Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Классовая борьба по-челябински


Александр Валиев: Если ты член профсоюза – неприятности тебе обеспечены. На Южном Урале профсоюз не может договориться с владельцами и администрацией предприятий "Русской медной компании". 19 апреля в областном центре у офиса компании прошел пикет с требованием прекратить давление на профсоюз и увеличить зарплату. Вот что сказал один из его участников.

- Зарплата маленькая, и я решил попросить, чтобы к генеральному директору пошел я, чтобы добавил. Он говорит: "Ладно, пиши заявление, рассмотрим. Если поведение нормальное, то добавим". А у него перед лицом лежит наше требование, членов профсоюза, и я там, естественно, присутствую. Он говорит: "Здесь есть ты?" Я говорю: "Есть". "Ну, тогда иди проси у председателя профкома зарплату".

Александр Валиев: В Челябинской области "Русской медной компании" принадлежит три предприятия "Карабашмедь", Александринская горнорудная компания и Кыштымский медеплавильный завод. Говорит Петр Каштайкин, глава профкома Александринской горнорудной компании.

Петр Каштайкин: Заключив коллективный договор с 2008 по 2011 годы работодатель дал согласие на выполнение ряда условий – это минимальная заработная плата (1,2 прожиточных минимума), среднюю заработную плату промышленно-производственного персонала довести до 4 прожиточных минимумов. Так как у нас нет медицинского учреждения, санаториев, то к отпуску не менее 1000 рублей дополнительно. Для многодетных семей: у кого есть трое детей – в пределах 600 рублей ежемесячно, кроме того, что положено по закону, четверо детей – до 600 рублей. Еще кроме этого, кто находился в декретном отпуске – порядка 200-300 рублей ежемесячные выплаты. Я лично считаю, и люди посчитали, что это для нашей компании мизер. Работодатель на это согласился.

Александр Валиев: Однако условия коллективного договора не выполняются, и на это у работодателя есть причины. Например, ему не понравилось, что профсоюз обратился в трудовую инспекцию, чтобы там помогли выбить из руководства деньги за переработки для шахтеров - всего 6 миллионов. После этого профсоюзу была объявлена война. На членов профсоюза оказывалось давление, чтобы те покинули его ряды. И этот план во многом удался. Доходило вплоть до самых радикальных способов. Говорит трижды сокращенная активистка профсоюза Наталья Князькова.

Наталья Князькова: Было даже так. Начальник фабрики оставил людей в ночную смену и сказал – пока не напишите о выходе из профсоюза, я вас вообще не отпущу. И все. Вот так вот делается.

Александр Валиев: В ход шли и экономические методы. В частности, из созданного премиального фонда выписывались премии, которые члены профсоюза не получали или получали в минимальном размере. Такая схема внесла в коллектив обогатительной фабрики нешуточные раздоры. Тогда руководство решило внедрить ее и на шахте. Но шахтеры стали протестовать. Попытались устроить пикет у проходной. Но руководство фактически его сорвало. Рассказывает Петр Каштайкин.

Петр Каштайкин: Еду на своей личной машине с плакатами, которые заготовили заранее. Подъезжаю к фабрике, дают шлагбаум. Я останавливаюсь. Стоит машина заместителя генерального директора. Тот выскакивает, подбегает к машине, открывает машину, выхватывает из машины плакат, изорвал и говорит: "Я не допущу, чтобы у меня на территории были какие-то политические мероприятия".

Александр Валиев: В результате руководству удалось серьезно сократить численность профсоюза, дабы нейтрализовать степень его влияния. В противовес ему был создан Совет трудового коллектива, в который вошли представители администрации. Совет заморозил коллективный договор, защищающий права рабочих. А тех, кто открыто выступает против такой политики, подпадают под сокращение. Наталья Князькова сокращена уже трижды.

Наталья Князькова: Они пошли на то, что они сейчас мне выплачивают две трети среднего заработка – простой по вине работодателя пишут, лишь бы меня там только не было, чтобы я с народом не общалась, воду не мутила.

Александр Валиев: Не лучше дела обстоят и на Кыштымском медеплавильном заводе. Говорит Валерий Зимин, профсоюзный лидер предприятия.

Валерий Зимин: Фактически идет просто пренебрежение к людям, к работникам. Сегодня все видят, что производительность повышается, объемы увеличиваются, выработка на одного человека чуть ли не в 1,5-2 раза увеличилась. Но работодатель заявил, что показатели экономические у компании не очень-то хорошие. Поэтому как бы повышать они еще не решили – будут, не будут. Три года уже заканчиваются. И за три года повышение зарплаты нет.

Александр Валиев: Между тем, в интервью журналистам директор по связям с общественностью ЗАО "Русская медная компания" Александр Ханин утверждает, что 19 апреля в Челябинске вообще не проходило никакого пикета, а ситуация на предприятиях группы РМК не вызывает нареканий.

XS
SM
MD
LG