Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что можно противопоставить "китаизации Интернета"


Ирина Лагунина: «Цензура – полный отстой» - заявил в четверг один из основателей компании «Twitter» Эван Уилльямс. У компании нет планов открывать представительство в Китае, но сам Twitter будет доступен и на китайском языке. При этом Twitter пытается избежать такого развития событий, что ему придется устанавливать серверы в странах, где правящие режимы могут наложить лапу на его базу данных. Тем временем в Австралии в четверг была зарегистрирована кибернетическая атака, в результате которой пострадала работа австралийского отделения агентства Ассошиэйтед пресс, национального информационного агентства и австралийское отделение News Руперта Мердока. Атака пришла из Китая. Официальная информация о том, кто именно был ее целью, не разглашается из коммерческих соображений. Атаки из Китая стали попадать в центр внимания агентств после того, как Google в январе этого года обвинил китайских хакеров в попытках проникнуть в базу данных компании и завладеть информацией об электронной почте активистов китайского правозащитного движения. О том, как интернет-компании противостоят попыткам «китаизации» интернета, рассказывает корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Аллан Давыдов

Аллан Давыдов: В конце марта во взаимоотношениях крупнейшей американской интернет-компании Google и правительства Китайской Народной Республики произошел драматический сдвиг.
Google объявил о переводе своего одноименного интернет-поисковика с территории материкового Китая в Гонконг в знак протеста против цензуры со стороны китайского правительства. В Гонконге правительственная цензура не осуществляется. Самая могущественная в мире интернет-компания работала в Китае с 2006 года в режиме добровольной уступки требованиям властей страны. Уступка сводилась к тому, что были ограничены результаты сетевого поиска китайскими потребителями по запросам на такие темы, как подавление студенческих протестов на пекинской площади Тяньаньмынь в 1989 году, находящийся в изгнании Далай-лама и деятельность запрещенной оппозиционной группы Фалуньгун. Введение цензуры было главным требованием к Google при его вхождении на рынок Китая.
Решение Google укладывается в контекст давно идущих трений между иностранными компаниями и китайским правительством в зачастую противоречивой регулирующей среде. Китай требует от интернет-компаний применять самоцензуру в отношении политически деликатного, порнографического и иного содержания. Заявленное намерение Google уйти из Китая отчасти стало реакцией на растущее ограничение свободы слова в сети.
Теперь со своего прежнего китайского поисковика www.google.cn Google перенаправляет пользователей с их запросами на гонконгский портал www.google.com.hk.
Официальный Китай не замедлил осудить этот шаг как «полностью неправильный», но пока не блокировал доступ со своей территории к гонконгскому сайту, хотя теперь сам применяет обширную фильтрацию поисков по интернету для того, чтобы держать под контролем 300 миллионов своих интернет-пользователей. Так называемая «Великая Китайская сетевая стена» - файерволл – автоматически блокирует все вебсайты социального общения, такие как Twitter и Facebook, да и вообще все, что может рассматриваться как материалы, связанные с выражением политической оппозиции или с порнографией.
Отпор, данный компанией Google китайским правительственным цензорам, со временем может стоить ей существенных потерь в бизнесе, если она не сохранит прежний уровень китайских клиентов, которые платят за размещение рекламы на международных гугловских сайтах. По меньшей мере, одна китайская компания, Tom Online, использовавшая поисковый механизм Google на своем вебсайте, уже переключилась на услуги гугловского конкурента – www. Baidu.com. Google заявляет, что китайское правительство начало частично блокировать его мобильные сервисы, а китайская компания мобильной связи China Unicom заявила, что не планирует устанавливать гугловский поисковик на свои смартфоны. Есть вероятность, что китайское правительство может предельно минимизировать отношения с Google, что фактически будет означать уход Google c одного из самых многообещающих рынков в мире.
Компания Google еще в середине января заявила, что скорее уйдет из Китая, чем продолжит терпеть цензуру запросов пользователей в этой стране. Это произошло вскоре после серии кибератак из Китая, направленных на клиентов гугловского почтового сервиса Gmail из числа правозащитников в Китае, США и Европе. Главный юрисконсульт Google Дэвид Драммонд уверяет, что атаки были политически мотивированы.

Дэвид Драммонд: Очевидно, что это были попытки получить доступ к учетным записям тех клиентов электронной почты Gmail, которые являются активистами китайского правозащитного движения.

Аллан Давыдов: По словам Драммонда, расследование, проведенное компанией Google, определило, что некоторые атаки были на самом деле попытками внедрить в компьютеры китайских правозащитников шпионские программы.

Дэвид Драммонд: Человек получает электронное сообщение, которое не вызывает у него подозрений. Письмо содержит предложение войти в предлагаемую ссылку. Вы щелкаете по ней – и тут же в ваш компьютер проникает программа, вытворяющая разные подлости. Она, например, считывает ваши секретные пароли или пересылает содержимое вашей переписки взломщику.
Подобные кибератаки на пользователей Google происходят часто. Но эта выглядела особенно масштабной. После нее руководство нашей компании решило, что больше не будет выполнять просьбы китайского правительства о фильтрации запросов. Режим доступа, судя по всему, становится все более ограничительным, и мы не можем продолжать работать в таких условиях.

Аллан Давыдов: Другие эксперты полагают, что пресловутые кибератаки стали эхом ноябрьского визита американского президента Барака Обамы в Китай. В ходе этого визита Обама провел встречу с представителями китайской молодежи. Главной темой, которую поднял президент, - важность Интернета. Обама тогда выступил в защиту права людей на свободный доступ к информации. Он заявил, что чем сильнее поток информации – тем сильнее общество, тем подотчетнее правительство перед народом, тем активнее генерируются новые идеи и выше дух предпринимательства.
Google – не единственная американская интернет-компания, разочарованая закручиванием гаек со стороны китайского правительства. Две крупнейшие в мире американские компании – Go Daddy и Network Solutions, которые занимаются продажей интернет-адресов вебсайтам, заявили, что остановили регистрацию новых доменных имен в Китае. Это произошло после того, как власти КНР потребовали от компаний предоставить фотографии и удостоверения личности некоторых клиентов.
Среди самих китайских пользователей сети последние действия компании Google встретили смешанную реакцию.
Сегодня у эмблемы Google на здании филиала компании в Пекине можно увидеть цветы от тех, кто ей сочувствует. Как отчаянно сетуют многие китайские блоггеры, их правительство не понимает, что, блокируя доступ к некоторым вебсайтам, оно фактически тормозит развитие производительных сил страны.
Однако медиаисследователь Дэн Джанго, профессор Университета Фудань в Шанхае, напоминает, что примерно 90 процентов китайских пользователей Интернета равнодушны к тому, останется Google в их стране или нет.

Дэн Джанго: Возможно, Google выстраивает свои действия так, чтобы остаться на китайском рынке, не теряя лица. Но я считаю, что Google переоценивает свою значимость для китайских пользователей Интернета. Как англоговорящий исследователь, я часто пользуюсь англоязычной версией поисковика Google. Большинство же моих соотечественников безразличны к китайской версии Google.

Аллан Давыдов: Пресс-секретарь Госдепартамента США Филипп Кроули говорит, что решение Google может сильно подорвать деловую репутацию Китая.

Филипп Кроули: На месте китайского руководства я бы серьезно подумал о последствиях. По сути, одна из известнейших в мире компаний пришла к выводу, что в Китае слишком тяжело заниматься бизнесом. Это намек, которому Китай в конечном счете должен дать оценку.

Аллан Давыдов: Схожую мысль высказывает специализирующийся на интернет-тематике корреспондент американского журнала The Atlantic Джеймс Фэллоуз, которые провел три года в Китае.

Джеймс Фэллоуз: Я нахожу интересным то, что Google, приняв такое решение, может устроить передышку в ожидании ответных шагов китайского правительства: намерено ли оно нанести ответный удар. Будет также интересно посмотреть, как другие западные компании через неделю, месяц или год будут решать, намерены ли они подыгрывать режиму, практикующему цензуру, или нет. В свою очередь китайское правительство может сказать: «Обойдемся без вас». Но при этом можно предположить, как поведут себя сами жители Китая, интеллигенция, те, кому действительно небезразлична эволюция страны. Они спросят: «Что это означает для страны в долгосрочной перспективе, если она не в состоянии обеспечить такой компании как Google удобные условия для ведения бизнеса на своей территории?».

Аллан Давыдов: Между тем, незадолго до решения Google убрать свой поисковик из материкового Китая, американское правительство, озабоченное ситуацией со свободой слова, начало действовать по принципу «от обратного» в отношении ряда других стран, испытывающих проблемы со свободой. Министерство финансов Соединенных Штатов ослабило наложенные ранее на американские компании ограничения на экспорт интернет-услуг и программного обеспечения в страны так называемого «экспортного черного списка» - Иран, Судан и на Кубу. Идея состоит в том, чтобы сделать более доступными для простых граждан этих стран поиск в Интернете, услуги электронной почты, участие в блогах, чатах и онлайновых социальных сетях, обмен фотографиями и видеороликами.
Правительства Ирана, Судана и Кубы в различной степени контролируют Интернет в своих странах и, как ожидается, продолжат это делать. Соединенные Штаты не в состояниии ослабить их жесткие внутренние законы о контроле над потоком информации и Интернетом. Но, по словам государственного секретаря США Хиллари Клинтон, ослабление американских санкций нацелено на открытие информационных шлюзов в Иране и других репрессивных обществах путем разрешения американским компьютерным фирмам поставлять туда свои технологии.

Хиллари Клинтон: Что касается свободы Интернета – мы поддерживаем свободу слова. Поэтому мы выдали или выдадим лицензии компаниям, желающим обеспечить связанные с Интернетом программы гражданам Ирана для того, чтобы они обрели выход на дополнительные источники информации о том, что происходит в их собственной стране.

Аллан Давыдов: Как подчеркивает Хиллари Клинтон, в Вашингтоне надеются, что эти меры, в частности, позволят простым иранцам обходить информационную блокаду, поддерживаемую официальным Тегераном.

Хиллари Клинтон: Если Иран сам себя называет демократическим обществом - тогда он должен действовать соответственно, то есть уважать право собственных граждан на свободу слова и собраний. А в 21 веке это право реализуется не только на личном уровне, но и через Интернет. Поэтому мы намерены продолжить помогать тем иранцам, которые желают получать информацию, не натыкаясь на заслоны, возводимые их правительством.

Аллан Давыдов: Некоторые виды услуг, предоставляемые крупными интернет-компаниями – такие как гугловская электронная почта Gmail - уже используются в Иране. В то же время сами эти компании до сих пор держали заблокированным доступ к другим своим услугам, не допуская нарушения американского законодательства, запрещающего вести бизнес со странами из «черного списка».
Снятие запретов также позволит иранским, суданским и кубинским интернет-пользователям стать клиентами службы мгновенных сообщений таких компаний как Microsoft и Yahoo.
Вашингтон провозгласил свободу Интернета одним из фундаментальных принципов американской внешней политики в бурные дни после президентских выборов в Иране в июне прошлого года. Тогда гугловский портал YouTube, социальные сети Facebook и Twitter использовались иранцами для организации массовых протестов. Через них же иранцы рассказали внешнему миру о жестоком подавлении демонстраций правительственными силами.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG