Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Киргизстан: без права на свидание. Международная кампания в поддержку Вугара Халилова


Роза Отунбаева: Если он такой сильный, то пусть приедет в Киргизстан. Пусть прилетит назад. Его здесь ждут родители, браться и родственники тех, кто был убит, и весь киргизский народ. Но только мы не можем брать ответственность за то, какой суд и какое наказание его ждут.

Ирина Лагунина: Не очень удачное заявление киргизского лидера Розы Отунбаевой по поводу всего, сказанного смещенным президентом Курманбеком Бакиевым в Минске. Что бы ни говорил Бакиев – а он не сказал ничего, чего нельзя было бы ожидать от человека, которого только что отстранили от почти абсолютной власти – так вот, что бы он ни сказал, новые власти должны в первую очередь гарантировать справедливое правосудие и законность.
С любопытным заявлением три дня назад выступил и глава МВД Киргизии Болот Шерниязов. Он призвал милицию быть вне политики и клановости. Правда, министра с тех пор сняли – по требованию милиционеров, которые как раз и требовали не вмешивать милицию в политику.
Почему я об этом говорю? Потому что, конечно, в период бунта бывает разное, но вот неожиданно в понедельник выяснилось, то есть официально подтвердилось, что 12 апреля в Бишкеке был арестован бывший корреспондент Радио Свобода и Би-Би-Си, а ныне владелец собственной ПР-фирмы в Бишкеке Flexi Communications, гражданин Великобритании Вугар Халилов. Арестовали его сотрудники службы безопасности Киргизстана, и в течение всех этих дней Халилову не давали возможности встретиться с адвокатом, да и родственников о задержании не оповестили. Об этом мы беседует с братом Вугара Азером. Я спросила его, как он узнал об аресте и местонахождении Вугара Халилова.

Азер Халилов: Я об этом узнал совершенно случайно, благодаря счастливой случайности во время поисков брата, с кем связь потерялась 12 апреля, где-то начиная с полудня по лондонскому времени. Я никак не мог найти его и всполошился после того, когда мои настойчивые звонки натыкались на то, что я слышал автоответчик, который повторял один и тот же месседж на трех языках, английском, русском и киргизском. Оба его мобильных телефона и местный бишкекский мобильный телефон, и лондонский мобильный телефон были отключены. Это было для меня совершенно необычной ситуацией. Я стал подозревать, что что-то там произошло, имея в виду те последние события, которые там происходили и ту ситуацию, которая существовала в Бишкеке. Где-то в районе 9 часов по Лондону, то есть двух часов ночи по Бишкеку, это было 12 числа, в ночь с 12 на 13, на очередной мой звонок на бишкекский номер ответил незнакомый мужской голос. Я спросил: можно ли Вугара? Он сказал: здесь нет никакого Вугара. Я подумал, что неправильно набрал номер, поэтому отключил и повторил звонок. И опять же услышал в ответ тот же самый голос. Но этот раз я просто-напросто спросил: Вугара позовите, пожалуйста. Он сказал, что я же вам сказал, что здесь никакого Вугара нет, это не Вугара телефон. Тогда я спросил: как вас зовут? Он сказал: я не могу назвать свое имя. Я спросил: почему? Он сказал: потому. И повесил трубку. И после этого этот телефон был навсегда отключен. Так продолжалось до самого утра. Я понял, что там что-то произошло, честно говоря, меня посещали самые страшные мысли. Вернувшись домой, я был до этого на ночной смене, я начал обзванивать Бишкек, министерство иностранных дел, внутренних дел. Конечно, до внутренних дел я не дозвонился. И потом я принялся звонить по международным организациям, местным комитетам международных организаций. Наконец в одной из организаций, почему я говорю счастливая случайность, по счастливой случайности мне сказали, что его взяли. Они были оповещены об этом только потому, что кто-то из знакомых работал в этом агентстве, возглавляемом Вугаром. Так я узнал, что его взяли. После этого начались поиски и выяснение ситуации в легальной области. Я стал обзванивать международные организации и сообщил им об этом. Единственный об этом аресте знал его адвокат, который находился рядом во время операции по его захвату. Но самое главное, так как Вугар является британским гражданином, иностранцем, то согласно положениям Венской конвенции в течение 48 часов, если я не ошибаюсь, британская дипломатическая миссия должна быть уведомлена об этом случае, но британской стороне никто об этом не сообщал, родственникам не сообщал. Хотя, я опять же поражаюсь, во время этого звонка можно было элементарно спросить, кто это звонить и оповестить, сообщить, но этого не было сделано. Интересно, что две дипломатические ноты со стороны британского посольства в Казахстане и Киргизстане оставались так же без ответа, на них было отвечено только лишь 19 числа вечером. И в ответе было указано, точнее подтверждено, что Вугар Халилов арестован и причем этот ответ был датирован 16 апреля.

Ирина Лагунина: Прерву разговор с братом Вугара Азером Халиловым. В среду 21 утром адвокату Артему Иванову и британскому консулу в Бишкеке все-таки дали возможность встретиться с задержанным. Каков его статус и что именно вменяется ему в вину?

Артем Иванов: 14 апреля ему было предъявлено обвинение, поэтому он находится в статусе обвиняемого. Обвинение ему предъявлено по статье 183 часть третья Уголовного кодекса Киргизской республики, то есть легализация денежных средств, полученных незаконным путем. Однако по существу предъявленного обвинения, в чем заключалась эта легализация денежных средств, в том, что он получил коммерческий кредит в банке под 24% годовых, эти денежные средства направил на развитие своего бизнеса, то есть на аренду и ремонт офиса, на закупку мебели, оргтехники, на зарплату сотрудников. В этом заключается легализация или, как они называют, отмывание денег.

Ирина Лагунина: Откровенно говоря, то, что вы сказали, абсолютно непонятно здравому смыслу.

Артем Иванов: Совершенно верно.

Ирина Лагунина: Что за этим может стоять?

Артем Иванов: Я так думаю, что сейчас идут тотальные аресты, тотальные задержания всех лиц, которые хоть каким-то образом были связаны с сыном президента Курманбека Бакиева. Никаким образом ни личные знакомства, ни деловые отношения между не было. Одна из компаний, которую связывают с именем сына Бакиева, являлась клиентом компании Вугара. Хочу напомнить, что компания Вугара занималась оказанием пиар-услуг, оказанием маркетинговых услуг и разработкой вэб-дизайна.

Ирина Лагунина: 14 числа ему предъявили обвинение, как вы сказали. Что предшествовало этому и что произошло за эти дни до сегодншнего дня?

Артем Иванов: Его задержали 12 числа. 14 ему было предъявлено обвинение. За этот период времени не давали встретиться ни консулу, ни адвокату. Никаких следственных действий не производилось. То есть он был просто изолирован от общества.

Ирина Лагунина: Насколько это само по себе является нарушением конституционных прав граждан Киргизии?

Артем Иванов: Согласно нашего действующего законодательства, конституции, уголовно-процессуального кодекса, а также международных договоров, которые были ратифицированы в Киргизской республике, это является грубейшим нарушением. Поскольку с требованиями закона обвиняемый и адвокат имеют право встречаться в любое время без ограничения продолжительности, количества и времени свиданий. Кроме того, в соответствии с Венской конвенцией 1963 года, государство в случае задержания иностранного гражданина должно в 24-часовой срок известить посольство либо консульство этой страны и предоставить возможность консулу встретиться с гражданином. Это тоже игнорировалось, и консул не был допущен к нему на свидание.

Ирина Лагунина: Как вы узнали, что он находится в заключении?

Артем Иванов: За некоторое время до задержания он обнаружил за собой слежку и, подозревая, что могут произвести задержание, позвонил мне. Я подъехал к нему и в этот момент он выходил из отеля, сотрудники службы национальной безопасности задерживали его. Я предъявил удостоверение, что я адвокат, чтобы задержание производилось в рамках закона. Но несмотря на это, я был задержан вместе с ним. После разбирательства все-таки я был отпущен, а он оставлен.

Ирина Лагунина: В каком учреждении он сейчас находится?

Артем Иванов: Он находится в следственном изоляторе государственной службы национальной безопасности Киргизской республики.

Ирина Лагунина: И в каких условиях его содержат?

Артем Иванов: Вы знаете, у меня нет доступа непосредственно к камеру к нему, мы встречались в следственном кабинете. Условия, которые созданы в следственном изоляторе – это изоляция от общества и невозможность сношения с внешним миром.

Ирина Лагунина: Вы сегодня встречались с Халиловым, он жаловался на что-то?

Артем Иванов: Да, он жаловался на состояние здоровья, поскольку в условиях изоляции обострились его хронические заболевания. Поэтому он неоднократно обращался к администрации с просьбой предоставить ему доктора. Однако его просьба была проигнорирована.

Ирина Лагунина: Вы не хотите говорить конкретнее?

Артем Иванов: Грыжа, межпозвонковая грыжа, если быть более конкретным.

Ирина Лагунина: Что вы сейчас собираетесь предпринимать дальше?

Артем Иванов: Все эти незаконные действия мною обжалуются в судебные органы, в вышестоящие правоохранительные органы, в частности, в генеральную прокуратуру Киргизской республики, в суды по месту юрисдикции и будем бороться законными путями, в отличие от правоохранительных органов, которые, как я полагаю, действуют незаконно.

Ирина Лагунина: Кстати, эти правоохранительные органы и служба безопасности, о которых вы говорите, сотрудники которых задержали господина Халилова, они связаны с нынешним переходным правительством, они связаны с какой-то группы внутри Киргизстана или они связаны с прежним режимом?

Артем Иванов: Это является, скажем так, оперативные сотрудники, которые выполняют приказы. Они трудились и при прежней власти, и при Акаеве, и при Бакиеве. Солдаты, исполняющие свой долг, свои приказы. Но в настоящий момент, я так полагаю, что они действуют по указанию нового правительства, конечно. Подчиняются они непосредственно ему.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с адвокатом Вугара Халилова Артемом Ивановым. Я посмотрела на интернете сайт группы MGN, за связь с которой, возможно, и был арестован Вугар Халилов. Внизу страницы написано – «дизайн, разработка и поддержка сайта Flexi Communications. Абсолютно нормальная и открытая практика для такого рода компаний. Вернусь к разговору с братом Вугара Азером Халиловым.

Азер Халилов: Уехал он в Бишкек в феврале 2009 года, то есть в прошлом году. Просто он решил свои профессиональные качества, заработанные в области журналистики, трансформировать в другую область – пиар-деятельность. Как вы сами сказали, создавал вэб-сайты, вэб-дизайн. То есть он, согласно веяниям времени переключился на медиа, новые технологии. И для него это было возможностью для собственного профессионального развития.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с братом арестованного в Бишкеке Вугара Халилова Азером. Добавлю, что с делом Халилова ознакомлен офис Верховного комиссара ООН по правам человека в Киргизии. Сотрудники этого международного представительства следят сейчас за развитием событий и некоторые аспекты этого дела вызывают озабоченность, как, впрочем, и некоторые другие аресты в Киргизии. Мы вернемся к этой теме в конце недели.
XS
SM
MD
LG