Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Имя Никиты Михалкова звучало на этой неделе так же часто, как и название исландского вулкана, выбросившего в атмосферу роковую пыль. 17 апреля Никита Сергеевич представил первым зрителям фильм "Утомленные солнцем 2", и не где-нибудь, а в Кремлевском дворце. Фильм этот, как стало известно в четверг, будет включен в конкурс Каннского кинофестиваля.

В бочке меда есть ложка дегтя: несколько десятков членов Союза кинематографистов России объявили о намерении покинуть его в знак протеста против руководства Михалкова и создать альтернативный киносоюз. Среди недовольных Эльдар Рязанов, отец и сын Германы, Рустам Ибрагимбеков, Юрий Норштейн, Александр Сокуров, Отар Иоселиани, Гарри и Павел Бардины, в общем, чуть ли не все звезды-режиссеры, а также многие известные кинокритики, сценаристы и актеры.

В пятницу собрание учредителей нового киносоюза прошло в московском Доме журналистов. О том, почему кинематографисты подписывают обращение, озаглавленное "Нам не нравится", и хотят создать новое объединение, говорят кинокритики Юрий Богомолов и Виктор Матизен.

– Начнем разговор с сегодняшней премьеры. Новый фильм Михалкова только что посмотрела Марина Тимашева. Марина, добрый вечер. Я вчера читал довольно насмешливую рецензию на эту картину в газете "Коммерсант". Очень любопытно, какие у вас впечатления от фильма и от стилистики его премьерного показа. Знаю, что попасть в Кремль зрителям было непросто, а начало сеанса задержали.

Марина Тимашева
Марина Тимашева:
Да, люди приехали к Кремлю к 3 часам дня, чтобы узнать, что фильм начнется в 5 часов вечера, многих об этом не предупредили. У Кутафьей башни выстроилась очередь, которую где-то через полчаса стояния погнали кругами через Александровский сад, и народ шутил: "Наверное, нас ведут на экскурсию в Грановитую палату". Люди, одетые по-рабочему, чувствовали себя нормально, а бомонду трудно было позавидовать, потому что вынутые из автомобилей дамы в маленьких платьях и на метровых каблуках мерзли и очень страдали. Говорят, что Никита Сергеевич Михалков на съемках старался создать условия, максимально приближенные к фронтовым. Зрителей он пощадил, но очереди в магазинах времен Леонида Ильича Брежнева вспоминались.

Попав вовнутрь, в Кремлевский Дворец съездов, можно было расслабиться: в фойе на одном этаже одетый в военную форму баянист играл "Катюшу", немолодая женщина исполняла частушки военных лет, а на следующем этаже выстроили сцену-эстраду в форме ракушки, на которой расположился военный оркестр, а на импровизированной площадке танцевали вальсы и фокстроты молодые пары, одетые в исторические костюмы. На них с нежностью смотрели ветераны войны, которых пригласили на просмотр. И, конечно, пригласили московскую знать, нет смысла перечислять имена, так много их было.

По всем фойе развесили мониторы, и два часа перед премьерой на них показывали фрагменты съемок и интервью Никиты Сергеевича. Вроде бы Кремлевский дворец переоборудовали специально для премьеры "Предстояния" (так называется вторая часть фильма), установили 30-метровый экран, но если бы не предупредили, журналисты, загнанные на последние ряды балконов, ничего бы не заметили.

Нужно напомнить, что фильм "Утомленные солнцем" был снят в 1994 году и награжден "Оскаром" как лучший в номинации "Иностранный фильм". Новая картина уже приглашена на Каннский фестиваль. Действие первой части происходило в 1936 году, его герои, как тогда казалось, погибли. Но, как принято в современном кино, потом выяснилось, что все живы. И комдиву Котову суждена новая встреча с энкавэдешником Митей (теперь он уже полковник). Сюжет "Предстояния" более или менее известен. Никита Михалков еще в 2003 году представлял сценарий на фестивале "Окно в Европу" в Выборге.
Эффектов великое множество, все есть, что положено – масштабные батальные сцены, сцены мирной жизни и сцены жизни политической. Однако первое впечатление, что сценарий написан разными людьми

Перед началом премьерного просмотра на сцену вышел Михалков, на него было направлено два луча света, и он отбрасывал две тени. Начал он с пушкинской цитаты "Товарищ, верь" и продолжил, что товарищами мы становимся в годину бедствий, а надо бы ими оставаться всегда. Дальше он сказал, что картину показывают, не дожидаясь праздников, потому что она заканчивается 41-м годом и в ней показано, через что должны пройти люди, чтобы победить. Поэтому неслучайно, говорил он, так долго жила в народе фраза "лишь бы не было войны".

На самом деле, действие фильма происходит в 1943 году, Митя (Олег Меньшиков) идет по следу Котова (Никита Михалков), которого ему поручено найти. И узнает от смершевца (Сергей Маковецкий), что происходило с комдивом в 1941-м. То есть, избран ретроспективный ход, но становится это ясно минут через двадцать после начала фильма. История комдива, как она представлена в "Предстояниии", – просто фантастическая: что бы ни случилось, нашему герою все нипочем. В воде он не тонет, в огне не горит, настоящий былинный богатырь.

Эффектов великое множество, все есть, что положено – масштабные батальные сцены, сцены мирной жизни и сцены жизни политической. Много сентиментального, но есть и смешные диалоги. Однако первое впечатление, что сценарий написан разными людьми, одни эпизоды написаны кем-то разумным, другие – нет. Актеры как будто действовали по собственному хотению, поэтому в пределах одной сцены одни играют по психологии, другие - как в водевиле, а третьи - как в фарсе.

Лично для меня фильм начался через полтора часа после его реального начала, в ту минуту, когда на экране появился Евгений Миронов. И пока его герой не погиб, я всему верила. Весь довольно большой эпизод сражения штрафбата и курсантов сделан сильно, и этот "фильм в фильме" дорогого стоит.

Никита Сергеевич Михалков ссылался на картину "Спасти рядового Райана", он говорил, что это патриотический фильм и что он хотел ответить Стивену Спилбергу своей новой работой. Но там по сюжету государство отправляет своих солдат спасать рядового, а все, что происходит с героями в фильме Михалкова, происходит вопреки воле государства, скорее, благодаря Божьей воле.

– Марина, понятно, что все, что происходит в отечестве, можно объяснить какими-то обстоятельствами, к искусству и кино не имеющими отношения. Но фильм Михалкова попал в каннский конкурс. Претендентов на каннские награды отбирает не Владимир Путин, не Борис Грызлов, а Тьерри Фремо, и отбор этот очень жесткий. Часто фильмы знаменитейших режиссеров в каннский конкурс не попадают, если они не устраивают отборщиков. Будь вы на месте Тьерри Фремо, вы бы взяли "Утомленных солнцем" в конкурс? Я приму и очень лаконичный ответ – да или нет?

Марина Тимашева: "Если бы директором была я", взяла бы за фамилию Никиты Михалкова, потому что он очень известен за рубежом, и взяла бы за несколько эпизодических ролей или ролей, сыгранных актерами в этом фильме, потому что актеры действительно превосходны. Если бы я не была директором, нет, я не приняла бы этот фильм в конкурс.

– Пристрастие Никиты Михалкова к Кремлю было отмечено и в письме членов Союза кинематографистов, озаглавленном "Нам не нравится". "Нам не нравятся съезды в Кремле и "Гостином дворе" в то время, когда по коридорам Дома кино гуляет ветер и царит запустение". Я не буду читать все письмо, попрошу Юрия Богомолова сформулировать самое главное.
Нам не нравится, прежде всего, тоталитарная форма управления союзом, это лицемерие, которое сопутствует всей деятельности Михалкова

Юрий Богомолов: Нам не нравится, прежде всего, тоталитарная форма управления союзом, это лицемерие, которое сопутствует всей деятельности Михалкова. Это полное пренебрежение интересами и волей членов союза, сказавшееся, например, в том, что реформа киноиндустрии была абсолютно келейным делом, ее пробили несколько крупных функционеров нашего кино и поставили все сообщество перед свершившимся фактом. Совершенно очевидно, что кому-то это может понравиться, кому-то это покажется целесообразным, но многих это не устаревает. А главное, что не устраивает – это абсолютное пренебрежение чувством достоинства членов нашего киносообщества. Уж так, как это Михалков делает и как это выражается конкретно, просто дальше идти некуда.

Виктор Матизен
– Никита Михалков на этой неделе перед премьерой дал очень много интервью. В частности, его спрашивали о расколе в союзе. Он говорил, что, во-первых, недовольных не так много, а большая часть союза за него, а во-вторых, что тут не творческие вопросы, а финансовые – борьба за собственность Союза кинематографистов. Виктор Эдуардович, что вы скажете?


Виктор Матизен: Заявления Никиты Сергеевича Михалкова всегда не соответствуют действительности, а на этот раз они не соответствуют колоссально. Мы абсолютно не заинтересованы ни в собственности союза, ни в деньгах союза, в них заинтересован сам Никита Сергеевич, именно поэтому он держится за власть. Мы заинтересованы в том, чтобы союз выражал наши интересы. Союз не выражает интересов людей, которые из него вышли, а это цвет нашей кинематографии. Он не выражает ни интересов Рязанова, ни интересов Германа, ни интересов Бардина, ни интересов Попогребского, ни интересов Хлебникова, ни вообще интересов тех людей, которые реально делают кино, которые определяют то, чем, собственно говоря, является российское кино для всего мира. Это эти люди определяют, а не один Никита Сергеевич Михалков. И то, что им стало невмоготу в возглавляемом им союзе, и говорит о том, что союз не выражает их интересов.

Чьи же интересы выражает Никита Сергеевич Михалков? На этот вопрос ответ чрезвычайно прост: он опирается на большинство или, вернее, скажем так, на огромную массу членов Союза кинематографистов. Эти люди заинтересованы не в кино, они заинтересованы в том, чтобы получать от союза дотации по старости, по нездоровью. Все это, безусловно, необходимые вещи, но собственно кинематографических интересов у них нет. И поэтому Никита Сергеевич Михалков, опираясь на эту массу, выражает свои собственные интересы. Именно это стало причиной (даже если не произносить слово "тоталитаризм"): союз, возглавляемый Михалковым, не выражает интересов цвета нашего кинематографа. Именно поэтому остался только один выход – уйти, образовать новый союз и пытаться вести диалог с теми людьми, от которых зависит наша кинематография, независимо от Михалкова.
На учредительной конференции очень конкретно обсуждались вопросы, связанные с защитой авторских прав, связанные с образованием, с продвижением картин, с прокатом, с теми вопросами, которые абсолютно игнорирует и Никита Сергеевич Михалков, и руководство этого союза

– Расскажите, пожалуйста, как прошло собрание учредителей. Как вы намерены действовать, Юрий Александрович?

Юрий Богомолов: Оно прошло достаточно конструктивно. Это было учредительное собрание, конференция, где инициативная группа представила кандидатов в уставную комиссию и собравшиеся из тех, кто подписал протестное письмо, проголосовали за эту уставную группу, в которую вошли как раз молодые кинематографисты – это Алексей Герман-младший, Попогребский, Хлебников, Виталий Манский и известный продюсер, человек более старшего поколения, Владимир Досталь.

– Авторы письма намерены участвовать во внеочередном съезде, как-то заявить о своей позиции или просто они вышли из союза и все?

Юрий Богомолов: Я думаю, что это письмо исключает возможность для подписавших участвовать в этом съезде. Это неслучайно, потому что все, кто подписал письмо, поняли, что все способы и средства влияния на нынешнее руководство союза исчерпаны. Все суды оказались проиграны в силу административного ресурса Никиты Сергеевича, все внутрисоюзные механизмы оказались недейственными. Михалков – великий манипулятор, он сделал то, что хотел сделать, и поэтому уже дальше играть, как кто-то сказал, с человеком, который располагает крапленой колодой, бессмысленно. И поэтому мы не хотим больше бороться с Михалковым, мы хотим создать свой союз. Мы не хотим знаться с Михалковым. Некоторые не хотят из чисто гигиенических соображений.

Юрий Богомолов
– Я хотел бы поговорить о том, чем будет заниматься новый киносоюз. Михалков сказал про тех, кто собирается выйти из Союза кинематографистов: "Пусть собираются на лавочке, Дома кино они не получат". Виктор Матизен, в чем смысл нового союза, если у него не будет собственности, не будет денег. То есть это что будет – дискуссионный клуб?


Виктор Матизен: Нет, это не будет дискуссионный клуб, это будет организация. Для современной организации не нужны ни большие деньги, ни большая собственность. Необходимо, чтобы эти голоса авторитетных лиц складывались и оказывали соответствующее влияние на те органы, которые принимают решение в области кинематографа. Вот что необходимо. Борьба идет не за материю, борьба идет в символическом, в идейном пространстве. Борьба идет за то, каким будет российским кинематограф, что он будет собой представлять, будет ли кино для внутреннего потребления или будет кино для мира, будет ли это чисто коммерческая пустышка или будет авторское кино. Об этом идет разговор.

– Но вот Михалков сейчас снял кино для мира. Конкурс Каннского кинофестиваля – есть ли что-либо престижнее?

Виктор Матизен: Фильм Алексея Попогребского получил чрезвычайно престижные призы в Берлине, фильм Германа получил престижный приз в Венеции, фильм Андрея Звягинцева получил главный приз в Венеции и так далее. Не один Никита Сергеевич представляет российскую кинематографию за рубежом.

– Юрий Александрович, каковы задачи нового союза?

Юрий Богомолов: На учредительной конференции очень конкретно обсуждались вопросы, связанные с защитой авторских прав, связанные с образованием, с продвижением картин, с прокатом, с теми вопросами, которые абсолютно игнорирует и Никита Сергеевич Михалков, и руководство этого союза. Все, о чем беспокоится Михалков – это о том, чтобы создать из Союза свой лоббирующий инструмент, более ни о чем не беспокоится. Он добился того, что его студия получит 250 миллионов рублей, и того, что он сможет влиять на процесс распределения и перераспределения государственных бюджетных денег. Мы бы хотели установить более справедливые отношения и более естественные отношения между корпорацией кинематографистов и государством.

– Вы чувствуете, что вас поддерживают?

Виктор Матизен: Безусловно, чувствую. После того как меня ушли из союза, я получил такое количество рукопожатий и поздравлений, что мне просто стыдно.

Юрий Богомолов: Конечно. Надо сказать, раньше можно было сидеть в глубокой невозможности для контакта, а сейчас есть Интернет. И Интернет отчетливо выражает свою позицию по отношению к нам и к тому союзу, той организации, которую мы оставили. Я думаю, что Михалкова более всего задевает не то обстоятельство, что против него что-то говорят, а то обстоятельство, что с ним не хотят воевать, что пытаются быть чем-то отдельным от него, он к этому не привык. И поэтому он действует достаточно подлыми средствами. В последнем своем интервью газете "Известия" он позволил себе хамские выражения по отношению к своим коллегам, позволил себе такую форму борьбы, как легкий политический донос - то, чем он пользовался и во время своего съезда в "Гостином дворе", намекая, что этот новый союз сейчас начнет разваливать Россию.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG