Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Место религии в Белом доме Обамы.



Александр Генис: Как уже было сказано, Белый дом Обамы отличает совсем иное соотношение между религией и политикой. Об этом – репортаж нашего вашингтонского корреспондента Владимира Абаринова.

Владимир Абаринов: Недавно, накануне Пасхи, Всероссийский центр исследования общественного мнения провел опрос: знают ли граждане России, какое событие отмечают христиане этим праздником? Оказалось, 28 процентов понятия не имеют, и только 44 процента ответили правильно. В США цифры, конечно, совсем другие. По данным социологической службы Расмуссен, 78 процентов американцев не просто знают о воскресении Христа, но и свято верят в то, что он действительно воскрес. Каким образом религиозность американцев сказывается на их политических взглядах? Должны ли специалисты по избирательным технологиям считаться с набожностью своего электората? Меняется ли ситуация со временем?
На эти вопросы на материале двух последних президентских кампаний, 2004 и 2008 года, попытались ответить авторы книги “Стирается ли грань между Богом и безбожием?”, презентация которой состоялась недавно в вашингтонском Институте Брукингса.

Эксперт института, известный политический обозреватель либерального направления И-Джей Дионн начал свое выступление с исторического экскурса. В этом экскурсе упоминается кандидат демократов на президентских выборах 1928 года, четырехкратный губернатор штата Нью-Йорк католик Альфред Смит, его соперник квакер Герберт Гувер, “сухие” и “мокрые” демократы, то есть сторонники и противники сухого закона, а также крах Нью-Йоркской фондовой биржи в октябре 1929 года, с которого началась Великая депрессия.

И-Джей Дионн: Я хочу внести в протокол - и это отнюдь не критический выпад в адрес авторов - просто я всегда полагал, что мы должны вывести Бога как такового за скобки и говорить о религии и вере, потому что, за исключением, быть может, Книги Исхода, Господь выражает свои политические воззрения достаточно туманно. Если вам требуется пример религиозных выборов, то вы вряд ли обратитесь к выборам 2004 года. Для этой цели куда больше подходят выборы 1928 года. Вот это были выборы, на которых культурные и религиозные ценности действительно имели значение. Двумя центральными проблемами на тех выборах были: должны ли мы впервые выбрать президентом католика, Эла Смита, и должны ли мы отменить сухой закон? И избиратели решили: нет, мы не будем избирать президентом католика, и мы должны сохранить сухой закон. Верно и то, что процветание 20-х годов помогло Герберту Гуверу победить на тех выборах. “Вскоре мы, с Божьей помощью, узрим тот день, когда бедность будет изгнана из этой страны”, - объявил Гувер во время своей президентской кампании 1928 года. И нечто непонятное случилось на пути к этому процветанию. Грянуло 29 октября 1929 года, страна мгновенно преобразилась. Демократ из Миссури написал прелестную записку советнику Рузвельта Джиму Фарли, в которой говорилось: “Я не могу взять в толк, какого черта “сухие” демократы ссорятся с “мокрыми”, если ни у тех, ни у других нет денег на выпивку”. А к 1932 году многие культурные и религиозные проблемы, которые доминировали в политике прежде, попросту исчезли. И мы вступили в долгий, относительно светский период, конец которого можно датировать 1980 годом. Он ни в коем случае не был всецело светским периодом. Как указывает спичрайтер президента Буша-младшего Майк Герсон, Франклин Рузвельт цитировал Бога чаще, чем Джордж Буш-младший, особенно в речах и проповедях во время Второй мировой войны. Не то чтобы мы отложили религию в сторону, но политику того периода не определяли религия и культурные различия. Гораздо в большей мере ее определяли классовые и региональные различия с реликтовыми включениями культурных противоречий между в основном демократическими городскими районами и сельской местностью.

Владимир Абаринов: В 1980 году светский период американской политики закончился – президентом стал Рональд Рейган. Он верил в Священное Писание практически буквально и цитировал его на совещаниях со своими советниками. Вместе с тем он любил подшутить над чрезмерной религиозностью иных политиков. Религиозен, иногда нарочито, был президент Буш-младший. Не случайно на выборах 2004 года кандидатом демократов стал католик Джон Керри. Однако спустя четыре года тема христианских моральных ценностей отошла на второй план. Говорит один из авторов книги “Стирается ли грань между Богом и безбожием?”, профессор колледжа имени Жана Кальвина в городе Гранд-Рэпидс, штат Мичиган, Корвин Шмидт.

Корвин Шмидт:
После президентских выборов 2004 года целый ряд исследований показал, что религия была одним из самых надежных инструментов предсказания их итогов. А именно: обнаружилось, что чем усерднее избиратели посещают церковную службу, тем менее вероятно, что они проголосуют за демократа. На основании этой взаимосвязи некоторые журналисты заговорили тогда о религиозном водоразделе в американской политике. После выборов 2004 года серия опросов установила, что лишь малый процент американцев считает, что Демократическая партия благожелательна к религии. Это восприятие – не пустяк. На протяжении последнего десятилетия опросы неизменно свидетельствуют, что американцы желают видеть на посту президента человека религиозного. Например, в 2004 году 70 процентов избирателей согласились с утверждением: “Важно, чтобы президент имел твердые религиозные убеждения”. Даже после 11 сентября американцы заявили, что они на президентских выборах проголосуют скорее за мусульманина, чем за атеиста.

Владимир Абаринов:
Тем не менее, к следующим президентским выборам настроения электората изменились. Корвин Шмидт продолжает.

Корвин Шмидт: Главный вопрос, на который мы отвечаем в нашей книге: был ли религиозный разрыв столь же очевиден в 2008 году, как четырьмя годами прежде? Исчез ли этот разрыв в 2008-м? Поскольку после последних выборов было мало комментариев, связанных с религией, можно подумать, что так оно и есть. Однако между этими двумя выборами были важные различия, которые заставляют предполагать, что религиозный разрыв сохранился, но не играл столь значительной роли в 2008 году. Позволю себе назвать лишь некоторые из этих различий. Во-первых, Демократическая партия приложила немалые усилия, чтобы заручиться поддержкой верующих избирателей. Во-вторых, главные кандидаты демократов, и особенно Обама, использовали религиозную стратегию с тем, чтобы с самого начала кампании мобилизовать религиозных избирателей. В-третьих, организационные возможности правохристианского движения неуклонно сокращалась. И наконец, на выборах 2008 года экономические проблемы превалировали в гораздо большей мере, чем социальные.

Владимир Абаринов: Бараку Обаме в ходе президентской кампании религиозный вопрос доставил немало хлопот. Его христианство оказалось скорее негативным фактором. Его духовный наставник пастор Иеремия Уайт в своих проповедях проклинал Америку, и кандидату демократов пришлось, в конечном счете, публично отмежеваться от него. Соавтор Корвина Шмидта профессор университета Гранд-Вэлли в штате Колорадо Кевин Ден Далк полагает, что пропасть между религиозной и светской Америкой может углубиться в новых поколениях. Религиозные убеждения американцев – вопрос далеко не праздный. Аборты, эвтаназия, клонирование клеток человеческих эмбрионов, права сексуальных меньшинств – все эти проблемы остаются предметом бурной полемики в США и несут в себе конфликтный потенциал. История научила Америку веротерпимости, но терпеть чужую веру – еще не значит соглашаться с ней.
XS
SM
MD
LG