Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Получит ли нормальное жилье ветеран войны Серафима Базарова (Челябинск)


Александр Валиев: Ветеран войны спит на диванчике за занавеской, деля маленькую комнату со своим внуком. Серафиме Трофимовне Базаровой уже под 90. Она ветеран войны, была пулеметчицей Краснознаменного зенитного полка, вернулась с фронта только в августе 1945. Их полк охранял стратегические объекты при возвращении советской армии после окончания войны.

Серафима Базарова: Наш полк 7-й зенитный Краснознаменный пулеметный полк. Мы там были одни девчонки. С 1943 года мы попали на Воронежский фронт. Потом мы шли до Киева. Там 1-й Украинский был фронт. Наш полк в действующей был армии. Этот полк воевал с первого дня войны. И в этом полку уже мужчин не осталось.

Александр Валиев: Работу молодым девчонкам приходилось выполнять мужскую, физически очень тяжелую. Но никто из них, даже те, кто пострадал при бомбежках, не уехал домой.

Серафима Базарова: У нас зенитка была – это 4 пулемета. Они были спарены. Была она у нас на машине. Машина была 6-колесная, большая, длинная. Все инструменты возили мы с собой – лопаты, кирки, что необходимо было. А земля… Приходилось часто менять то на одной станции, то на другой. Потому что бомбежка была ужасная, страшная. Были у нас и раненые, были убитые.

Александр Валиев: После войны Серафима вернулась домой, в Тамбовскую область. В колхозе не было ни работы, ни денег. И она подалась на Урал, в Челябинск. Здесь вышла замуж тоже за участником войны, родила троих детей.

Серафима Базарова: Мы жили, как придется. Мы уехали еще на целину, чтобы там где-то уголок найти. Там тоже не удалось. Мы оттуда приехали. Он поступил на завод. Ему там дали комнату.

Александр Валиев: Потом на предприятии ЖБИ, где работал муж Серафимы Трофимовны, ему дали двухкомнатную квартиру на семью. Их старшая дочь рано вышла замуж. Один за другим у нее появились трое своих детей - девочка и два мальчика. Жили они в комнате, стояли в очереди на жилье в том же предприятии ЖБИ. Муж ей попался пьющий, ненадежный. Вскоре они развелись. А потом дочь Серафимы Трофимовны умерла. И бабушке не оставалось ничего другого, как взять воспитание троих детей на себя. Своих сыновей и мужа она оставила, переехала к маленьким внукам.

Серафима Базарова: Думала – не переживу. Но все-таки я взяла себя в руки. Думаю, маленькие дети, куда их девать? Нам дали тоже от ЖБИ. Она там стояла на очереди, дочь. Я потом пошла и говорю – дайте хоть на детей. Вот на детей дали вот эту двухкомнатную. А было два мальчика и девочка. Нам приходилось – они там, мы тут. Я-то думала, что они бы хоть трех бы дали - все-таки по комнате им. А они дали двух. Ну что, мы так и жили, и живем в этой двух.

Александр Валиев: Прошло 30 лет, внуки подросли, Серафима Трофимовна состарилась, но они по-прежнему вчетвером живут в этих двух комнатах - 18 и 12 метров. Старшая внучка вышла замуж и ушла к мужу, но вместо нее в квартире живет жена внука. Молодая семья обитает в маленькой комнате, а в той, что побольше - бабушка и второй внук. Их диваны стоят в полуметре друг от друга, между ними натянута занавеска.

Серафима Базарова: Все хуже. Я часто встаю ночью. Бывает, что и не могу подняться. А он тут. Ему надо отдыхать, а я кричу, да стонаю. А ведь он слышит. Он встает, поднимает меня. Поэтому сейчас вот даже обидно. За всю жизнь хоть какая-то была помощь.

Александр Валиев: Соседка Серафимы Трофимовны, Тамара Грехова, пробовала за нее похлопотать в районной администрации. Но ее там и слушать не стали.

Тамара Грехова: Не взяли ничего! И сказали – нам это неинтересно. 10 квадратов есть на человека – есть. Я говорю: "Вы поймите, что жилье это детей". "Ну и что, что детей! Дети выросли, могут теперь оставить ей жилье". Я говорю: "Куда они пойдут?" Она говорит: "Ну, нас эта история уже не интересует. 10 квадратов. Можете никуда не ходить".

Александр Валиев: Фактически, конечно, на человека приходится даже не 10, а 7,5 метров - ведь в квартире проживает еще и жена внука. Но ситуацию это не меняет. По бумагам Серафима Трофимовна является единственной владелицей квартиры, и сейчас за это она себя жестоко корит. В момент приватизации ей посоветовали не вносить внуков в число собственников, чтобы потом они могли встать на очередь. Теперь в смысле расширения ее ситуация безнадежна. Так и придется младшему сержанту Краснознаменного зенитного полка спать до конца своих дней на диванчике за шторкой.

Единственная возможность для Серафимы Трофимовны остаться одной в своей комнате - это выставить внука на улицу. Тем более, и в администрации говорят - внуки выросли, пусть сами себе зарабатывают на жилье. Но, во-первых, фактически квартиру предприятие в свое время выделяло именно детям, а не их бабушке опекунше, а, во-вторых, работящие и непьющие парни получают около 7-8 тысяч. На какое жилье хватит таких денег?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG