Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“ВостоКино”: Музей Востока и Музей кино



Марина Тимашева: Музей Востока при помощи Музея кино начал новую программу. Теперь здесь можно видеть не только экспонаты, но и фильмы, так или иначе связанные с восточными государствами и народами. Тему продолжает Лиля Пальвелева.

Лиля Пальвелева: Киноклуб под названием “ВостоКино” работает каждый понедельник, начиная с 7 часов вечера. Это стало возможным благодаря тому, что бережливые сотрудники Музея Востока не выкинули из зала лектория старый кинопроектор, а ведь только на таком оборудовании и можно показывать ленты прошлых лет из коллекции Музея кино. Детали проектора перебрали, отчистили от спекшейся пыли. Начали с программ под названием “Кавказский перекресток” и ““Новые волны” Центральной Азии” При этом директор Музея кино Наум Клейман обещает:

Наум Клейман:
Мы найдем еще много разных срезов для того, чтобы представить и другие аспекты будущего репертуара. Я очень надеюсь, что откроется Индийский клуб, наряду с Японским клубом, у нас замечательные индийские фильмы в нашей коллекции, у нас есть хорошие контакты с индийскими киноархивами, я надеюсь, что будет корейская кинематография представлена не только боевиками, которые в прокате, но и шедеврами - есть замечательные фильмы корейские, есть потрясающие китайские фильмы. То есть мы можем сказать, что этот регион, как культурный регион в области кино, должен быть освоен и Киномузеем и Музеем Востока.

Лиля Пальвелева: К открытию киноклуба приурочили выставку.

Наум Клейман: Здесь “кавказские перекрестки” представлены фигурой Параджанова, вещами, связанными с его фильмами, с его жизнью, главным образом, и среднеазиатские “Новые волны” представлены эскизами Михаила Ромадина к “Первому учителю” Кончаловского, одним из первых шедевров нашего среднеазиатского кино. “Первый учитель” - романистический фильма, казалось бы, насквозь пронизанный романтикой гражданской войны, представлениями “оттепели” о том, что такое было так называемое “восстановление ленинских норм жизни”. На самом деле было действительно очень важным шагом со стороны национального кино к самосознанию не только своей исторической принадлежности к целому региону культурному, но и осознанию своего языка. И помогли в этом наши московские кинематографисты. Никому в голову не приходило делить на белых и черных, среднеазиатских или московских. Я знаю, что в группе царила замечательная дружба, и Чингиз Айтматов полагал своих московских коллег, прежде всего, братьями в искусстве, поэтому слово “родственность” абсолютно закономерно. Для нас чрезвычайно важно начать было именно с этих произведений. Великий художник и замечательный человек, Сергей Параджанов вошел в историю нашего искусства и своими фильмами, и своей судьбой. И вот его судьба здесь прямо овеществлена. Ножницы, перерезающие колючую проволоку (рисунок периода его нахождения в лагере), это не просто рассказ об определенном периоде его жизни, я думаю, что в каком-то смысле это символический жест по поводу того, что делало наше искусство.

Лиля Пальвелева: Племянник Сергея Параджанова Георгий Параджанов считает, что в Музее Востока экспонаты, представляющие творчество его дяди, особенно уместны.

Георгий Параджанов:
Сергей обожал Восток, и основная часть его творчества была связана с Востоком. Если посмотреть по афишам - “Ашик-кериб”, “Легенда о Сурамской крепости”, “Цвет граната”, “Акоп Овнатанян”, “Арабески на тему Пиросмани” - это все было связано с Востоком. Сергею было запрещено жить в Москве, где он и не хотел никогда жить - всю жизнь жили в Тбилиси, в нашем доме. И для него ничего не было выше, как сказал мне совсем недавно Рустам Хамдамов: “После смерти твоего дяди умер Тбилиси”. Потому что Сергей олицетворял Восток.

Лиля Пальвелева: Экспонаты выставки предоставлены многострадальным и все еще бездомным Музеем кино, который уже много лет может показывать вещи из своих собраний только на чужих площадках. Слово заместителю директора этого музея Максиму Павлову.

Максим Павлов: Это очень маленькая выставка, и мы смогли здесь всего около тридцати предметов представить.

Лиля Пальвелева: Поскольку нужен был жесткий отбор, скорее всего, вы отбирали самое лучшее?

Максим Павлов: Конечно, мы отобрали самые жемчужинки. Это комплекс личных вещей Сергея Иосифовича Параджанова, так или иначе связанных с постановкой этих фильмов - фотографии со съемочных площадок или, например, фотоматериалы, которые были кадрами фильмов, но не вошли в окончательный монтаж. Это абсолютно уникальные его куклы, которые он делал, находясь в местах не столь отдаленных, например, кукла “ассириец”.

Лиля Пальвелева: Из чего она сделана?

Максим Павлов: В общем, это кукла, сделанная в коллажной технике, поэтому здесь используются самые разные материалы. Вы видите, это - ткань, мешковина, металлическая стружка, которую он переосмысляет, как локоны парика, свойственные для ассирийской культуры, это профильные изображения, характерные для культуры периода рассвета ассирийской державы. И еще один его коллаж, тоже, как и большинство коллажей Параджанова, здесь используется самые разные материалы - и плитка, и фарфор, и ткань, и булавки, которые пронзают сердце всадника. С другой стороны, это, безусловно, представляет собой еще интерес, как определенный памятник эпохи, потому что для многих известен факт, что, даже находясь в тюрьме, Сергей Иосифович продолжал делать и коллажи, и куклы. Куклы вообще очень редкие, их очень мало осталось, и вот один из этих артефактов, связанный непосредственно с тематикой фильмов, которые мы здесь показываем, представлен на этой выставке. Это - параджановская тема. А есть еще вторая тема - это “Первый учитель” Андрея Михалкова-Кончаловского. С Андреем Сергеевичем работал замечательный художник Михаил Ромадин, и вот именно его эскизы костюмов представлены на этой выставке. Это настоящие рабочие эскизы, это не выставочные эскизы, которые художники выставляли на выставках в 70-е-80-е годы, как бы отчитываясь о проделанной работе. Это именно эскизы, которые лежали в основе, и потом по ним были сделаны костюмы. Это особенно ценно. И еще один эскиз, представляющий декорацию к этому фильму. Это сцена аула, где происходит основное действие. Как вы помните, там создается школа, это экранизация знаменитой повести Чингиза Торекуловича Айтматова, который тоже, в общем, один из родоначальников этой “Новой волны” именно в кинематографе, а не только в литературе. Ни для кого не секрет, что во многом появление айтматовской прозы стало, если хотите, тем катализатором, который заставил москвичей поехать в Киргизию, снять там в новых эстетических принципах свои первые фильмы, и тем самым всколыхнуть уже собственно национальные волны. Потом это Шакеев, Хамраев, Мухаммедов. И я очень надеюсь, что фильмы 60-х-70-х годов мы здесь продолжим показывать и в следующем году. Будем считать, что за Восток в Музее кино, пока, к сожалению, не имеющем собственного здания, отвечает Музей Востока.

Лиля Пальвелева: Фильмы вроде “Первого учителя” это, конечно, абсолютная классика, трудно, наверное, найти взрослого человека, который провел детство и юношество в советские времена, который не знал бы этого фильма. А вот на этих показах будут ли демонстрироваться современные фильмы, ведь об этом население России знает уже намного меньше?

Максим Павлов: Мы очень надеемся, мы уже разговаривали с нашими коллегами, что нам удастся все-таки.

Лиля Пальвелева:
А они есть?

Максим Павлов: Они создаются, да. Вот в “Казахфильме”, я знаю, дольно активно. Нет, ну где-то студий нет, как, например, в Таджикистане. Но на “Казахфильме” продолжается работа, там снимаются большие фильмы. Нам сейчас тяжело судить об их эстетических достоинствах, потому что мы их не так много видим. Несколько довольно интересных фильмов были сняты за последние пять-шесть лет в Грузии. К сожалению, сейчас у нас осложнены отношения, грузинское посольство не работает сейчас в России, но мы будем пытаться как-то (мы уже говорили с грузинским землячеством), на легальных основах, ни в коем случае не пиратство, показать то, что происходит, в том числе и в Грузии, потому что фильмы, которые сейчас идут по многим европейским фестивалям, вызывают резонанс, на Московском фестивале тоже показывали фильмы из Грузии. Поэтому я думаю, что мы будем расширять не только географию, но и временную продолжительность наших программ. Хотя, в первую очередь, Музей кино показывает кино, снятое в прошлом, прошедшее своеобразный отбор временем.

Лиля Пальвелева: Сотрудники обоих музеев рассчитывают на то, что клуб “ВостоКино” просуществует долгие годы


XS
SM
MD
LG