Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о суде присяжных, шпионаже и терроризме


Конституционный суд РФ решил, что дела о шпионаже и терроризме в судах будут рассматриваться без присяжных

Конституционный суд РФ решил, что дела о шпионаже и терроризме в судах будут рассматриваться без присяжных

Конституционный суд России в понедельник 19 апреля признал законным запрет на рассмотрение присяжными дел о терроризме, шпионаже, массовых беспорядках, насильственном захвате власти. Как говорится в решении суда, этот запрет не противоречит Конституции и не нарушает право граждан на судебную защиту.

Владимир Кара-Мурза: Конституционный суд Российской Федерации вынес постановление, согласно которому проведение судебных процессов по обвинению в терроризме без участия присяжных признано законным. Суд так же изъял из компетенции судов присяжных уголовные дела о преступлениях, предусмотренных в Уголовном кодексе статьями 206 "Захват заложников", 208 "Организация и участие в незаконном вооруженном формировании", 212 "Массовые беспорядки", 275 "Государственная измена", 276 "Шпионаж", 278 "Насильственный захват власти или насильственное удержание власти", 279 "Вооруженный мятеж" и 281 "Диверсия". В документе отмечается, что суд присяжных не относится к числу основных прав, таких как независимость суда или презумпция невиновности. Текст решения суда будет опубликован в течение 10 дней вместе с особым мнением, с которым выступили трое судей, один из них Владимир Ярославцев. По мнению представителей суда, участие присяжных в рассмотрении дела никак не влияет на справедливость разбирательства. Помимо прочего в России существует мораторий на смертную казнь, а значит такое постановление не нарушает право обвиняемого на жизнь. Так же еще одной причиной отмены суда присяжных суд назвал возможность оказания давления на заседателей. О том, справедлив ли запрет Конституционного суда на использование присяжных по делам о шпионаже или терроризме, мы говорим с судьей в отставке Конституционного суда Тамарой Морщаковой и военным журналистом Григорием Пасько. Считаете ли вы ущемлением прав человека изъятие из компетенции суда присяжных целой категории уголовных дел?

Тамара Морщакова: Прежде, чем прямо вам ответить на этот вопрос, я должна немножко утешить наших радиослушателей. Тот обширный перечень, который вы назвали статей, уголовных преступлений, по которым суд присяжных, согласно последнему закону, не может проводиться, на самом деле Конституционным судом не одобрен. Потому что Конституционный суд рассматривал это только в отношении трех статей - 205.1, 278 и 279. И в отношении этих норм Конституционный суд признал запрет рассматривать такие дела судом присяжных разумным и отвечающим интересам эффективной судебной защиты. С этим мнением, конечно, трудно согласиться, потому что лично я рассматриваю право на суд присяжных как определенное субъективное право людей, уже использовавшееся ими на основе прежнего законодательства.
С моей точки зрения, наша конституция содержит определенные ограничения к тому, чтобы не только основные права, такие права как право на судебную защиту, презумпцию невиновности, об этом Конституционный суд прямо пишет, не подвергались никаким ограничениям, но я исхожу из того, что и другие права, согласно нашей конституции, должны иметь такую же степень защиты, как перечисленные в ней прямо. И поэтому я лично, исходя из своих профессиональных представлений, рассуждаю несколько иначе. Я думаю, что в действительности это право на суд присяжных, как субъективное право, должно признаваться независимо от того, относится ли оно к существу права на судебную защиту, то есть в том смысле, что судебная защита должна обеспечиваться и без суда присяжных. Но само право на суд присяжных тоже не должно подвергаться ограничениям.

Владимир Кара-Мурза: Должны ли, по-вашему, дела о шпионаже рассматриваться судами присяжных?
Суд присяжных не может нравиться вообще нынешней судебной систем

Григорий Пасько: Дело в том, что они уже рассматривались. И я тоже не понимаю и не разделяю этого шума по поводу сегодняшнего решения Конституционного суда, что: ах, нас лишили суда присяжных. Дело в том, что были внесены в Уголовно-процессуальный кодекс поправки еще в декабре 2008 года. Поэтому какого-то принципиально иного решения от Конституционного суда ждать не приходилось. Уже это есть и уже есть умение манипулировать судом присяжных. Поэтому его отменять и смысла нет. По другим статьям, которые Тамара Георгиевна не назвала, 275, 276, например, я думаю, что в любом случае идет постепенный наезд на суды присяжных, на сужение их сферы. Потому что суд присяжных не может нравиться вообще нынешней судебной системе. Как мы знаем, суды присяжных выносят с точки зрения нынешней нашей правоохранительной системы непозволительно большое количество оправдательных приговоров. И я наблюдаю по разным делам, которые я изучаю в последнее время, что оправдательные приговоры, постановленные с участием суда присяжных, отменяются Верховным судом под любыми даже нелепыми, даже лживыми предлогами.

Владимир Кара-Мурза:
Анатолий Кононов, бывший судья Конституционного суда Российской Федерации, убежденный противник уменьшения гарантий гражданских прав.

Анатолий Кононов: Я бы присоединился к тем, кто имеет особое мнение по этому делу, я бы не согласился с таким решением. Такое решение не соответствовало бы конституции. У нас в истории мы уже проходили то же самое, когда был введен суд присяжных в прошлом веке. Потом в порядке реакции при Александре Третьем как раз стали исключать какие-то категории дел и в том числе все политические дела тоже были исключены. Я думаю, что тенденция примерно та же и теми же мотивами руководствуются. Суд присяжных – это довольно-таки сильная гарантия, которая законом была предоставлена гражданам. Уменьшать уровень гарантий - это как-то трудно себе представимо.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG