Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Леонид Парфенов всегда делает штучную работу. Его «Зворыкина. Муромца» - двухсерийный фильм о русском американце, которого называют отцом современного телевидения (сам изобретатель этого определения не любил) * , показал Первый канал.

Владимир Зворыкин – сын богатого муромского купца и хозяина пароходства, потом - молодой инженер, белогвардейский офицер, чудом избежавший расстрела. Эмигрант, всемирно признанный изобретатель кинескопа и прочих важных теле- и электронных приборов, доживший до высадки человека на Луну, откуда велась предсказанная им еще в 20-е годы прямая трансляция. Под конец жизни почти проклявший свое детище за пошлость, «трам-там-там, секс, драки и убийства». Биография для авантюрного романа или драмы.

В тот же год, когда учитель Зворыкина профессор Розинг, не успевший уехать от большевиков, погибает в архангельской ссылке, его лучшего ученика ласково принимают Берия и нарком связи Рыков, вскоре расстрелянный. Первый в стране телецентр на Шаболовке начинает вещать на оборудовании Зворыкина, которое поставляет в Союз Ар-си-эй Давида Сарнова – еще одного выходца из России, финансировавшего работу Зворыкина. В Америке Зворыкин жил на одной улице с Робертом Оппенгеймером и Альбертом Эйнштейном. В 50-е ученый попадает под колпак ФБР и даже становится невыездным из-за своего русского происхождения и постоянного общения с советским послом. В 1963-м именно телевидение свяжет две родины Зворыкина – похороны Кеннеди напрямую транслировались на СССР. В 1967-м уже сильно немолодой Владимир Козьмич отрывается от туристической группы во Владимире и доезжает до «закрытого» Мурома посмотреть на родительский дом, где и сегодня расположен краеведческий музей. Зворыкин стал американцем, но так и не перестал говорить с жутким акцентом. Вокруг купленного в американской глубинке озера посадил сосны, а выстроенный там дом приучил всех окружающих именовать дачей. Как в русских романах, переживал смерть любимого слуги, прожившего в доме больше сорока лет.



Судьба Зворыкина очень подходит для авторского метода Парфенова, с его любовью к зрелищному аттракциону, деталям и подтвержденной документальности, завершенностью каждого эпизода, наслоением приемов – от драматической реконструкции с актерами до «телепортаций» автора во все места съемок. Парфенов, как всегда, играет с изображением, овеществляет время и атмосферу (детский паровоз, первый телефон, русская рябиновка, настоянная чернокожим слугой), «показывает» понятия (видение, передача на расстоянии, строки разверстки). Приближает прошлое - черно-белые фотографии глянцево преображаются, старая хроника естественно смотрится в кадре старого телевизора. Разбрасывает ассоциации - зеркало первого телеприемника, зеркальная, ускользающая гладь озера, над которым развеян прах человека, жизнью и судьбой связанного с эфиром. Спецэффекты соединяются на экране «без швов» с документальностью картинки. Компьютерные чудеса, вроде «вживления» Парфенова в процесс работы катодной трубки, становятся наглядной демонстрацией того, как электрический сигнал превращается в электронный. И органично сочетаются с живыми и объемными съемками интервью и стендапов.


Константин Эрнст говорит, что на настроение фильма повлиял набоковский «Пнин». Мне все-таки кажется, что в конструкторе Парфенова нет иронично-грустной стилистики англоязычного романа Набокова, хотя в судьбах и мироощущении литературного персонажа и настоящего профессора Зворыкина действительно есть пересечения. Зато в картине есть увлекательное, деликатное изложение истории жизни великого россиянина, вымаранного из истории страны и телевидения. Есть доступное объяснение сути его изменившего мир изобретения. В советские времена на школьных уроках физики показывали научно-популярное кино. В игровых эпизодах, призванных окартинить для вертлявых подростков суть, например, теории относительности, снимались многие народные артисты. Фильм Парфенова с Шакуровым в роли Зворыкина – добротный научпоп и по истории, и по физике, и по телевидению.

Пожалуй, самый сильный эпизод фильма – разгромленные, поваленные, превращенные в мусорную свалку могилы семьи Зворыкиных на старом Муромском кладбище. Вряд ли стоит говорить, что вокруг скромной могилы жены Катюши в Америке ровненький газон. С картинкой ничего не поделаешь. Все время невольно сравниваешь: нарядно-аккуратный американский дом профессора и обшарпанное здания Муромского музея, ухоженные корпуса Принстонского университета и облупившиеся стены исторической лаборатории Розинга в плохо отремонтированных питерских дворах. Так и рождается еще одна экранная метафора - непроходящего беспамятства страны, все время «поднимающейся с колен».


* В отцы телевидения можно записать и учителя Зворыкина Б.Розинга, и русского изобретателя Б.Грабовского, и многих немецких и английских ученых, которые одновременно со Зворыкиным в 20-30-е гг. работали над системами передачи изображения на расстоянии. Саму идею "дальновидения" развивало и запущенное в СССР в 1931 «механическое телевидение» ( в основе – «диск Нипкова», а не электронная трубка), оказавшееся, в итоге, тупиковой ветвью в развитии.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG