Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Совет спортивных старейшин


Михаил Прохоров, президент Союза биатлонистов России

Михаил Прохоров, президент Союза биатлонистов России

Cреди последних событий в мире российской спортивной власти выделим создание при Министерстве физкультуры, спорта и туризма тренерского совета. Министерство подает это как принципиально важный шаг по пути системного развития российского спорта. Ситуацию комментирует спортивный обозреватель, участник олимпийских конгрессов Юрий Теппер.

– Юрий Николаевич, не секрет, что общественные советы существуют и при федерациях по видам спорта, и в Госдуме есть комиссия по развитию физкультуры и спорта, и таких, я бы сказал, совещательных органов в стране – огромное количество. Я сразу вспомнил, тренерские советы в советские времена были в больших количествах, и у них была своя общественная миссия, что ли. Это что, Министерство возвращается к проверенным путям??

– Я думаю, что это попытка создать нечто вроде Совета старейшин. Предполагая, что многоопытные тренеры знают все и вся, имеют свои представления о тренировках, о финансировании, об экономике, вообще о самых разных сторонах современного спорта, можно предположить, что такой орган может быть вполне действенным. А может и не быть – как поставить дело. Имеет это смысл или нет? Если бы в этом Совете старейшин, кроме тренеров, были бы представители других профессий, например, управленцы, практические ученые, тогда это имело бы смысл. Нечто подобное было, когда в СССО работал научный совет при Спорткомитете. Насколько нынешняя организация сумеет решать вопросы социального, экономического, политического понимания спорта в стране? Ну, я верю в мудрость, но она не всеобъемлюща…
Если бы в этом Совете старейшин, кроме тренеров, были бы представители других профессий, например, управленцы, практические ученые, тогда это имело бы смысл

– Наверное, вы правы, ведь тренер – это все же практик, занятый своим подопечным или своей командой. Более редко встречается тренер, обеспокоенным развитием всего своего вида спорта в целом. Но все же только тренерского понимания ситуации, мне кажется, не хватит. Вы правы, нужны управленцы, их сейчас большая нехватка в российском спорте.

– В отношении тренеров я могу сказать чуть-чуть по-другому. Тот тренер, который выкарабкался наверх, обладая хваткой, умением налаживать связи, умением находить спонсоров и так далее, он, конечно, много чего стоит, но в рамках своего места. Представить себе, что он свою практику сумеет глобально осмыслить, сделать ее нормой в общероссийском масштабе, лично мне нелегко. А вот вообще разобраться в жизненных ситуациях он может. Скажем, если тренерский совет будет принимать решение по поводу наказаний и разборок конкретных ситуаций, - да, может быть, в тренерском мире такого рода ареопаг может существовать. Но как управленческая система большого масштаба – сомневаюсь.

– Совсем недавно в российском спорте известный российский олигарх Михаил Прохоров возглавил Союз биатлонистов России. Он привел в качестве главного управленца Сергея Кущенко, человека, который, собственно говоря, возродил российский баскетбол, по крайней мере на уровне клубов. Кущенко очень резво принялся за дело, но у него было много противников, которые говорили, что это же совершенно разные вещи –биатлон как все-таки индивидуальный вид спорта, и баскетбол, где команда, работа клуба и совсем другие принципы управления. Пока Кущенко работает, нельзя сказать, что безуспешно, но, тем не менее, сомнения остаются. Как вы считаете, разные тренеры по принципиально разным видам спорта могут, сойдясь на такой "совет старейшин", выработать какие-то общие генеральные идеи?
В советские времена были правы, когда говорили, что есть такого рода профессия – "руководящая должность"

– Понимаете, если мы говорим о менеджменте, управлении, то это совершенно особый вид… даже не профессии, а особый вид управленческого искусства. Такие люди должны "выращиватся". В советские времена были правы, когда говорили, что есть такого рода профессия – "руководящая должность". Человека с тракторного завода могли переставить на танковый, с танкового могли перебросить на авиационный завод, и он работал, имея хватку, навык, понимание, умение держать целое, командовать. А дальше были специалисты, которые ему подчинялись. Поэтому, я думаю, что, попав под опытного менеджера, такого как Прохоров, его советник просто будет пополнять незнание в области предмета, а управление останется за управленцем.

– Но в данном случае управленец пришел из совсем другого вида спорта. Получается, что теперь управленец находится под олигархом, а под управленцем – другие, более мелкие управленцы, и вот они уже будут вникать? Не сложновато ли?

– Нет, я думаю, что в данном случае то общее, что есть в организации управления спортом и чем-то еще, профессиональному менеджеру высокого уровня будет передаваться по мере работы. У него просто другая функция будет. Он теряет в этом отношении свою сугубую принадлежность к какому-то виду спорта, и начинает работать в команде, в группе опытного управленца высокого класса.

Продолжение беседы будет опубликовано в ближайшее время

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG