Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Бортко и “Молот ведьм”



Марина Тимашева: 16 апреля в петербургском театре-фестивале “Балтийский Дом” состоится премьера спектакля “Молот ведьм”. Режиссер – Владимир Бортко. Послушаем Татьяну Вольтскую.

Татьяна Вольтская: Пьесу “Ганс и Гретхен”, ставшую основой для спектакля “Молот ведьм”, написали сам режиссер Владимир Бортко и драматург Александр Червинский. Это не первый театральный опыт Бортко - 12 лет назад он поставил на сцене Эрмитажного театра “Царя Эдипа”, и вот теперь - “Молот ведьм”, знаменитую, и, я бы сказала, трагическую по своим последствиям книгу позднего Средневековья, в которой монахи Шпрингер и Инститор подробно описывают, как надо распознавать ведьм и как вести против них процессы. Вот небольшой образец из этого сочинения, которое помогло отправить на костер тысячи женщин:

“Если судья безуспешно ждал некоторое время признания обвиняемой, которая была неоднократно увещеваема, то, имея уверенность в том, что обвиняемая продолжает запираться в правде, он приступает к умеренным пыткам, не прибегая к кровопролитию. Ведь известно, что допросы под пыткою обманчивы и, на что уже раньше указывалось, зачастую остаются без результата. Перед началом пытки обвиняемый раздевается. Если это женщина, то она раздевается надежными почтенными женщинами. Это делается для того, чтобы исследовать, не вшито ли в ее одеяние какого-либо орудия ведьм, как это ими часто совершается по наущению беса, когда они пользуются членами тела некрещенного мальчика. Покуда орудия пытки готовятся к действию, судья от своего имени и от имени других уважаемых мужей и ревнителей веры снова предлагает обвиняемой добровольно признаться. Если она упорствует, то она передается палачам, которые и начинают пытку. По просьбе кого-либо из присутствующих пытка на время прекращается, и обвиняемый снова увещевается сказать правду. При этом ему обещают, что он не будет предан смерти, если сознается”.

Это был отрывок из книги Шпрингера и Инститора “Молот ведьм”. Вряд ли режиссер Владимир Бортко решил в свободное от создания кинофильмов время преуспеть в поимке и разоблачении ведьм. Так что же побудило его обратиться к мрачному трактату, почему выбор пал именно на него?

Владимир Бортко: Это было в то время самое современное научное исследование, которое должно было помочь человечеству идти к прогрессу. Вот собственно, поэтому. Хотя, с нашей точки зрения, это смешно, нелепо, это бред. Точно так же и сейчас есть всякие мысли или идеи, которые нам кажутся чрезвычайно современными, которые, как нам кажется, осчастливят человечество, но это не значит, что через пятьсот лет не будут, хохоча, вспоминать про это самое время.

Татьяна Вольтская: Я не могу предположить, что вы под подушкой держите эту книгу много лет, но как получилось, что пришла эта идея?

Владимир Бортко: Просто изучение исторического материала, только и всего. Я набрел на легенду, в которой девушку сожгли потому, что молодой человек с ней мог иметь дело, а больше ни с кем. Ее после этого сожгли. Это - XV век, германская легенда. Я уж не помню, какую книжку читал немецкую и набрел. Там, в числе прочего, было несколько слов о пикантной истории, которая произошла, но кончилась весьма печально для дамы, которая послужила любовью молодого человека. Для нее это кончилось смертью именно потому, что он больше ни с кем не мог иметь дело, по одной причине: ему больше никто не нужен был, он любил только эту, больше никакую.

Татьяна Вольтская: Но сочли, что она его околдовала?

Владимир Бортко:
Да, явное колдовство. Причем там целая глава этому посвящена.

Татьяна Вольтская: Фрейда на них не было еще.

Владимир Бортко: Фрейда не было. Фрейд, кстати, немного похож на продолжателей дела “Молота ведьм”, это все одно и то же. Вообще любая книжка, претендующая на полную истину, является, на мой взгляд, бредом.

Татьяна Вольтская: Какая сверхзадача? Не просто же рассказать историю.

Владимир Бортко:
Конечно, нет. Понять: когда вам говорят, что мы теперь знаем, как осчастливить человечество, плюньте, повернитесь и уходите в другую сторону, ибо есть только одна формула, которая сделает всех счастливыми – “Возлюби ближнего, как самого себя”.

Татьяна Вольтская:
Но всякая идея, чтобы ожить, должна обрести плоть. О том, как родилась идея постановки “Молота ведьм” в практическом смысле говорит продюсер спектакля Александр Колосницын.

Александр Колосницын: Было 300 лет Санкт-Петербургу, и так как я не гражданин России, а гражданин Украины, и Владимир Владимирович Бортко тоже с Украины, нас награждали орденами за деятельность. Владимира Владимировича - за творчество, меня - за коммерческую деятельность. И президент Кучма пригласил нас вечером в ресторан. И вот там мы с Владимиром Владимировичем познакомились, и Кучма предложил, почему бы нам вместе что-нибудь не сделать. Мы очень долго думали, как изобрести новую форму, чтобы и спектакль существовал, и чтобы это был коммерческий проект. Впервые мы с Владимиром Владимировичем договорились просто сидя в одном кабинете, за 15 минут, что мы являемся соинвесторами этого проекта, и просто сами, за свои деньги, поставили этот спектакль. Обычно, когда приходят, приходят за спонсорской помощью, а здесь мы сотворили такое, что режиссер сам в свое детище вкладывает деньги. Я этому сначала не поверил, но на сегодняшний день верю.

Татьяна Вольтская: В спектакле идут параллельно две линии. На сцене мы видим бургомистра, он же - глава цеха печатников и отец главной героини. Одновременно развивается лирическая история - роман двух молодых героев.

Звучит фрагмент спектакля:

- Что ты делаешь?
- Ты любишь меня?
- Больше жизни!
- Что ты делаешь? Мы же обещали!

Татьяна Вольтская: К отцу героини, тем временем, приходит монах и просит напечатать новую книгу, которая непременно спасет человечество от всех бед - “Молот ведьм”.

Монах: Я пришел к вам заказать печатание книги. Книга эта особенная - она спасет мир.

Глава цеха печатников: Нет ни одной книги, которая не претендовала бы на это!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG