из этих людей, перенесший сильнейшую психологическую травму, долгие годы думал, что он, наверное, один такой, за что-то наказанный судьбой. Даже сегодня, когда нарыв вроде бы вскрыт, положение человека в роли жертвы сексуального насилия – это по-прежнему загнанные в глубь сознания страдания. Не случайно, что жертва одного выявившегося недавно случая, не подпадающего под срок давности, отказывается сделать заявление в прокуратуру. Некоторые предполагают, что на этого человека оказывается давление... Согласилась церковь и на готовящийся круглый стол на волнующую все общество тему. Этот дискуссионный форум, идею которого выдвинула министр юстиции Сабина Лойтхойзер-Шнарренбергер, будет организован с участием представителей правительства, церкви, а также школьных и спортивных организаций, для которых проблема насилия также существует. В дискуссиях будут принимать участие и эксперты. Перемены в позиции католической церкви Германии в отношении сексуального насилия в собственных стенах очевидны, но понятно, что они – вынуждены.
Сам папа подвергается атакам за бездеятельность в период длительного нахождения на посту префекта конгрегации доктрины веры - старейшей и главной из девяти Конгрегаций Римской курии, в компетенции которой находится наблюдение за ортодоксальностью и чистотой вероучения и морали, проповедуемых в Римско-католической церкви. Именно этим органом и руководил с 25 ноября 1981 по 2 апреля 2005 кардинал Йозеф Ратцингер – нынешний папа. Один из случаев, который инкриминируют папе, показателен. Из опубликованного агентством Ассошиэйтед Пресс письма, написанного в 1985 году нынешним папой, а тогда кардиналом Ратцингером, явствует, что он, несмотря на заверения Ватикана в противном, препятствовал в снятии сана с разоблаченного в сексуальном насилии над детьми священника - несмотря на собственное желание того быть отставленным и удаленным от контактов с детьми, как от соблазна. Это сопротивление Ратцингера растянуло процесс отлучения священника от сана на годы. Ратцингер аргументировал свою позицию в опубликованных ныне письмах тем, что факт отлучения, став публичным, нанесет ущерб репутации церкви. Ватикан уже выступил с опровержением такой интерпретации письма папы, заявив, что он выступал де за более тщательное расследование. Эти аргументы, однако, не выдерживают критики, так как случай был явно доказанным, и сама церковь еще до прошения проштрафившегося священника санкционировала его отстранение от контактов с детьми на три года. И все же после этого его снова вернули на тот же пост, где он был не в силах противостоять соблазнам. В конечном итоге этот американский священник был осужден на 6 лет тюрьмы.
В Германии даже возник разговор о необходимости введения института святой инквизиции, наследницей которой и является та самая конгрегации доктрины веры, которой до избрания папой руководил Йозеф Ратцингер. Идею новой инквизиции выдвинула левая газета ди Вельт. Святая инквизиция была внутрицерковным бюро расследований, введенным в 12 веке с целью выявления и преследования отступников от так сказать генеральной линии церкви, т.е. еретиков. Инквизиция осталась в истории издевательствами над людьми, допросами с пристрастием, пытками и сжиганием еретиков на кострах. Историк религии Андреас Хольцем так прокомментировал инициативу введения новой инквизиции для очистки церкви от скверны:

Андреас Хольцем: Нет, я не думаю, что церковь нуждается в таком новом органе. Инквизиция была бы в этом случае неверным инструментом. У нас - в отличие от средневековья и в отличие от начала нового времени - нет ситуации, когда где-то кем-то оспаривается основное церковное учение, нет у нас и ситуации, когда церковь должна бороться за единство собственной веры.
Мы имеем дело с совершенными частично давно, а частично все же в ужасающей близости по времени экстремальными аморальными проступками священнослужителей в отношении их подопечных. И у нас идет дискуссия о том, достаточно ли последовательно ответственные за совершивших преступления священников, т.е. немецкие епископы, дают понять, что для них сейчас самое главное - восстановление справедливости в отношение жертв насилия, а не защита церкви как таковой. Но этическая позиция церкви в этом вопросе, вопросе сексуального насилия, позиция осуждения таких преступлений, однозначна. И нет необходимости в инквизиции, чтобы эту позицию исследовать. Что до самой инквизиции, то ее чудовищная, устрашающая репутация была переоценена последними исследованиями. Ведь, с другой стороны, инквизиция была прогрессивным юридическим способом расследования.
Поясню: последние исследования на эту тему ставят под сомнение бытующую страшную репутацию инквизиции - как результат своеобразного черного пиара, возникшего в начале нового времени в результате идеологических споров в борьбе конфессий. Чтобы это не прозвучало апологетически из уст историка церкви, скажу, что большая часть новейших исследований истории инквизиции проводилась специалистами по истории преступности и криминалистами, и уж вовсе не с целью кого-нибудь защитить или обелить.
Возвращаясь к актуальным проблемам церкви в связи со скандалом с замалчиванием случаев сексуального насилия, главной ошибкой была попытка справиться с проблемой вне глаз общества, внутри самой церкви.
Я полагаю, что как раз в 60-е годы было слишком много оптимизма в отношении возможностей излечения от педофилии, от сексуального влечения к детям. Мне кажется, что эта психологически ошибочная вера в излечимость недуга сыграла большую роль, чем казалось. Этим частично можно объяснить то, что церковь действовала менее последовательно, чем позволяло каноническое церковное право. Это же приводило к уклонению от сотрудничества с государственными следственными и другими юридическими органами. Скажу как историк церкви, что я вижу в происшедшем привнесенную из 19 века в 20-й необоснованную, неверно истолкованную претензию церкви на независимость от государства.

Юрий Векслер: На вопрос, должна ли церковь сегодня ясно и недвусмысленно заявить о своей приверженности светскому гражданскому праву и его нормам, Андреас Хольцем отвечает:

Андреас Хольцем: Я сказал бы, да, безусловно, и по двум причинам. Во-первых потому, что церковь в структурах федеративной республики имеет привилегированный статус, как, впрочем, и другие религиозные сообщества, и это должно как раз и быть основанием для того, чтобы сотрудничать с государственными структурами, потому что они являются органами правового государства, демократическими и общественными структурами. Вторая причина – в изменении миропонимания, т.е. в новом понимании церковью своей роли в мире. До Второго Ватиканского собора, продолжавшегося с 1962 по 1965 год, католицизм исходил во многих отношениях из концепции необходимости круговой обороны от современного мира и общества. Эта позиция была сдана вторым собором в архив, и эта перемена была ясно выражена.

Юрий Векслер: Процесс очищения католической церкви Германии от сексуальных преступников, от пренебрежения к страданиям жертв, похоже, действительно набирает обороты. Впереди общественная дискуссия на эту щекотливую тему, включающую даже такую табуизированную церковью подтему, как обет безбрачия католических священников.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG