Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Председатель Комиссии Совета Федерации по делам молодежи и туризму, представитель от законодательного органа государственной власти Томской области Владимир Жидких


Владимир Жидких

Владимир Жидких

Данила Гальперович: У нас в гостях - председатель Комиссии Совета Федерации по делам молодежи и туризму Владимир Жидких, представляющий в Совете Федерации Томскую область. Вопросы ему задают: Ваге Аванесян, телекомпания «Шант» (Армения), и Илья Рассолов, радио «София».

И по традиции – биография нашего героя.

Диктор: Владимир Александр Жидких родился 11 ноября 1961 года в городе Северске Томской области. Окончил Томский инженерно-строительный институт. В 1990 году был избран депутатом Совета народных депутатов города Томск-7. В 1993 году возглавил Комитет по координации правоохранительной деятельности администрации Томской области. С сентября 1993 года - заместитель главы администрации Томской области - координировал совместную деятельность администрации области и правоохранительных, судебных и военных органов области. Одновременно возглавлял областную комиссию по чрезвычайным ситуациям. С 1995 года в должности первого заместителя главы администрации Томской области курировал различные направления деятельности: от общественной безопасности, информационной политики, работы с территориями до внешнеэкономических и межрегиональных связей Томской области и работы в представительстве администрации Томской области. С февраля 1998 года – полномочный представитель президента России в Томской области. 25 сентября 2002 года назначен представителем администрации Томской области в Совете Федерации. С декабря 2003 года по май 2007-го - депутат Государственной Думы четвертого созыва. Входил во фракцию «Единая Россия». В настоящее время Владимир Жидких в Совете Федерации возглавляет комиссию по делам молодежи и туризму.

Данила Гальперович: Не переврали ничего?

Владимир Жидких: Все правда.

Ваге Аванесян: Владимир Александрович, первый вопрос задам не по вашей основной деятельности в Совете Федерации, то есть по молодежной политике и туризму, а по антимонопольной деятельности, членом этой комиссии вы являетесь. В последнее время Сбербанк, который является естественным монополистом на рынке по сбору платы за ЖКХ, решил ввести комиссию. И этот вопрос, вроде бы, стал умалчиваться, не стал предметом обсуждения. Есть ли у вас в комиссии какое-то мнение по этой инициативе Сбербанка?

Владимир Жидких: Даже не потому, что я в комиссии, а потому что я плачу за коммунальные услуги, меня лично не радует решение Сбербанка. Было значительно проще раньше, когда комиссию ни с меня, ни с моих соседей, ни вообще с граждан Российской Федерации за эту процедуру... Это структура, которая обрабатывает мои деньги, доводя их до тех, кто оказывает мне услугу, и погашая мою задолженность как потребителя. Для этого и есть банк - там «варятся» деньги, а из денег «варятся» новые деньги. На самом деле, это тема публично обсуждаемая, в том числе и в Совете Федерации. И мы планируем рассмотреть ее, но не в рамках нашей комиссии, которую возглавляет уважаемый человек в нашей стране – Николай Иванович Рыжков, а надо смотреть в рамках комиссии, которая занимается бюджетной политикой нашего государства, и может быть, в рамках антимонопольного законодательства.

Кстати, совсем недавно мы на пленарном заседании рассмотрели вопрос по ценообразованию на бензин, на дизельное топливо для потребителя. Перед нами выступал Игорь Артемьев, который доказал нам, что он пока находится в состоянии решительной борьбы с основными операторами нефтяного рынка как в рознице, так и в опте. Доказал нам, что возбуждены административные дела, с серьезными штрафами, они доводятся до логического конца. И самое главное, если нам удастся развести два вида бизнеса - от нефтепродуктов и его розницу, а не тогда, когда тот, кто производит, тот и доводит до потребителя, - это будет победа государства и победа антимонопольной службы. Я думаю, нам не уйти от обсуждения этой темы, ни нам, ни Государственной Думе.

Данила Гальперович: Но все-таки тема – Сбербанк.

Владимир Жидких: Хорошо. Я думаю, что нам от парламентского обсуждения вот этой инициативы Сбербанка, которая ухудшает положение каждого из нас, не уйти. И думаю, что в ближайшем будущем оно состоится.

Данила Гальперович: Раз уж Ваге открыл тайну, что вы не только возглавляете комиссию по молодежи и туризму, но еще и участвуете в нескольких органах Совета Федерации, хотел бы вас спросить все-таки о спорте. Скоро к вам придет выступать Дмитрий Козак. Чиновники пополам примерно поделились: одни хотели зачистить все спортивное государственное поле российское и поснимать всех за то, что не организовали подготовку к Ванкуверу, а другие говорили, что всех снимать нельзя, опять поназначали стрелочников. Кстати, ваш коллега господин Фетисов был на стороне первых, что снимать и снимать. Как вам кажется, всех, кого надо, сняли?

Владимир Жидких: Хороший вопрос. Я вообще не сторонник съема, я сторонник испытательного срока, а уже потом – последующего съема. Я в своей жизненной политике сторонник последнего китайского предупреждения, есть такое у нас понятие. На самом деле, несогласованность реальная была, переваливание с одного на второго, третьего – неудачный путь. Мне кажется, это системная проблема, даже не ошибки отдельных личностей, а это системная проблема. Реально страна не поддерживала развития физической культуры и спорта - в силу огромного количества объективных и субъективных причин - более десятилетия, и мы с вами это понимаем. У меня во дворе, когда я был подростком, была и хоккейная площадка, и баскетбольная площадка. Где мы сейчас, выйдя из студии, в самой ближайшей округе это найдем? Не найдем.

Поэтому жесткая постановка задачи выиграть в Сочи, потому что это будет наша Олимпиада, - на мой взгляд, это главное. И контрольные сроки. Вот сегодня руководство страны, на мой взгляд, осуществляет мониторинг действий чиновников, которые отвечают за развитие физической культуры, спорта и олимпийских результатов в нашей стране. Решение Тягачева, председателя Олимпийского комитета, я поддерживаю. Но это было его решение. И я считаю это мужественным решением. Что будет в федерациях с руководством, должны решать федерации. Кто возглавит Олимпийский комитет, мы узнаем с вами в самое ближайшее время. То, что у Министерства по делам молодежи, спорту и туризму не так много времени для того, чтобы доказать свою эффективность, свои менеджерские способности, - это тоже верно.

И последнее. Если мы хотим здоровую нацию, надо вкладывать туда средства.

Данила Гальперович: А вам не кажется, что как-то странно все время слышать о том, что в вопросе спорта недоработало государство? Во всяком случае, странно мне лично, потому что я знаю огромные и вполне развитые страны, где государство спортом не занимается. А занимается им большой бизнес через рекламу, муниципалитеты, если говорить о здоровье нации, региональные власти, которые для этого идут к людям и говорят: «Дайте нам, ребята, небольшой налог временный на «коробочку» у вас во дворе». Почему ничего из этого не используется, а используется громкий окрик самого главного в стране для того, чтобы все задрожали?

Владимир Жидких: Я думаю, что это не только громкий окрик самого главного в стране. Я лично встретил огромное количество людей, которые были расстроены результатами в Ванкувере наших спортсменов. Они переживали, это влияло на настроение. И мне кажется, это общее ощущение. И я, кстати, его со знаком плюс воспринимаю. Мы запереживали за наши результаты за пределами нашей страны, на мировом празднике спорта. Это первое.

Второе. И у муниципалитетов, и у регионов сегодня есть не только право развивать физическую культуру и спорт, но и есть обязанность, она закреплена в действующем законодательстве.

Ну и мы с вами должны захотеть, люди, граждане Российской Федерации, чтобы дети занимались спортом, чтобы у них была такая возможность, чтобы лыжи, коньки, хоккейная коробка были доступны, чтобы не только фитнес за 2 тысячи долларов в год за абонемент, но и бесплатно была бы такая возможность. И поверьте мне, без патронажа, без постановки цели с уровня президента, председателя правительства, губернатора в регионе, главы города, муниципалитета нам не обойтись. Ну, мы такая страна, это в нашей ментальности.

Данила Гальперович: Может быть, пока такая страна, так и будет?

Владимир Жидких: Я тоже анализировал и так, и так результаты Олимпиады. Везение и невезение – согласитесь, это есть. С утра пошел – и что-то случилось. Машина проехала и обрызгала – не повезло. А ведь остальных 364 дня ни разу этого не было. С утра не повезло. На мой взгляд, фатальное невезение. Любой результат возьмем – чуть-чуть не повезло.

Данила Гальперович: Я помню рекламу, которая заканчивается словами: «Это был не день Бекхэма». Будем считать, что это была не Олимпиада Российской Федерации.

Илья Рассолов: Я все-таки попытаюсь вас вернуть к молодежи от спорта. Конечно, это важные вещи – Олимпиада и прошедшая, и будущая. Вопрос будет достаточно простой и в лоб. Несмотря на то, что есть большое количество комиссий, большое количество органов, которые занимаются молодежью, не складывается ли у вас впечатление, как оно складывается у меня, который практически каждый день общается с молодежью в силу не только того, что я занимаюсь журналистикой, но и педагогической, учебной работой, что все-таки молодежь потеряна? И молодежью, по сути дела, никто не занимается серьезно, и молодежной политикой. Это слово мы должны употребить, что это все-таки одна из государственных функций. Начиная от детской преступности и заканчивая уже подростковой, ювенальной юстицией, как мы ее называем. Как вам кажется, какая все-таки должна быть политика? И сколько денег реально государство выделяет на эту политику?

Владимир Жидких: Политика должна быть государственной.

Илья Рассолов: А есть она?

Владимир Жидких: Что такое политика? Это публичная деятельность. Вот обсуждается тема молодежи сегодня в средствах массовой информации, в университетах, на лекциях, которые вы, Илья, читаете. Задают вам вопросы молодые люди, которые сегодня являются вашими студентами. Есть какая-то реакция на уровне государства, на уровне региона, города на это или нет? Вот с этого и складывается. И цели, которые ставит перед собой государство. Что мы хотим? Чтобы молодежь была образована, здорова, чтобы при получении первого диплома профессионального была работа, чтобы мы дали возможность создать молодому человеку семью, позаботились о том, чтобы у него как можно быстрее появилось свое жилье, чтобы его право как наемного работника было защищено, чтобы не было к нему какого-то возрастного предвзятого отношения. Из этого и складывается молодежная политика.

В повестке сегодня тема молодежи? В повестке. Более того, в нашей стране она стала модной, потому что Год молодежи был проведен в прошлом году, премьер возглавлял оргкомитет, президент провел Госсовет. А Госсовет был очень серьезным, на мой взгляд, одним из серьезных по степени своей подготовленности. Потому что огромное количество социологических срезов, опросов молодежи было проведено: что хотят, чем помочь, какие нужны вложения со стороны государства, что нужно изменить в законодательстве об образовании, об отдыхе, в уголовном законодательстве, если есть такая потребность, что нужно сделать, чтобы защитить ребенка от насильника, от того, кто торгует наркотиками, алкоголем, табаком. Все это делается. И я готов по каждому блоку отдельно сказать. Потеряли молодежь? Я считаю, что нет.

Данила Гальперович: Владимир Александр, вам не кажется, что со стороны государства было очень серьезной ошибкой поделить молодежь на «наших» и «не наших»? Я поясню свой вопрос. Премьер, президент приезжают в лагерь, организованный Движением «Наши» на Селигере. Все, кто понимает, что пример Движения «Наши» удачен, образуют похожие движения. В результате мы имеем убийство судьи Чувашова, в котором сейчас не без оснований, как мне кажется, подозреваются экстремистские группы. И мы имеем Движение «Наши», которое имеет в названии своем слово «антифашистское» и не произнесшее ни одного слова по поводу деятельности экстремистов, националистов и фашистов, существование которых в России признал Владимир Путин в одном из своих посланий. Вам не кажется, что молодым людям дали пример, что если ты будешь ласково смотреть на власть, говорить ей хорошие слова, то ты преуспеешь, и делать при этом ничего не надо?

Владимир Жидких: Мне кажется, мы немножко демонизируем. Я не только от вас это слышу. Движение «Наши» - согласитесь, это достаточно локальное явление, в основном оно в городе Москве и, на мой взгляд, не имеет активного развития в регионах. Это молодежь, которая объединяется под событие.

Данила Гальперович: А они-то говорят, что нет. Они говорят, что они постоянно действуют.

Владимир Жидких: Ну, действуют. Я хочу сказать, что всего активно политикой у нас, по соцопросу и ответам молодежи, хотело бы заниматься 6% молодежи. Поэтому это не доминирующий какой-то политический вектор – Движение «Наши». То, что нам на самом деле сегодня составляют угрозу движения, объединенные по принципу национальной ненависти, политического экстремизма, по принципу «когда нас 10 человек, мы - сила, и мы можем ударить любого и отобрать у него все, что он с собой несет», - это проблемы. И это проблемы и Москвы, и других городов России.

Данила Гальперович: Мне кажется, что государство (сознательно или несознательно) размыло цели, когда сказало, что вот эта форма ему предпочтительна, и показав остальной молодежи, что государству не очень интересно все остальное.

Владимир Жидких: Я не соглашусь с вами. Помимо Движения «Наши» сегодня в России существует много движений. Это и Движение «Молодая гвардия», «Российский союз молодежи», молодежное отделение партии «Единая Россия», «Справедливая Россия», Коммунистической партии Российской Федерации, ЛДПР. Но вот Движение «Наши» собирается по событиям, и этим оно интересно. Это тоже сегодня один из феноменов, наверное, молодежной среды Российской Федерации.

Данила Гальперович: Я спросил-то немножко о другом. Но из вашего ответа я понял, что вам так не кажется, что государство показало, что объединения по принципу «Наши» ему близки, понятны и родны, а все остальное его не заботит. Вы не согласны?

Владимир Жидких: Нет, с таким тезисом я не согласен.

Ваге Аванесян: А согласитесь ли вы с тем, что молодежь в России не совсем активна и она не стремится в политику? И в противовес этому распространяется наркотическая зависимость. Есть ли у вас данные, следите ли вы за тем, как меняется отношение молодежи к таким явлениям, как наркотики, спиртные напитки, сигареты? И какова тенденция на сегодня?

Владимир Жидких: Я буду говорить о тенденции государства. Увеличивается уголовная ответственность, реакция государства, преследование людей, которые изготовляют, распространяют наркотики. Растет уровень опасности заниматься этим бизнесом. Существует целое ведомство по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Ведомство информирует нас, и это видно сегодня по средствам массовой информации, о том, что проблема эта признана, она существует, наркотрафик в Россию идет, молодые люди употребляют наркотики, а от этого они теряют все – здоровье, жизнь, а семьи теряют детей. И это беда. И беда не только нашей страны, но и огромного количества цивилизованных стран, там, где есть деньги, где есть возможность вытянуть из наркотической зависимости молодого человека деньги, и это бизнес. Это бизнес криминальный, он в стране не приветствуется. Бороться мы с ним будем самым решительным образом. И результаты, я думаю, соответствующие уже есть сегодня, и мы их увидим в ближайшее время. Что касается зависимости от табака, пива, алкоголя, мне кажется, что наша молодежь не столь подвержена увеличению этого явления, чем молодежь Европы.

Данила Гальперович: Вы очень хорошо рассказали о том, что усиливает государство в борьбе с наркоманией. Есть ли какая-то теперь разница, предположим, для торговца наркотиками, продает он наркотик взрослому человеку или продает он его ребенку несовершеннолетнему? Потому что, насколько я понимаю, именно когда они получают возможность торговать наркотиками среди довольно юных людей, они получают себе будущих клиентов в гораздо большем объеме. Есть ли какая-то разница в ответственности между продажей наркотиков взрослым и несовершеннолетним?

Владимир Жидких: Есть ответственность за вовлечение несовершеннолетних как в распространение, так и в употребление наркотических средств. Это прямая уголовная ответственность. Есть ответственность за насилие над ребенком, педофилию. И чем меньше возраст ребенка, тем жестче получит насильник.

Данила Гальперович: Я говорю именно о наркомании. Какая здесь разница есть?

Владимир Жидких: Градация эта существует. Разница в статье. Статья имеет сроки. Две статьи, и идет сложение.

Данила Гальперович: То есть это отягчающее обстоятельство?

Владимир Жидких: Это сильно отягчающее обстоятельство.

Илья Рассолов: Я хотел бы задать вопрос, который интересует молодежь. Ваша позиция по Болонскому процессу? ЕГЭ, как вы к нему относитесь? Нужен или не нужен единый госэкзамен, во что он превращается, в тестирование или нет? И будет ли все-таки система двухуровневая – бакалавр и магистр – эффективнее, чем специалист?

Владимир Жидких: Мы ратифицировали Болонский процесс, мы стали его участниками, поэтому и законодательство наше изменилось в соответствии с требованиями протокола Болонского процесса. Мы перешли на ЕГЭ, принцип которого – тестирование молодого человека на знание того или иного предмета. Лично я поддерживаю переход на систему ЕГЭ, но у меня есть к нему вопросы. Мы делимся на тех, у кого технический склад ума, математический, гуманитарный. Вот выявить эти способности человека сегодняшняя система ЕГЭ не может. Я интересуюсь, что в мире делается. В Австралии, допустим, есть математика, физика, они сдаются по системе тестирования, а гуманитарные науки, языки и так далее сдаются посредством выступления перед экзаменаторами того, кто сдает экзамен. Мне кажется, мы частично вернемся назад. Это первое.

Второе. Соответствующие уровни образования, которые приняты сегодня в Европе и во всем мире, - этот процесс правильный.

Илья Рассолов: А плюс в чем, на ваш взгляд?

Владимир Жидких: Унификация образования российского, европейского, американского, мирового образования. Соответственно, мы придем к тому, что рано или поздно дипломы, выданные в Российской Федерации, будут признаваться работодателями стран, где окажутся наши с вами соотечественники. И наоборот, что тоже очень важно. Потому что молодые люди, которые отучились за рубежом, вернулись в страну, иногда удивляются, что стандарт образования, который они получили за рубежом, не соответствует российскому стандарту образования, он не может приступить к какому-то виду профессиональной деятельности.

Данила Гальперович: Хочу вас спросить как эксперта по туризму. Можно предположить, что Россию ожидает всплеск туристический к Олимпиаде в Сочи, потому что это Олимпиада, это всегда интерес к стране: в чем тут дело, почему Сочи. Как вам кажется, на что реально Российское государство может в этом смысле рассчитывать? Я не говорю о том, что Олимпиада окупится, об этом вообще никто не говорит. Я говорю о туристической составляющей Олимпиады. Насколько она, может быть, улучшит имидж, освоит регион, может быть, что-то еще? Что это все даст?

Владимир Жидких: Туристический потенциал России используется сегодня максимум на 7%. Наши соседи совсем рядом – Турция, Египет, они выжимают все, что можно, из туристического потенциала, делая туристический бизнес, сферу обслуживания, сферу услуг основным видом доходов населения страны, в которой живут. Далеко ходить не будем – Греция. Все это есть. У нас – только в начале пути. Поэтому любое движение вперед – это увеличение потенциала. Нам есть, что показать, и человек ахнет, когда он это увидит, - Алтай, Горный Алтай, Байкал, Камчатка.

Данила Гальперович: А вам не кажется, что все это слишком дорого и коррумпировано?

Владимир Жидких: А коррумпировано потому, что нет сегодня конкуренции – это первое. Нет реальной поддержки сегодня региональной – это второе. У нас ведь даже по действующему законодательству регионы не отвечают за туризм и не имеют права вкладывать деньги в его развитие. Вот такая интересная вещь. Конечно, Олимпиада привлечет внимание к России, безусловно.

Данила Гальперович: Я правильно вас понимаю, что регион ничего не получает от туризма фактически?

Владимир Жидких: Регион может заниматься, а может не заниматься туризмом, потому что в его полномочиях, которые должна реализовывать региональная власть, нет зоны под названием «туризм». И поэтому у нас регионы делятся: там, где туризм становится приоритетом в развитии региона, он развивается. Я приведу в пример Алтайский край. Там, где не становится, он не развивается, и никому за это ничего не будет. И вот как раз сегодня мы введем законодательную инициативу, мы хотим поменять закон об организации органов власти субъектов Федерации и внести туда полномочия, которые сегодня принадлежат стране, государству и муниципалитетам, а региону – нет. В результате муниципалитет написал программу по развитию туристического места – какого-то великолепного озера, бора, у него есть история, там родился художник, писатель, туда можно привезти детей и о чем-то рассказать, а регион говорит: «Мы туризмом не занимаемся, у нас в полномочиях этого нет».

Данила Гальперович: То есть муниципалитет после этого разговора с регионом уходит от региона, а региональные власти – без денег и решения?

Владимир Жидких: Без денег, без решения и похоронив идеи. А идей много.

Данила Гальперович: Я, наконец-то, понял, почему в России нет туризма.

Владимир Жидких: И я глубоко убежден, что сегодня туризм – это не цель, которая перед нами стоит, туризм для отдельных людей – хобби, которые отвечают за судьбы регионов. Вот когда станет целью, задачей и будет потом система оценки, тогда, я думаю, ситуация поменяется.

И все-таки мы вернемся к Олимпиаде. Я достаточно часто бываю в Сочи, я вижу, что происходит с городом. И это, безусловно, позитивные изменения. Я убежден, что к 2014 году он будет готов к приему огромного количества туристов, участников Олимпиады, спортсменов, всех, кому будет интересно. Вкладываются колоссальные средства в развитие курортной столицы Российской Федерации, как сами сочинцы его на сегодняшний день называют. И я думаю, что этот проект, безусловно, получится.

Данила Гальперович: Если помнить, что в России долго запрягают и быстро ездят, я могу предположить, что в последние два года перед Олимпиадой там начнется нечто невообразимое, что все будет построено. Остается только догадываться, как это будет построено.

Ваге Аванесян: Владимир Александрович, молодежь в России не живет одинаково. В больших городах у нее есть разные возможности. Из регионов молодежь стремится уехать. Даже на примере вашего родного Томска, который является студенческим городом, после окончания все равно студенты не остаются, а пытаются уехать в большие города. Вас этот вопрос тревожит? Как вы думаете, с этим что-то можно сделать? Или оставлять это на самотек?

Владимир Жидких: Если молодой человек получил диплом и поехал к месту работы, меня это не тревожит, я только этому рад. Это первое. Второе. Невозможно всех выпускников томских университетов оставить в Томске, потому что там учатся в вузах 100 тысяч молодых людей. И они съехались со всей Сибири, из Средней Азии, сегодня едут из далеких иностранных государств, как Перу, Филиппины, Вьетнам, получать образование в Сибири. И этому я тоже радуюсь. Другое дело, уровень предоставляемых услуг, досуга, культуры, развлечений, безусловно, самый высокий в Москве. Но самый ли он доступный, если сравнивать его с тем, что есть в российских городах, тут надо подумать. Конечно, хочется в каждом селе, в каждом районе, в каждом городе создать условия, чтобы человек сказал: «Мне здесь очень комфортно, хорошо, мне здесь живется весело и счастливо». Я думаю, что пока это может быть только целью. Москва, как говорят, тоже не резиновая. Я знаю сегодня много молодых людей, которые приехали, поработали в Москве, набили руку и возвращаются обратно в свои регионы, в тот же город Томск. И это тоже очень интересный процесс. И я думаю, что это правильный процесс. Во всем мире молодежь двигается за работой. Где работа – там молодежь.

Данила Гальперович: А вам не кажется, что в России в данном случае работает негативная схема, когда сжимающееся, по оценкам очень многих людей, пространство человеческой, народной, что называется, от корней демократии сжимает и ресурсы к центру. Потому что самыми независимыми, самыми не привязанными к каким-то политическим партиям исследованиями доказано, что большая страна с не слишком большим населением на площадь может эффективно управляться, а значит, быть интересной для молодежи, выживающей в маленьких городах, только в условиях демократии. Потому что тогда у маленького населения на большой территории есть все рычаги в руках: какую компанию выбрать, которая бы их обслуживала, что построить, как устроить жизнь и так далее. Вам не кажется, что беда в этом?

Владимир Жидких: Наверное, это не беда, если мы с вами обсуждаем это. Кстати, по соцопросу, который к Госсовету делался, по проблемам молодежи, 70% молодежи хочет жить в условиях демократии. И это здорово.

Что касается создания условий понимания для молодого человека, что он на что-то может влиять, ну, это делается. Сегодня депутатом муниципалитета можно стать в 18 лет. Это инициатива президента Медведева, она принята, и это закон. До 18 он может заниматься активной жизнью в какой-то общественной организации или в том вузе, в который он пришел и проучился первый курс. Создается молодежный парламент. При каждом парламенте региональном, субъекта Федерации создан молодежный парламент.

Данила Гальперович: Это, по-моему, что-то вроде «Дня самоуправления» в пионерлагерях.

Владимир Жидких: Это достаточно серьезная структура. Молодежь выступает экспертами, она привлекается, она работает даже в тех залах, где работают настоящие депутаты, избранные населением или по политическим, партийным спискам. Работает правительство молодежное. Многое зависит от тех, кто сегодня находится у власти. Кому интересно заниматься с молодежью, кому интересно видеть перспективу, кому интересно построить за собой кадровую линейку, там и дела делаются интересные. И Томск могу привести как пример.

Илья Рассолов: Я хотел бы затронуть еще один важный проект. Мы сегодня много говорили о Сочи, и я хотел бы затронуть проект Силиконовой (или кремниевой) долины, который тоже запущен. Недавно я говорил с Жоресом Ивановичем Алферовым об этом. Концепция только пишется. Каково место молодежи? Наверняка все-таки молодежь должна быть мотором идей, различных проектов, прожектов, которые будут воплощены, видимо, в конкретных товарах, услугах и тому подобное. Ваше отношение. И как это все, по-вашему, должно развиваться?

Владимир Жидких: Я, конечно, рад тому, что услышанное мною в послании президента сегодня находится в стадии реализации. Создание моноструктуры, моногорода, монопоселения, в котором бы от научной идеи, от момента «осенило» до первой производственной партии проходило как можно меньше времени. И то, что выбрано Сколково, я считаю, это тоже правильно. Потому что я абсолютно убежден, что «зона ума, реализованного в деньги» первая - в Москве, а все остальные будут в российских регионах. И надеюсь, что одна из них будет в Томске или в Сибири – в Новосибирске, у нас в Томске. Это очень позитивный процесс. А почему молодежь? Да потому что к молодежи мысли умные быстрее приходят, я вам точно говорю. Я абсолютно убежден, что средняя молодежь через 20 лет будет умнее, чем мы сейчас. Когда они достигнут возраста 40-45 лет, они будут, безусловно, умнее. И на это все влияет – и научно-технический прогресс, и так далее. А то, что умные, это точно, поэтому и тянут. Видя со студенческой скамьи талантливых людей, поэтому и тянут, поэтому и зарплату дают в 5-10 раз больше, чем сегодня у среднестатистического российского профессора.

Я вам пример приведу. Сегодня в Томске реализуется проект по созданию высокочистого кремния для производства солнечных батарей. Идея наша, томских ученых, а реализуется она с помощью денег, бизнеса и менеджмента тайваньских. Тайванцы привезли мешок денег, чтобы создать производство.

Данила Гальперович: А вы можете объяснить, в чем тут дело? Нефти качается большое количество, на слуху у людей названия всех этих компаний. Есть всяческие списки миллиардеров, мультимиллионеров и так далее. То есть богатых людей и денег в частных руках в России вагон. При этом, как вы сказали, мешок денег привезли, скорее всего, тоже частные тайванцы. У вас есть объяснение этой психологии, почему люди не вкладывают в будущее страны или в ее светлые стороны?

Владимир Жидких: Вы хороший вопрос задаете, Данила. Наверное, потому, что хватает того, что есть сегодня, потому что на этом этапе, управляя этими нефтяными компаниями, есть перспектива роста доходов. Растет цена на нефть. И сегодня руководство страны принуждает большой бизнес вкладываться в инновационный, и это принуждение я сам видел на комиссии по модернизации экономики, которую Дмитрий Медведев проводил в Томске. А там это основа развития нации. Там заниматься этим хотят все. И они умеют, черт возьми! Они умеют от идеи до продукта потратить абсолютно малое количество времени...

Данила Гальперович: Мы возвращаемся к тому, с чего мы начали эту передачу. Потому что мне кажется, что если местный владелец богатой и развивающейся автозаправки объединится с местным муниципалитетом, то во дворе будет стоять хоккейная коробка. А этого ничего не происходит. В чем тут дело?

Владимир Жидких: Потому что все заправки принадлежат той компании, которая...

Данила Гальперович: Хорошо, не заправка. Я говорю о психологии, как вы ее объясняете. Почему люди не идут вкладывать деньги в доброе имя, в хорошее дело, пусть даже оно прямо сейчас им громадной прибыли не принесет?

Владимир Жидких: Нет, наверное, пока еще моды у нас, в хорошем смысле этого слова, чтобы твое имя звучало, причем в позитивном смысле. Пока нет у нас такого воспитания. Это надо воспитывать. В российской коммерческой культуре царской, дореволюционной это явление присутствовало. И школы строили, и больницы содержали, и давали на сиротские дома средства. Была целая система. Семьи великих предпринимателей российских участвовали в этом процессе. Наверное, потому, что на уровне государства это не звучало. «Ну, заработали. Но делиться же надо», - в свое время это прозвучало, причем в хорошем смысле этого слова. Нам в ответ говорят: «Вы зажмите, чтобы нас не обирали чиновники, бюрократы всевозможные, и мы готовы тогда поделиться».

Данила Гальперович: И правильно говорят.

Владимир Жидких: Да. Значит, надо зажимать. И этот процесс идет в стране сегодня. И мы видим, что количество дел, которое возбуждается сегодня прокурорами нашей страны, растет в геометрической прогрессии в отношении взяточничества. А взяточничество – это самое латентное преступление, поверьте мне. На улице публично никто передавать не будет взятку и никто брать не будет.

Ваге Аванесян: А кто сегодня является героем для российской молодежи?

Владимир Жидких: Я опять к соцопросу. 70% испытывают симпатию как к лидеру государства к Дмитрию Анатольевичу Медведеву, по результатам соцопроса. 80 – к председателю правительства. Лидеры государства являются лидерами рейтингов молодежи.

Данила Гальперович: А чей соцопрос?

Владимир Жидких: По заданию Госсовета он проводился. И проводился независимыми социологическими институтами.

Данила Гальперович: Владимир Александрович, вы действительно думаете, что вам на Госсовет принесли бы соцопрос, где самым любимым был бы Бэтмен?

Владимир Жидких: Я по-другому даже бы сказал. У кого-то это родной отец, у кого-то - родной дед, это молодой человек, который нравится девушке. Я думаю, что это самое близкое по популярности у молодого человека. Или, наоборот, непопулярно. Мне повезло, у меня два деда воевали. Скоро 65-летие Победы.

Кстати, я хочу сегодня высказать свое субъективное мнение, но, на мой взгляд, средства массовой информации Российской Федерации все – радио, FM, телевидение, газеты – очень правильно освещают приближение этой великой даты. И я от этого начинаю гордиться. Я вижу, что мои дети и мои внуки смотрят сегодня с удовольствием передачи, посвященные Великой Отечественной войне. Это общее дело? Общее.

Данила Гальперович: А на чьей стороне вы в дискуссии о том, должны ли войска союзников пройти по Красной площади или нет?

Владимир Жидких: Я за то, чтобы они прошли. Я считаю, что состоится факт мирового признания самой основной заслуги нашей страны в победе над фашизмом. И кто бы ни пытался ревизировать, забывать, не упоминать, это состоится. 65 государств направят свои делегации. Причем, поверьте мне, я точно это знаю, приглашения такого: «Пожалуйста, приезжайте к нам, Барак Обама», - не было. Было заявлено во всем мире, в дипломатической среде, что праздник состоится, он будет на Красной площади 9 мая. И если делегация вашей страны хочет прибыть, то мы будем этому рады.

Данила Гальперович: То есть никого не просили, а объявили о возможности?

Владимир Жидких: Никого не просили, объявили о возможности, получили запрос на желание участвовать и вмонтировали в сценарий Парада Победы 9 мая на Красной площади.

Данила Гальперович: Это очень важное замечание. Потому что, например, я считаю, что Соединенные Штаты, отдавшие 0,5 миллиона жизней в войне, которую они вели за океаном, и Британия, которая воевала с Гитлером, когда советские лидеры вовсю еще с ним, можно сказать, приятно общались, конечно же, достойны того, чтобы их войска прошли по Красной площади, потому что вместе били нацистов в той большой и победой хороших сил закончившейся войне.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG