Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские регионы: сегодня речь пойдет об Архангельской области


Ирина Лагунина: В цикле аналитических бесед о состоянии российской провинции сегодня – разговор об области, которая всегда была спокойной и терпеливой и вдруг оказалась в лидерах протестного движения в стране. Причем на улицы людей вывели, в первую очередь, экономические проблемы. Причем чувствуется, что протестные настроения в области носят массовый характер, поскольку 16 апреля суды города отказались привлекать к ответственности организаторов манифестаций 28 и 31 марте. Что на самом деле происходит в области? В беседе принимают участие доктор географических наук Наталья Зубаревич и лидер движения «Неравнодушные», в недавнем прошлом мэр Архангельска Александр Донской. Цикл «Российские регионы» ведет Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, что там вообще с экономикой происходит и качеством жизни, что терпеливые архангелогородцы вышли на улицы?

Наталья Зубаревич: С одной стороны, это удивительно, потому что ничего сверх ожиданий там не происходит. Но бывает, что количество переходит в качество. Начну немного издалека. Архангельская область всегда была середнячком, и вдруг на теле этого середнячка пристегнутый сбоку начал расти Ненецкий автономный округ. И тут у тебя бедность повышенная, сельское население, которое быстро вымирает, город Архангельск, которому денег явно не хватает. И архангельские власти приняли решение идти походом на Ненецкий округ и победили его. Фактически бюджетные потоки в основном переведены, главные налоги переведены и тут, знаете, такая незадача получается, что были аппетиты на налог на прибыль, а он рухнул в два с половиной раза. Были аппетиты на налог на добычу полезных ископаемых, а его перевели полностью в центр. И опять остается Архангельская область у разбитого корыта. Это я к чему делаю экскурс в политические вещи? Потому что никогда битва за откормленного поросеночка российским регионам не давала устойчивых, долгосрочных дополнительных доходов.
Теперь о самой области. Она проходит кризис очень средне. Практически все, что ни тронете, все на среднероссийском уровне. Единственное, формально считается, что у нее промышленный рост, но если разложить на две части округ, в котором рост до сих пор на треть, потому что вскрыли все дырочки в земле, и нефть сейчас оттуда идет фонтаном, и саму область отдельно, то у нее такой же спад, как и в среднем по стране - минус 115%. Целлюлозно-бумажная промышленность прошла кризис по среднему, хотя подрубили, в целом лесную промышленность подрубило докризисное решение о запрете на вывоз кругляка, в результате наши основные покупатели переориентировались на другие рынки. И когда этот запрет временно отодвинули, вывозить стало значительно сложнее. Это к вопросу о координации федеральной политики с ожиданиями кризиса.
Область всегда была регионом с повышенной безработицей и два ядра: ядро дисперсно распределенное - это все лесопромышленные поселки в огромном количестве, там, конечно, и маргинализация,повышенная безработица. До середины 2000 вторым таким ядром был город Северодвинск с его оборонным машиностроением, но потом пошли федеральные деньги, ситуация наладилась и пока, поскольку это предприятие, финансируемое в основном из бюджета, она более-менее ничего. Почему же вдруг возник протест людей? Я протестировала все измерения и поняла: области, поскольку она середнячок, ни шаткий, ни валкий, особенно не добавили в кризис деньги. То есть всем добавили и ей столько же, в чем-то поменьше, на занятость поменьше. Федеральные целевые программы на треть урезали. Подкинули на малый бизнес, но там было так мало, что увеличили в 10 раз, все равно не видно. Население резко почувствовало 25% сокращение расходов бюджета на ЖКХ - это очень большое сокращение, в среднем по стране на 16%. И это сокращение не было заполировано федеральными деньгами из фонда содействия реформе ЖКХ, область получила здесь немного. А поскольку тарифы в области повышены на ЖКХ, очень дорогая электроэнергия, северные наценки, люди, у которых заработная плата совсем не северная, потому что Архангельская область находится на Севере, но по уровню заработной платы, по всем надбавкам, даже если считать, она очень середнячок. И поэтому количество денег, которые пришлось платить после всех повышений, превысило порог терпения людей.

Игорь Яковенко: Спасибо, Наталья Васильевна. Александр Викторович, как вы оцениваете деятельность Михальчука на посту губернатора? Человек занимает эту должность, назначен два года назад.

Александр Донской: От губернаторов на самом деле требуют всего трех вещей в федеральном центре. Это чтобы не было массовых протестных акций, чтобы элиты были под контролем и чтобы все СМИ региональные были под контролем у губернатора. У Михальчука вышли из-под контроля некоторые СМИ, у него были протестные акции и некоторые представители элит, скажем так, лидеры общественного мнения перестали ему подчиняться. То есть произошел такой момент, и в Москве на это обратили внимание в первую очередь потому, что был митинг. Я сначала возлагал большие надежды на Михальчука, все-таки он работал мэром Якутска, очень сложного города, много сделал хорошего. Я полагал, что он будет хорошим губернатором. Сейчас я вижу, что Михальчук не справляется со своими обязанностями. Сейчас в Архангельской области воруются уже не миллионы рублей, а миллиарды. Созданы серьезные коррупционные схемы и благодаря этим схемам Архангельская область очень сильно отбрасывается назад. Сейчас я не вижу возможностей для восстановления потенциала Архангельской области без смены Михальчука.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, сейчас в связи с этими протестами, причем действительно массовыми протестами, руководство области и "Единая Россия" пытаются свалить те проблемы, которые непосредственно вызвали протесты, на руководство города. Каков ваш анализ, чья здесь вина?

Наталья Зубаревич: Я бы очень осторожно подходила к оценкам городов, по одной простой причине. Их бюджетные ресурсы чрезвычайно урезаны. Российские города как муниципальные образования очень ограничены в своих полномочиях. Поэтому город и его политику рассматривать отдельно от области в принципе неправильно. А по поводу области у меня есть некоторое удивление. Скажите, пожалуйста, почему когда бюджеты сокращаются в регионе на 4% и федеральный центр в меру помогает, в связи с чем и почему можно увеличивать расходы на госуправление на 5%. И в то же время сокращать на четверть расходы на ЖКХ, хотя и так они по структуре в области небольшие. Кстати, я увидела в бюджетах эхо протестов медиков. Во всей России, помните, такие были протесты в начале 9 года, потому что уже тогда стало заметно, что сокращаются расходы на здравоохранение, их удобно сокращать, проще, менее заметно. Недокупили оборудование, недокупили медикаментов, чего-то еще, бензина не поставили. Так вот в Архангельской области у властей долгая память, здесь расходы на здравоохранение выросли по сравнению с 8 годом. То есть протесты людей и профессионалов имеют смысл, они заставляют власти хоть в какой-то степени тормозить перекладывание издержек кризиса на население. И в этом смысле архангелогородцы, в основном это жители областного центра, сделали немалое дело.

Игорь Яковенко: Александр Викторович, на нескольких митингах вам, лидеру одного из самых массовых движений "Неравнодушные", как сообщала пресса, не дали слова, несмотря на прямые требования участников митинга. Коммунисты всячески пытаются отгородиться от массовых движений. Как вы дальше планируете - идти вместе с КПРФ или будете выстраивать протестное движение отдельно?

Александр Донской: Коммунисты в последнее время выбрали такую практику: они нагревают ситуацию, а потом продаются по максимальной цене. "Неравнодушные" собрали этот митинг, то есть там было процентов 10 коммунистов, остальные просто неравнодушные люди, жители Архангельска, и активисты движения "Неравнодушные" собрали этот митинг, делали плакаты, делали листовки, делали агитацию в социальных сетях. И конечно, когда это произошло, я, честно говоря, был в шоке. Я понимаю, что Новиков, лидер архангельских коммунистов договорился с губернатором Михальчуком и договорился с Павленко, чтобы не давать слово Донскому, несмотря на то, что толпа скандировала, они просили, чтобы слово дали мне.
Я хочу сказать про Архангельск - это важно, что Архангельск в первую очередь российский лидер по количеству ветхого аварийного жилья. У нас большинство горожан проживают в таких трущобах. Я этот вопрос поднимал, когда баллотировался в президенты. И на этом фоне сейчас областная власть и городская власть повысили тарифы. Сейчас люди, которые проживают в трущобах, платят примерно 80% своих доходов за тарифы ЖКХ. Это страшная ситуация, когда у человека падает дом, и он платит огромные деньги за ЖКХ, у него нет средств на жизнь. Мне один парень сказал, который пришел на митинг: Александр Викторович, я понимаю, что меня могут арестовать, я лучше буду сидеть в СИЗО, меня хотя бы три раза будут кормить в день, я буду честен перед собой, чем буду жить в этой трущобе и непонятно, как смотреть в глаза своим детям, которых мне нечем кормить. Это очень страшная ситуация. Люди, которые живут в Москве, они этого не видят, те же федеральные чиновники этого не видят.
И моей задачей на митинге было именно призвать Медведева обратить внимание на Архангельск, потому что здесь страшная ситуация, здесь катастрофы в сфере ЖКХ. И при этом, когда губернатор договаривается с монополистами и лоббирует их интересы, повышает тарифы, то это страшно. Об этом надо говорить открыто. Я хочу, чтобы президент Медведев и премьер-министр Путин обратили на это внимание. Мне все равно, кто будет губернатором, лишь бы этот губернатор решал вопросы и работал в интересах населения, а не тех кланов, которые его поставили на это место.

Игорь Яковенко: Все-таки, Александр Викторович, пойдете по-прежнему вместе с КПРФ или отдельно?

Александр Донской: Сейчас принято решение такое, что "Неравнодушные" будут развиваться отдельно, но при этом мы приглашаем в свои ряды всех неравнодушных, будь то члены КПРФ, "Единой России", "Справедливой России", ЛДПР или беспартийные. Я считаю, что "Неравнодушные" – это партия будущего. Мы обязаны создать свои филиалы во всех городах, и мы обязаны создать мощное социальное движение и на его базе вырастит партия будущего, которая в перспективе будет главной партией в стране.

Наталья Зубаревич: То, о чем сейчас рассказал уважаемый бывший мэр Донской - это болячка и проблема огромного количества российских регионов. Да, Архангельск выделяется, потому что в него не вкладывали лет уже 60-70 по-настоящему и даже в советские времена вложения были небольшими. Ровно те же проблемы до недавнего времени у Якутска, я назову еще огромное количество городов. Поэтому мне бы не хотелось рассуждать о тяжелейшем наследстве многих областных центров, расположенных в некомфортных природных условиях и не сидящих на нефти, в терминах "давай, давай, давай". Там быстро ничего решаться не может. Там нужны огромные инвестиции, чтобы в Архангельске поменять сети, там совершенно безобразная советская затратная система отопления, там проблемы, которые придется решать десятилетиями. Мой посыл очень простой: в этих условиях надо быть предельно аккуратным в формировании тарифной политики и предельно адресным в разработке систем социальной защиты, чтобы помогать тем людям, которые не справляются с этими тарифами.
XS
SM
MD
LG