Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Криминолог Владимир Овчинский - о новой преступности


Владимир Овчинский, доктор юридических наук, генерал-майор милиции в отставке

Владимир Овчинский, доктор юридических наук, генерал-майор милиции в отставке

На прошлой неделе в Бразилии завершил работу 12-й Конгресс ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию.

Первые мировые конгрессы по проблемам преступности начали проводиться в конце XIX века. В них участвовали такие выдающиеся ученые, как Чезаре Ламброзо, Энрике Ферри, Габриэль де Тард, Дмитрий Дриль и другие. Конгрессы были прерваны Первой мировой войной и продолжены уже после Второй мировой войны в рамках ООН. Первый Конгресс по предупреждению преступности состоялся в 1955 году в Женеве. Уже тогда стало практикой принимать по итогам работы конгресса международные рекомендательные и правовые документы, которыми руководствуются все государства, входящие в ООН. Тогда на первом женевском конгрессе таким документом стали Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. С 1990 года после 8-го конгресса в Гаване велась активная работа над международными стандартами в сфере борьбы с организованной преступностью. Итогом этой работы стала Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности, принятая в декабре 2000 года в Палермо вместе с тремя специальными протоколами: по борьбе с торговлей людьми, незаконной миграцией и незаконным оборотом оружия. 10-й конгресс в Вене стал отправной точкой для разработки Конвенции ООН против коррупции, которая была принята в 2003 году в Мексике.

Многие участники конгресса в Бразилии ожидали, что по его итогам будет принято решение о разработке международной конвенции по борьбе с киберпреступностью. Тем более, что данная проблема была одной из ключевых при обсуждении на конгрессе. Ведь развитие информационных технологий позволило новыми способами совершать традиционные виды преступлений, включая мошенничество и распространение материалов, содержащих детскую порнографию, а также породило новые виды преступлений, такие как хакерство, спамминг, фишинг (использование в мошеннических целях поддельных сайтов или рассылка сообщений со ссылками на такие сайты), цифровое пиратство, злонамеренное распространение вирусов и другие атаки на критически важную информационную инфраструктуру. Однако в итоговой декларации конгресса ограничились лишь призывом к изучению возможностей разработки международных универсальных норм в области противодействия киберпреступности.

И организаторы конгресса, тем не менее, посчитали данное решение "большим успехом", результатом компромисса. Действительно, это компромисс, достигнутый международными чиновниками, которые, в основном, и ведут обсуждение итоговых документов. Конгрессы конца Х1Х века и первые конгрессы ООН отличаются от нынешних тем, что раньше на этих форумах приоритет давался научному обсуждению проблем преступности, а теперь это больше похоже на самоотчеты правоохранительных ведомств тех или иных стран.

Но конгресс, тем не менее, одобрил два новых международных документа. Первый касается правил обращения с женщинами-заключенными и женщинами-правонарушителями, в отношении которых применяются меры, не связанные с тюремным заключением. А второй документ – это обновленные Типовые стратегии и практические меры по искоренению насилия в отношении женщин в области предупреждения преступности и уголовного правосудия, работа над которым велась после 11-го конгресса в Бангкоке.

Каждый новый конгресс дает возможность взглянуть на современное состояние мировой преступности и факторы, ее детерминирующие. Я ожидал услышать на конгрессе какую-то внятную оценку влияния, с одной стороны, преступности и коррупции на всемирный финансово-экономический кризис, а с другой - влияния кризиса на преступность. К сожалению, ни в документах, подготовленных аппаратом ООН, ни в выступлениях участников такой оценки не содержалось (за исключением небольших ссылок о том, что кризис как-то повлиял на незаконную миграцию). Складывается впечатление, что организаторы конгресса хранили некий "заговор молчания" по поводу кризиса. А это привело к тому, что и документы конгресса, и большинство выступлений оказались оторванными от реальной действительности.

В мире в последние годы наблюдались весьма неоднозначные тенденции в области преступности. Некоторые признаки общих тенденций в области преступности можно выявить путем анализа тенденций в области убийств. Показатели числа убийств, как правило, действительно отражают соответствующие уровни насилия. Хотя за последние 10 лет в нескольких странах (в частности, в тех, которые связаны с торговлей запрещенными наркотическими средствами) показатели числа убийств возросли, в большинстве стран в течение последних пяти лет эти показатели в целом снижались. Такая тенденция отмечена в Европе, а также в Южной Америке, Восточной Азии, Юго-Восточной Азии и Южной Азии.

Противоречивость мировой ситуации заключается в том, что в период, когда преступность на планете за последние годы в целом снижалась, одновременно катастрофически росла переполненность тюрем на всех континентах. По словам одного из руководителей тюремной системы Бразилии, для того, чтобы в полном объеме обеспечить правосудие в этой стране, надо строить по одной новой тюрьме на 400 человек в день. Что касается Европы, то здесь численность заключенных превышает официальную вместимость тюрем в среднем на 30 процентов. Об Африке и говорить нечего. Там переполненность тюрем превышает 300 процентов. По оценкам экспертов ООН, система уголовного правосудия Южной Африки может просто рухнуть, если одномоментно будет завершено производство по всем тяжким преступлениям.

Для решения проблемы переполненности тюрем эксперты ООН предлагают уменьшить карательный характер мер уголовного правосудия. Но здесь возникает естественный вопрос. Ведь кара – суть уголовного наказания. Уже сейчас практически весь мир идет по пути, когда в тюрьму сажают в основном за особо опасные преступления, а также рецидивистов. Остальных преступников стараются приговаривать к видам наказания, не связанным с лишением свободы. В результате тюрьмы и другие исправительные учреждения наполняются преступниками, имеющими длительные сроки лишения свободы. Это происходит и у нас в стране: три четверти лиц, содержащихся у нас в колониях (свыше 500 тыс. человек), это лица, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления. И такое соотношение особо опасных преступников к общему числу осужденных будет наблюдаться еще длительное время. Как известно, в соответствии с концепцией тюремной реформы, разработанной российским Минюстом и ФСИНом, чтобы такое количество лиц содержать в тюрьмах, которые планируется создать вместо имеющихся колоний, надо построить не менее 500 тюрем. Но выдержит ли Россия такую тюремную нагрузку в финансовом плане?

Если говорить о другой реформе – МВД, проводимой у нас в стране, то здесь тоже небезынтересно соотнести некоторые цифры с общемировыми. Сейчас реформа МВД проводится под лозунгом сокращения милиции, которой у нас, дескать, слишком много. Но вот данные ООН: мировой средний показатель сейчас составляет 300 сотрудников полиции на 100 тыс. жителей. У нас в совокупности количество работников милиции, военнослужащих внутренних войск и курсантов учебных заведений МВД составляет менее 100 человек на 100 тыс. жителей России. При этом среднемировой показатель числа убийств составляет 7,6 случаев на 100 тыс. жителей, а в России – 17,6 случаев, т.е. в 2,3 раза больше. Так надо ли при таких соотношениях резко сокращать милицию? Или речь должна идти о ее более эффективном использовании?

Еще одна проблема, которая мировыми экспертами ставится в число приоритетных, это преступность мигрантов. В настоящее время 9,5 процента от общего числа заключенных в Европе – это иностранцы. Всего лишь за два последних года численность иностранцев в европейских тюрьмах увеличилась на 25 процентов. На начало 2010 года в Швейцарии 69,7 процента заключенных составляли иностранцы, в Греции – 43,9 процента, в Австрии – 43,6 процента, в Бельгии – 42,1 процента, на Мальте – 40,1 процента, в Италии – 37,1 процента, в Испании – 35,5 процента, в Нидерландах – 30,5 процента. На конгрессе рассмотрен большой комплекс мер как по предупреждению преступлений со стороны мигрантов, так и в отношении них. Последнее обстоятельство касается в основном роста числа проявлений расизма и ксенофобии в отношении к мигрантам в европейских странах. Эта проблема особенно усугубилась в период мирового финансово-экономического кризиса, когда остро встали проблемы безработицы и борьбы за рабочие места.

С незаконной миграцией непосредственно связана торговля людьми. Этому вопросу на конгрессе было уделено много внимания. Но речь шла только о двух видах торговли людьми - с целью сексуальной эксплуатации и с целью трудовой эксплуатации. Совершенно выпал из обсуждения вопрос о торговле человеческими органами. Но ведь это - самая острая и малоизученная проблема. Криминальная активность здесь высокая. Об этом говорят последние документы ВОЗ , но конгресс стыдливо обошел и эту проблему стороной.

Стержнем всех обсуждений на конгрессе были вопросы борьбы с организованной преступностью. Генеральный секретарь конгресса Антонио Мария Коста в своем выступлении перед участниками конгресса подчеркнул, что организованная преступность превратилась в вид деятельности, макроэкономические аспекты которой сравнимы с национальным доходом многих стран и товарооборотом крупнейших корпораций мира. Еще в декабре прошлого года Антонио Мария Коста отмечал, что в самые трудные времена кризиса, когда банки списывали убытки десятками миллиардов долларов, многие из них были "спасены" деньгами организованной преступности. Он назвал даже сумму "грязных" денег, которая была отмыта, – 352 млрд. долларов, не назвал лишь конкретные банки. Во многих городах и странах, отмечал Коста, деньги, полученные от продажи наркотиков, были единственным ликвидным капиталом для инвестиций. Но на конгрессе эта сторона вопроса, к сожалению, не была развита.

В принятом накануне конгресса в России новом Национальном плане противодействия коррупции содержится поручение нашим правоохранительным ведомствам проанализировать ситуацию в стране за десятилетний период действия Конвенции ООН против транснациональной и организованной преступности для разработки дополнительных антимафиозных мероприятий. В предыдущем таком плане об оргпреступности не было сказано ни слова. Будем надеяться, что с учетом требований прошедшего конгресса ООН могут быть восстановлены и подразделения по борьбе с организованной преступностью в МВД России, которые были ликвидированы в сентябре 2008 года.
XS
SM
MD
LG