Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Победа детям не нужна?


Как нужно показывать детям Великую Отечественную? В России до сих пор нет ответа на этот вопрос.

Как нужно показывать детям Великую Отечественную? В России до сих пор нет ответа на этот вопрос.

За несколько недель до 65-й годовщины окончания Великой Отечественной войны в Интернете появилась серия роликов на тему Победы - очевидно, предназначенная для показа по одному из центральных телеканалов в качестве так называемой социальной рекламы. Это несколько трехминутных видеоклипов - снятых профессионально, с участием известных киноактеров; клипы формируют коллективную память о войне через семейные или личные истории простых людей.

Выбор жанра и клиповая стилистика видеороликов свидетельствуют об обращении идеологов проекта к молодому поколению россиян - к тем, кто не знает войны даже по рассказам членов своих семей и по воспоминаниям очевидцев. Насколько успешен этот видеопроект? Как нужно передавать молодому поколению память о войне? Насколько эффективна такая попытка патриотического воспитания?

* * *
Чтобы достать денег на покупку велосипеда, 12-летний мальчик ворует из домашнего шкафа орден Боевого Красного Знамени, которым был награжден его прадед. В лесу на мальчика нападают хулиганы и пытаются отобрать орден, но мальчик дает им отпор. Словно видение, перед побитым пацаном возникает советский боец в пилотке и плащ-палатке (актер Евгений Цыганов). Но, оказывается, в лесу всего лишь идут съемки военного кинофильма.

- Эй, живой? Чего хотели-то?
- Отобрать хотели.
- Ух ты! Орден Боевого Красного Знамени? Чей?
- Прадеда.
- Такие за особую храбрость давали. Прадед героем был, а ты, значит, за честь семьи дерешься? Молодец! Прадед бы тобой гордился.
- Женя, ну вы где? Вот ваш кофе. Скорее пойдемте уже в кадр работать.
- Мотор!

Декан факультета антропологии Европейского университета в Петербурге Илья Утехин обращает внимание на то, что символическое значение видеопроекта подчеркивается высокой стоимостью его производства и художественного исполнения:

- Мне это очень понравилось, эти замечательные постановочные этюды, хорошая сценарная работа. Как относиться к содержанию этого, верю ли я, как зритель, тому, что там показано - это уже другой вопрос. Мне кажется, что это красивая развесистая дорогая "клюква". "Клюква" и в словах, которые они произносят, и в игре актеров, и в содержании мифов. Очень уж невероятные вещи мы видим на экране, и вроде бы даже они как-то поверхностно убедительны.

То, что дорого в производстве, дорого и в символическом плане. Главная мысль - в том, чтобы как-то показать целевой аудитории: то, о чем там говорится, это действительно ценность, война - это действительно ценность. Мне кажется, что целевой аудиторией являются несколько поколений моложе 40 лет. Причем разные ролики адресованы разным сегментам этой целевой аудитории. Ролик про награду, под такую рэповую музыку - по-видимому, для самой молодой аудитории. Там появляется такая замечательная фигура из прошлого - солдат. В конце концов, мы понимаем, что это снимают кино. Солдат появляется примерно так же, как появляются солдаты в начале и конце фильма "Застава Ильича". Для поколения 1960-х война была чем-то сакральным, нравственным мерилом; это было поколение тех, чьи отцы не вернулись с войны. Новые ролики пытаются транслировать нечто подобное, может быть, в качестве сверхзадачи, но для поколения правнуков. Логика "клюквы" делает нас нечувствительными к противоречиям, которые лежат за кадром той действительности, которую нам показывают.

С антропологом Ильей Утехиным спорит военный обозреватель "Комсомольской правды", бывший пресс-секретарь министра обороны России Виктор Баранец. Он ждет от социальной рекламы четкости, ясности и плакатной простоты:

- Такой вид пропаганды не терпит ни мусора, ни тумана, ни недоговоренностей, а тем более каких-то карикатурных ходов, которые могут быть непонятны миллионам людей. Мальчик роется в компьютере и вдруг обнаруживает, что велосипедик стоит 575 долларов. И тут же он обнаруживает, что орден Боевого Красного Знамени стоит абсолютно такую же сумму. Мальчик за спиной спящей бабушки снимает с кителя прадеда этот орденок и несется неизвестно куда. Мальчик бежит продавать орден - другого хода мысли данный сюжет не предполагает! На мальчика нападают под совершенно несодержательную песню, непонятную, какую-то рэповскую (это как бы язык нового поколения); мальчик вступает в драку с этими хулиганами. И потом появляется художественный боец, который говорит ему: "Значит, ты дрался за честь деда...". Извините, пожалуйста: мальчик шел продавать орден, мальчик совершал поступок, который свойственен нынешнему поколению - поколению, которое писает на Вечный огонь, поджаривает на Вечном огне бомжа, которое грабит и убивает ветеранов, забирая у них золотые Звезды Героев и так далее. Не такая пропаганда нужна. Пропаганда нужна ясная, четкая, с абсолютно выверенным маленьким ядерным взрывом, направленным на заплесневевшие, покрывшееся жиром забытья мозги этого поколения.

Вслед за военным экспертом Виктором Баранцом о том, как можно передавать память о войне молодому поколению, размышляет ведущий научный сотрудник Института психологии Российской академии наук Ольга Маховская:

- Большая проблема для России сегодня в связи с войной - это проблема консолидации поколений. Молодые не откликаются на военную тематику: нет ни консолидации, ни понимания между детьми и родителями. В этом контексте напоминать им о войне - все равно что настаивать на безусловном авторитете взрослых, отцов, дедов. Это то, что раздражает. Это свободное поколение, оно по-другому чувствует. Наработаны десятилетиями какие-то штампы, которые молодым непонятны: у них свои стереотипы, не связанные с войной. Конечно, то, что нет личных контактов с участниками Великой Отечественной, тоже снижает шансы на понимание.

Я недавно консультировала детский садик; оказалось, что малышей отправляют на так называемые "парады Победы" - то есть им покупают форму, куда-то везут, они там будут маршировать. Я не думаю, что они будут понимать, что происходит. Это что, формирование милитаристского духа у малолетних? Никакой игры, "войнушки" не будет - ведь раньше эти игры были спонтанными, подсмотренными с телевизионного экрана. Наверное, мы должны успокоиться и не с таким пафосом относиться теперь к той далекой войне. Поменялся вектор, мы живем в такое время, когда молодые формируют образ будущего сами, уже без нас, - и нам нужно на них ориентироваться, за ними идти. А мы хотим тащить их назад, а они будут сопротивляться - и правильно будут делать. Конечно, их нужно учить консолидации, сыгравшей решающую роль в войне, взаимной поддержке, патриотизму; но делать это нужно по-другому, с учетом новой структуры ценностей молодых поколений.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG