Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приведет ли пересчет голосов к новому кризису в Ираке


Ирина Лагунина: В начале этой недели Верховный суд Ирака принял решение о пересчете двух с половиной миллионов бюллетеней, поданных на всеобщих выборах в парламент 7 марта в двух районах Багдада.
Решение суда никто оспаривать не решился, но напряжение оно породило. Дело в том, что два ведущих блока на выборах набрали почти равное количество голосов и, соответственно, мест в парламенте. При этом ни «Государство закона» - партия нынешнего премьер-министра страны Нури аль-Малики, ни Иракия - партия бывшего премьер-министра Ияда Аллауи – не могут в одиночку собрать правительство.
Вот реакция члена партии «Государство закона» Абдула Хади аль-Хассани

Абдула Хади Аль-Хассани: Мы счастливы, что суд принял решение независимо от исполнительной и законодательной властей. Это решение соответствует тому, о чем все говорили: на выборах была нарушения. Я уверен, что результат будет подкорректирован в пользу партии Государство закона, которая может получить, по меньшей мере, два дополнительных места.

Ирина Лагунина: Два места – это как раз разница между блоками.
Представитель партии Иракия Мохаммад Тауфик:

Мохаммад Тауфик: Мы также заинтересованы в пересчете, но у нас есть определенные опасения. Эти избирательные урны были брошены на произвол судьбы без какого бы то ни было надзора. И это – именно то, чего мы боимся. А в остальном мы за пересчет, поскольку мы тоже чувствовали, что в наш адрес была допущена несправедливость.

Ирина Лагунина: Приведет ли пересчет голосов к новому противостоянию, к дестабилизации в Ираке, как то прогнозируют некоторые эксперты? Об этом мы беседуем с бывшим советником президента Ирака Камраном аль-Карадаги.

Камран аль-Карадаги: Смотря, как воспринимать этот вопрос. У нас до сих пор почти все группировки, все списки, которые участвовали в выборах, в том числе "Иракия" во главе с прежним премьер-министром Аллауи, которые получили первое место, даже они сказали, что мы все подчиняемся решению суда. Раз суд решил, мы воспринимаем это и подчиняемся, будет результат в нашу пользу или против нас. Но единственное, что мы хотим, чтобы пересчет был транспарентным, все сделано хорошо. И мы хотим, чтобы представители ООН были на всякий случай, чтобы все было сделано правильно, без всяких подмен. Так что они все воспринимают это решение. Но проблема в том, что почти все группировки в Ираке приходят или пришли к мнению, что Ирак еще не готов, чтобы правительство было большинство, то есть чтобы правили по принципу большинства. Нужно обязательно, чтобы было согласие, и не могут они исключить ни один слой общества. Вот этот принцип, мне кажется, все понимают и все боятся, что если нарушат этот принцип, то будут беспорядки. А в Ираке очень легко сделать беспорядок, дестабилизировать. Мне кажется, именно это заставит всех как-то договориться и как-то попытаться не довести положение до такого уровня, чтобы была дестабилизация.

Ирина Лагунина: У Аллауи сейчас 91 голос из 325 голосов парламента, у аль-Малики 89. В принципе, конечно, этот пересчет голосов может привести к тому, что аль-Малики будет первенствовать в парламенте, хотя все равно ему вряд ли удастся создать какое-то большинство без серьезных коалиций. Но тем не менее, величайшей победой выборов 7 марта было то, что на них впервые вышли в массовом порядке сунниты и впервые продемонстрировали, что они верят не в силу оружия, а в силу избирательного слова. Придет ли разочарование к суннитам, если сейчас результаты голосов будут пересмотрены и баланс голосов будет пересмотрен? Ведь сунниты довольно серьезно принимали участие в партии "Араке"?

Камран аль-Карадаги: Да, это так, сунниты на этот раз действительно голосовали очень сильно, и они голосовали, это было доказано на выборах, что люди перешли границы сектантства. Но это не так, потому что шииты все равно голосовали за шиитов, сунниты за суннитов. Я думаю, что тут уже вопрос гордости и престижа, что они все-таки получили первое место, хотя на два места больше аль-Малики. И это, конечно, может привести к разочарованию. Но как я сказал, какая альтернатива? Даже если положение изменится, одно место или два места от Аллауи пойдет к аль-Малики, аль-Малики будет на первом месте. Альтернативы нет, они все равно должны найти общий язык, чтобы сформировать правительство. Такое положение в Ираке, что ни одна группировка одна не может сформировать правительство. И даже аль-Малики, который все это время и до выборов в прошлом году, когда были местные выборы, что он за принцип правления по принципу большинства, и что парламентское большинство не значит преимущество одной партии над другими, и что его группа, его список представляет всех. Но даже он несколько дней тому назад сказал, что, к сожалению, он пришел к выводу, что Ирак не готов, чтобы правление было по принципу большинства. И все главные сектора общества, то есть сунниты, шииты, курды должны быть представлены в правительстве. Поэтому, мне кажется, другой альтернативы нет, они все равно, даже если будут разочарованы, но мне кажется, в конце концов, все примут результат, какой бы ни был.

Ирина Лагунина: Господин Карадаги, а разве аль-Малики доказал своим предыдущим правлением, что он представляет всех?

Камран аль-Карадаги: Нет, конечно, но он пытался. Он кое-что действительно делал в этом направлении. Например, он когда начал выполнять свой план по безопасности в Ираке, он начал с того, что пошел на конфронтацию с шиитской группой. И он сказал недавно, что он был вынужден это сделать, чтобы доказать всем, в том числе суннитам, что он может принять меры против кого-либо, несмотря на то, что сунниты или шииты. То есть он кое-что сделал и пытался. В прошлом году, когда произошли местные выборы, тоже пытался, что он представляет всех иракцев. То, что изменилось на самом деле, и не только у него, а у других группировок - это именно политическая терминология, политический язык. До этого все говорили о том, шииты говорили как шииты, что они представляют своих, курды как курды, сунниты как сунниты. Теперь никто об этом не говорит, они все уже перестали использовать религиозную терминологию. Вот это, мне кажется, главное, что изменилось. Но если мы посмотрим на результаты этих выборов, все равно были два главных листа, представляющих шиитов – группа аль-Малики и группа аль-Хаким. Группа аль-Хаким получили 71 место, Малики 82, в сущности люди голосовали все равно за шиитов. То есть шииты за шиитов. Так же сунниты за группу Аллауи и курды, естественно, за курдов. Так что вопрос остается, что лидеры, в том числе аль-Малики, они хотят показать, что они представляют всех, но на самом деле это не так, к сожалению.

Ирина Лагунина: Еще один вопрос в том, что это решение о пересчете голосов еще на какое-то время оттягивает процесс формирования правительства в Ираке. Есть опасения, что поскольку люди жили ожиданиями выборов сначала, потом они жили ожиданиями того, что в результате этих выборов будет сформировано дееспособное правительство, сейчас это ожидание опять откладывается, что терпение наконец в какой-то момент лопнет и начнется опять откат. Эти опасения оправданы, по-вашему?

Камран аль-Карадаги: В какой-то мере, конечно. Потому что людям действительно надоело. Каждый раз, когда выборы, еще после выборов в 2005 году люди тоже ожидали, что что-то начнется хорошее. Но в сущности не так. Что-то, конечно, улучшилось, но многое осталось таким же плохим, в некоторых сферах даже еще хуже, особенно в сферах обслуживания и всякие решения текущих проблем людей. И поэтому это все когда тянется, люди все больше и больше чувствуют разочарование. Кроме того, еще политические некоторые группировки, в том числе курдская коалиция говорят, что почему только в Багдаде будет пересчет, мы тоже как курдский список жаловались и просили пересчет в некоторых районах. Потом может быть будут другие группы, которые потребуют пересчета в других районах. Поэтому это негативно. Поэтому, чем быстрее этот процесс пересчета кончится, тем лучше, тем меньше будет проблем. И это зависит от высшего комитета по выборам, они должны действовать более эффективно и чтобы действительно как можно скорее закончить этот процесс. Главное, чтобы процесс пересчета произошел честно, открыто, чтобы не вызвало сомнений, что это все сделано специально или что комитет по выборам подчиняется воле правительства и так далее.
XS
SM
MD
LG