Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Алтайские фермеры задумались – а стоит ли сеять (Барнаул)


Олег Купичинский: На железнодорожном вокзале Барнаула, перед отправлением фирменного поезда в Москву, звучит мелодия из популярной на Алтее песни "Хлеб всему голова". Действительно, Алтай – регион аграрный. Земледельцы кормят хлебом всю Сибирь и Дальний Восток. Точнее – кормили. В этом году многие селяне даже и думать не хотят о посевных работах. А на окраине города Славгорода у элеватора высятся горы зерна прошлого урожая. И хотя выяснилось, что зерно некондиционное, проблема остается – многие крестьяне до сих пор не могут реализовать сотни тонн прошлогоднего зерна. Дело в том, что они поверили обещаниям министра сельского хозяйства Елены Скрынник, которая заверила аграриев, что в ходе зерновых интервенций цена тонны зерна третьего класса будет не ниже 6 тысяч рублей. Исходя из этой суммы, крестьяне брали кредиты, планировали расходы, закупали технику и удобрения. Однако в ходе торгов тон задавали перекупщики, а цена упала до 3,5 тысяч рублей за тонну. Продавцов оказалось намного больше, чем покупателей, и крестьянам осталось только подсчитывать убытки. А министр обвинила во всем самих крестьян и посетовала на стихию рынка – мол, кризис перепроизводства. Фермер Александр Черных покончил жизнь самоубийством, не найдя выход из сложившейся ситуации.

По мнению руководителя алтайского агропромышленного союза Сергея Серова, корень всех проблем – в отсутствии госзаказа.

Сергей Серов: Во всем цивилизованном мире, безусловно, этот заказ есть. Конкретно сколько крестьянину произвести той или иной продукции, а что лишнее он произвел – это его проблема. А мы как раз бы и решили эту проблему. Сегодня существовал заказ – вот Алтайскому краю 2 млн. тонн зерна. Вот вы и поставьте, а мы бы уже тут, безусловно, и посевные площади определили, сколько льна, сколько сахарной свеклы.

Олег Купичинский: В марте этого года, устав ждать решения проблемы, алтайские фермеры провели свое собрание. Они обратились к президенту Медведеву и потребовали ликвидировать все виды государственной поддержки сельского хозяйства в стране. Они считают, что в силах самостоятельно прокормить Россию, накормить себя и получить прибыль. А для этого необходимо единственное условие — установить нижний предел цены на основные виды сельхозпродукции. А излишки пшеницы выкупить у крестьян. Аграрии также призвали привлечь Федеральную антимонопольную службу расследовать "ценовой сговор" зерновых монополистов.

Ответом стали угрозы и оскорбления алтайских чиновников от сельского хозяйства. Они упрекают фермеров в том, что те вынесли сор из избы и испортили в глазах Москвы радужную картинку ситуации в алтайской деревне. Начальник краевого сельхозуправления Борис Неудахин даже пригрозил опальным фермерам, что их посевы будут сожжены, а земли скуплены за бесценок московскими бизнесменами.

Однако фермеры стояли на своем, и тогда на Алтай приехал замминистра сельского хозяйства Александр Беляев. Инициатор обращения к президенту фермер Сергей Топчиев добился встречи с чиновником, однако после встречи заявил, что тот не проникся болью крестьян.

Сергей Топчиев: Если наши требования не будут выполнены, если такая ситуация останется после уборки 2010 года, то мы погибнем. Чиновники всех уровней просто ссылаются на рыночные отношения. Нет, сегодня рыночные отношения должны четко регулироваться нашим государством. Общий язык мы не нашли. Я хочу его пригласить на съезд фермеров в апреле. Постараемся вовлечь весь край, Новосибирскую область хозяйства – пускай послушают чаяния тех людей, независимо от фермерских хозяйств или коллективно.

Олег Купичинский: Это было мнение фермера Сергея Топчиева.

Кроме кнута, земледельцам показали и пряник. Правительство в пожарном порядке решило выделить 500 миллионов рублей сибирским крестьянам на новые интервенции, чтобы купить зерно прошлогоднего урожая. Однако они ничего не дали. Цена на пшеницу не поднималась выше 4 тысяч рублей за тонну. А для минимальной рентабельности нужно как минимум 5 тысяч.

Кроме того, аграрии полагают, что эти новые торги могут негативно отразиться на цене будущего урожая. Переполненный интервенционный фонд не позволит стоимости пшеницы подняться на приемлемый уровень.

В ответ чиновники заявляют, что делают для села немало – только в прошлом году алтайским аграриям было направлено 4 миллиарда рублей. А руководитель Алтайского агропромышленного союза Сергей Серов заявил, что фермеры сами виноваты в своих бедах: бизнес – это всегда риск, и нужно, мол, отвечать самому за результаты своей деятельности, а не сваливать вину на государство.

Сергей Серов: Он знал, на что идет. Так, давайте, ориентируйтесь теперь. Если честно сказать, на той технике (многие еще на старой технике работают) по старой технологии мы далеко не уйдем. Будущего у этих фермеров, я сразу говорю, не будет. Надо, значит, животноводство развивать, а это гарантированный уже сбыт продукции все равно будет.

Олег Купичинский: То было мнение Сергея Серова. Лидер алтайских фермеров Сергей Топчиев с ним не согласен. Фермеры не знают, куда и в какие районы пошли эти самые 4 миллиарда рублей. Чиновники отказываются давать им эту информацию, называя ее государственной тайной. Шесть лет назад на Алтае была подобная ситуация с перепроизводством зерна. И тогда краевая администрация успешно решила проблему, выдав аграриям беспроцентные кредиты и не деньгами, а топливом, удобрениями и запчастями для техники. И все знали, кто получил и сколько.

Сергей Топчиев считает ложью мнение о кризисе перепроизводства зерна в регионе. А призывы развивать животноводство называет блефом и утопией. Эти призывы совершенно не обеспечены деньгами. Те хозяйства, которые сформировали хорошее дойное стадо, не получили ни копейки дотаций.

Сергей Топчиев: Поручения от председателя правительства были одни, а трактовка этих поручений – другая. Для нас это непонятно. Молите Бога, чтобы наше село выжило.

Олег Купичинский: Это было мнение фермера Сергея Топчиева.

Если государство не поможет, то песня, звучащая на вокзале Барнаула "Хлеб всему голова", будет выглядеть просто издевательством. Тем более, что по прогнозам синоптиков, Алтай ждет короткое засушливое лето и ранняя холодная осень. Урожай-2010 может уже в сентябре уйти под снег и остаться на полях.

Экспертное мнение

Олег Суханов, ведущий эксперт рынка зерна Института конъюнктуры аграрного рынка: У нас второй сезон подряд в стране случается кризис перепроизводства. То есть 2008 год характеризовался гигантским урожаем, рекордным, 2009 год тоже был высокоурожайным. Но проблема основная в том, что хорошие урожаи произошли и в мире, то есть в странах, основных конкурентах РФ при поставках за рубеж. Поэтому, с точки зрения, помощи аграриями, я считаю, что интервенции, на самом деле, государственная изначально в этом году были, скажем так, не совсем грамотным, но правильным шагом для помощи. Третий год подряд у нас, по всей видимости, будет перепроизводство. Поэтому основная задача со стороны государства, на мой взгляд, это стимулирование экспорта.

По поводу Алтая и Сибири. Хочется отметить, что регион этот не совсем характерный по формированию цен. Если в регионе случается хороший урожай зерна, то, как правило, цены опускаются на минимальный уровень, именно в силу удаленности его от основных точек экспорта. Если же урожай там плохой, то, как правило, в этом регионе цены максимальные по России при прочих равных условиях. В этом сезоне урожай был хороший. Поэтому цены были минимальными. Поэтому поддерживать надо было именно за счет субсидирования экспорта, за счет субсидирования транспортировки зерна до портов юга, тем более что качество зерна в этом регионе, как правило, выше, чем в среднем по РФ, как раз востребовано на мировых рынках, в частности, на новых рынках. Это было бы неплохо.

Я думаю, что основное направление деятельности государства по поддержке сельхозтоваропроизводителей должно заключаться именно в этом – не стимулировать крестьян к бездумному производству все больших объемов зерна, а стимулировать производство качественного зерна и стимулировать именно экспорт. Алтай и Сибирь в этом смысле особенно обделенные регионы, потому что далеко везти зерно до портов юга, откуда происходит подавляющая часть российского экспорта.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG