Ссылки для упрощенного доступа

Реформа МВД по методу Мюнхгаузена


Ряды законодателей при обсуждении проекта реформы МВД оказались не такими сплоченными.

Государственная дума России в первом чтении приняла президентский пакет законопроектов, касающихся реформы системы МВД и повышения дисциплины и эффективности работы милиции.

Законопроект наделяет территориальные подразделения милиции полномочиями органов дознания, расширяет перечень оснований для увольнения сотрудника, а также значительно ужесточает наказание для совершивших преступления милиционеров. ЛДПР, КПРФ и "Справедливая Россия" на пленарном заседании раскритиковали многое из предлагаемых изменений.

Законопроекты Дмитрия Медведева о реформе МВД в Государственной думе представлял полпред президента в нижней палате парламента Гарри Минх. В первую очередь вносятся изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, наделяющий статусом дознания территориальные отделения милиции. Ранее функциями дознания обладали начальник ОВД и его заместители, начальники криминальной милиции и милиции общественной безопасности.

– Для того чтобы не затормозить принятие необходимых процессуальных решений и действий по дознанию, предполагается снизить уровень и отнести к органам дознания управления и отделения милиции, – говорит Гарри Минх.

Изменения также касаются перечня оснований для увольнения сотрудников милиции. Об этом в кулуарах Думы говорил глава Комитета по безопасности Владимир Васильев:

– Регулируется порядок увольнения из системы МВД. В частности, появляются такие новые пункты, как, например, искажение данных по декларации о доходах. С этого года, как средство борьбы с коррупцией в системе правоохранительных органов, все сотрудники составляют декларации. И искажение данных может быть основанием для увольнения. Второй момент – несообщение о коррупционных предложениях и контактах. Если вышестоящий руководитель не получил информации от подчиненного, что такие контакты были, это тоже может стать поводом для увольнения.

Перечень нарушений, которые могут привести к увольнению, состоит из 15 пунктов. Грубым нарушением служебной дисциплины в нем значится "публичное высказывание суждений и оценок в отношении деятельности отдела внутренних дел либо служебной деятельности руководителей ОВД". Депутат от ЛДПР Максим Рохмистров недоумевает, неужели теперь министр внутренних дел не сможет публично критиковать работу руководителя регионального ОВД:

– Давайте вспомним историю с "живым щитом". Если руководитель МВД покритикует начальника ГИБДД либо начальника подразделения, которое выставило людей поперек дороги, он что - подпадет под карательное действие закона?

На это полпред президента Гарри Минх ответил депутату, что ничего нового в этом отношении в законопроекте нет:

– Находясь на государственной службе, нельзя допускать публичные критические выступления по поводу тех решений, которые отдают вышестоящие командиры, начальники, руководители. Это не лукавство, а конкретизация общих требований к поведению и этике служебного поведения в системе государственной службы в целом.

Один из законопроектов вносит поправки в Уголовный кодекс, согласно которым значительно ужесточается наказание за преступления, совершенные милиционерами.

– Мы исходим из того, что если преступление совершается человеком, который обладает специальным правовым статусом и полномочиями для применения оружия и спецсредств, то это преступление носит повышенную общественную опасность, – объясняет Гарри Минх.

Именно это нововведение и вызвало самые жаркие споры в Думе. Такие изменения вредны с политической точки зрения и дискредитируют все Министерство внутренних дел, считает коммунист Виктор Илюхин:

– Вы заведомо объявляете МВД органом повышенной опасности. Это дискредитация. Если власть сегодня не справляется с необходимостью наведения порядка в этом органе и считает, что крайняя мера – это ужесточение наказания в отношении сотрудников МВД, тогда я считаю, что государственная власть на самом высоком уровне абсолютно несостоятельна.

Также у депутатов возникли вопросы к новой статье под названием "Неисполнение сотрудниками органа внутренних дел приказа", которая предусматривает уголовную ответственность милиционера за неисполнение законного приказа начальника.

– Вот простой пример: у нас, на территории Кемеровской области, заранее был заявлен такой безобидный пикет – возложение цветов к памятнику Владимиру Ильичу Ленину. 12 милиционеров с овчарками окружали 30 ветеранов, пришедших возложить цветы, и сами испытывали крайнее неудобство от этого. Они сказали – выполняют приказ, а что им было делать? – задается вопросом депутат КПРФ Нина Останина.

Однако Гарри Минх обращает внимание на то, что законопроект все же не коснется рядовых милиционеров. Разработчики исходили из той логики, что нарушение закона – это основание для того, чтобы привлекать к ответственности не рядовых исполнителей, а тех, кто обладает специальной подготовкой, чтобы в полной мере нести ответственность за издаваемые приказы.

Начало президентской реформы МВД Радио Свобода комментирует руководитель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева:

– Нынешнюю милицию должны реформировать не сами милиционеры, а люди извне. Поручить Нургалиеву, под руководством которого милиция дошла до этого состояния, реформу МВД – это более чем странно. Это почти история Мюнхгаузена, вытащившего себя за волосы из болота. Реформа милиции должна рождаться не в тиши чиновничьих кабинетов, а быть предметом всенародного обсуждения. Общество настрадалось от этой милиции, и хочет участвовать в ее реформировании.

Депутаты, покритиковав президентский законопроект, единогласно проголосовали за принятие его в первом чтении, добавив, что ко второму чтению в него желательно внести некоторые поправки. Какие именно – парламентарии не уточнили.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG