Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дождется ли Вена Кадырова?


Шарпудди Исраилов проводит пикет в Вене, выражая возмущение убийством своего сына, 2009 год.

Шарпудди Исраилов проводит пикет в Вене, выражая возмущение убийством своего сына, 2009 год.

Венская прокуратура пока не решила, допрашивать ли президента Чечни по поводу убийства в Вене чеченского беженца, бывшего телохранителя Рамзана Кадырова Умара Исраилова. Ранее прокуратура Вены сообщала о том, что есть косвенные доказательства причастности Рамзана Кадырова к преступлению. Отец погибшего Шарпудди Исраилов пытается продолжить в Евросуде дело сына, обвинившего Кадырова в применении пыток к задержанным в незаконных тюрьмах.

Умар Исраилов, уроженец чеченского села Месхи-Юрт, находился в рядах чеченского сопротивления по крайней мере с 2001 года. В 2003 году был задержан, но позднее амнистирован, после чего стал телохранителем Рамзана Кадырова. В 2006 году бежал в Европу, попросил политического убежища в Австрии и подал иск в Европейский суд по правам человека, в котором обвинил Рамзана Кадырова в похищениях людей и применении пыток как лично к нему, так и к другим жертвам.

Умара Исраилова застрелили в январе прошлого года в Вене, когда он выходил из магазина. Ему было 27 лет.

Киллера австрийской полиции задержать не удалось. Следователи считают, что ему удалось покинуть Австрию. Под стражу по этому делу были взяты, в частности, выходец из Чечни Отто Кальтенбруннер, который, как предполагают, организовывал похищение на месте, и Муслим Дадаев, который был водителем преступников.

Следователи также установили, что помощник Кадырова Шаа Турлаев до того, как в Исраилова стреляли, встречался с Отто Кальтенбруннером, а сразу после покушения Кальтенбруннер позвонил на сотовый телефон Турлаева. В автомобиле, на котором подозреваемые скрылись с места преступления, были найдены копия российского паспорта Турлаева и электронный авиабилет на его имя.

"Следует предположить, что похищение было санкционировано на самом высоком уровне", - такое заявление для журналистов сделал 27 апреля представитель венской прокуратуры Герхард Ярош. По словам Яроша, среди доказательств, найденных австрийскими следователями, - цифровой снимок в памяти сотового телефона Отто Кальтенбруннера, на котором он запечатлен сидящим на диване вместе с Кадыровым. Представители австрийских властей признают, что у них есть только косвенные улики.

Вместе с тем в венской прокуратуре пока не решили, "предпринимать ли дополнительные следственные действия в отношении Рамзана Кадырова" по поводу убийства Умара Исраилова. Об этом корреспонденту Радио Свобода сообщил пресс-секретарь ведомства Герхард Ярош в ответ на вопрос, будет ли прокуратурой сделана попытка допросить президента Чечни.

По словам Яроша, окончательное заключение полиции по делу об убийстве Умара Исраилова было получено только недавно, поэтому говорить о допросе Рамзана Кадырова пока рано.

Президент Чечни Рамзан Кадыров в разговоре с иностранными журналистами в Грозном 29 апреля отверг обвинения в причастности к убийству Умара Исраилова:

- Это сейчас модно. Если где-то у кого-то корова пропала, принято сразу обвинять Кадырова. Это очень популярно сейчас. Если журналист захотел пропиарить себя, чтобы о нем заговорили, он обязательно пишет, что Кадыров сделал так и так... Но, извините, так глупо, грубо, в центре убивать людей - зачем мне это нужно? Ничего нового в подобной практике нет. Эти провокации использовались во все времена, на протяжении многих тысячелетий, - добавил президент Чечни.

Адвокат Андрей Красненков, ранее выступавший защитником Рамзана Кадырова по гражданским делам, в разговоре с корреспондентом РС отметил, что вопрос о том, допрашивать ли президента Чечни, "Вена должна решать напрямую с ним", а если это случится, он, возможно, будет представлять интересы Кадырова:

- Пусть Вена решает с ним. Хочу напомнить, что у австрийской полииции есть только косвенные доказательства. Один из людей был сфотографирован с Рамзаном Ахматовичем. А с ним многие хотят фотографироваться, и что? А потом эти фотографии показывают. А сколько было историй, когда люди фотографировались и с Путиным, и с Горбачевым, а потом выдавали себя за племянника Горбачева...

Красненков также отметил, что Шаа Турлаев, даже являясь помощником президента, мог действовать по своему усмотрению:

- Рамзан Ахматович вот узнал о том, что творил министр строительства Чечни, и уволил его за неприглядные дела. Это же не значит, что министр действовал по указанию президента....

...И не надо забывать, что такое был Умар Исраилов. Бандит, отморозок. Руки у него были замазаны не то что по локоть - по шею в крови, и не только российских военнослужащих, на которых он начал нападать в 2004 году, но и своих, чеченцев. Он убивал, грабил, занимался рэкетом. Он обвинял Рамзана Ахматовича, что он пытал людей током - так это сам Исраилов пытал людей, которые не хотели платить дань. Я считаю, что внешние силы пользуются неинформированностью российского обывателя и потому несут чушь по принципу - чем ужаснее ложь, тем в нее скорее поверят, - продолжил Андрей Красненков.

После отъезда Умара Исраилова в Австрию в 2006 году в Чечне был задержан и 11 месяцев содержался под стражей его отец, Шарпудди Исраилов. К нему применялся электрошок, от него требовали сообщить, где находится его сын. Во всяком случае, об этом рассказывает сам Шарпудди Исраилов, который ныне живет за границей. Политическое убежище он получил еще до убийства сына.

Шарпудди (Али) Исраилов рассказал корреспонденту РС, что продолжит представлять интересы погибшего сына в Европейском суде, а также продолжит отстаивать собственную жалобу:

- У меня нет никаких иллюзий по поводу наказания виновных. Я не доверяю ни австрийской полиции, никому. Еще до того, как это случилось, у полиции было более чем достаточно информации, что за сыном следят, угрожают. Меня венская полиция не допрашивала - они абсолютно не интересовались моими показаниями. Я не могу ознакомиться с материалами дела. Дело в том, что мой адвокат по этому делу Надя Лоренц не говорит по-русски, поэтому о том, что происходит, я узнаю урывками, от жены Умара.

Я непременно продолжу отстаивать свои интересы в Европейском суде и интересы сына. Меня можно убить, но заставить сидеть сложа руки нельзя. Но и насчет Европейского суда у меня нет иллюзий. Я разочарован во всем. Раньше у меня были хоть какие-то надежды. Я понимал, что взявшись за автомат, я мало что сделаю. Нужно было что-то предпринять, и я обратился к
Я понимал, что взявшись за автомат, я мало что сделаю. Нужно было что-то предпринять, и вот я обратился к правозащитникам
правозащитникам. Честно говоря, жалею об этом. Потому что все правозащитные организации оказались совершенно беззубыми и без каких-либо возможностей что-то предпринять. Результат налицо. Я потерял сына и сам вынужден скрываться. Хотя ничего противозаконного не сделал. Я хотел остановить Кадырова. В Чечне создана репрессивная машина, которая перемалывает людей.

Мы с Умаром в разное время сидели и в разное время подвергались пыткам. В первый раз наши жалобы не были приняты к рассмотрению. Я был очень удивлен и поинтересовался у адвоката, что произошло. Он мне объяснил, что ЕСПЧ сослался на то, что адвокат не ответил на дополнительные запросы суда. При этом, по словам адвоката, он не получал от суда никаких писем с вопросами.

А потом произошло убийство моего сына в Вене. Мы с адвокатом (он просил не называть его имени) решили подавать документы в суд повторно. Адвокат считает, что у дела Умара меньше перспектив, потому что его самого больше нет. Но, тем не менее, были поданы две новые жалобы. Теперь ожидаю результата.

Раньше у меня была цель остановить Кадырова. В Чечне творятся страшные вещи. Я в течение 11 месяцев, находясь в незаконном заключении, наблюдал за этим. Днем и ночью привозят, пытают. Я сидел в одной точке, а эти точки есть в каждом селе, в районах по нескольку мест, в городах и того больше. Сначала бьют, как скотину. Когда оказывается, что нигде человек не участвовал, ему предлагают: сдай кого-нибудь вместо себя, потом мы тебя отпустим. Меня, например, привезли в Гудермес, в антитеррористический центр. По иронии судьбы, напротив находится прокуратура. Сначала начали бить, как скотину. Вопросов не задавали. Приводили стариков, приводили старух. Женщин, чьи родственники находились в лесу. А ведь те, кто в лесу, не спрашивают у старух - можно ли мне пойти туда. Сами уходят...

Из-за поданных в Евросуд жалоб, по словам Шарпудди (Али) Исраилова, оказывается давление на его родственников:

- В частности, вызывали мою сестру. И уже не в первый раз. Сестра живет в Шалинском районе, а ее вызывают зачем-то в Гудермесскую прокуратуру. Человек, который называется прокурором, не представляется, а сразу начинает запугивать сестру. Говорит обо мне: "Что он у вас никак не успокоится?" Это после убийства сына-то. "Что, он не понимает, что у Кадырова власти столько..." Сестра говорит, этот прокурор сравнивал Кадырова почему-то со Сталиным. В общем, моим родственникам пообещали очень большие неприятности.

... После того как Умар поступил на работу к Кадырову, мы с ним встречались редко. Когда удавалось встречаться, я его всегда спрашивал: "Натворил ли ты что-то такое, за что нам с тобой придется отвечать?" Он всегда клялся, что не натворил ничего такого, за что будут у кого-то претензии. Потом его назначили командиром кадыровцев в нашем родном селе. Это был тот предел, который нельзя было терпеть. По словам сына, он был не в той ситуации, чтобы отказываться от "повышения". И мы оба понимали, зачем его туда назначили - чтобы проверить его лояльность. Я сказал сыну, что если он хоть одного человека тронет в нашем селе, то я его самого убью... Однако если бы он отказался, его бы убили кадыровцы.

Тогда я сказал сыну: "Уезжай туда, куда уже многие уехали". Он ответил: "Если я уеду, они за тебя возьмутся". Я ответил: "Это моя проблема. Я скажу, что ты со мной не жил, что я от тебя отказался". В общем, я по своей наивности думал, что меня о чем-то будут спрашивать. Какое-то время ушло на подготовку документов. Кое-как собрали средства и отправили их с женой за границу. А через две недели за мной на работу пришли. И началось... - вспоминает Шарпудди (Али) Исраилов.

После того как Шарпудди Исраилов в 2006 году пожаловался правозащитникам на пытки в незаконном месте содержания (но жалоба в Евросуд еще не была отправлена), его вызвали в прокуратуру Шалинского района. Там Шарпудди Исраилову, по его словам, пришлось подписать объяснительную о том, что он в 2005 году познакомился с русской женщиной по имени Мария, уехал с ней из Чечни на несколько месяцев, а затем, когда отношения разладились, вернулся. Чтобы скрыть этот позорный факт от семьи, Шарпудди якобы выдумал и рассказал правозащитникам историю с похищением. "Следователь по фамилии Кахаев пояснил мне - моя жалоба "спустилась" в Шалинский район для проверки из Генпрокуратуры, куда материалы, среди прочих, передал представитель России в ПАСЕ Константин Косачев. Я подписал это, бросил в лицо Кахаеву и уехал. Иначе бы из Шали до Грозного живым не добрался", - пояснил Исраилов.

Шарпудди Исраилов заявил, что если он не дождется какого бы то ни было наказания убийц своего сына, то может "взяться за автомат", несмотря на преклонный возраст.

Обозреватель РС Андрей Бабицкий прокомментировал информацию о возможной причастности Рамзана Кадырова к убийству Умара Исраилова так:

- Вряд ли высокие покровители Кадырова когда-либо страдали от недостатка информации относительно его вовлеченности в тяжкие преступления. Начали ли в Кремле искать Рамзану Кадырову замену? В Кремле ситуация на этот счет уже давно довольно сложная. Как мне говорили люди, которым не очень нравится деятельность Кадырова, Дмитрий Медведев тоже не испытывает особого восторга от него и его методов. Но он ничего с этой ситуацией поделать не может. И, в общем, более или менее открыто говорит об этом людям, которые пытаются как-то подорвать позиции Кадырова. Должно произойти что-то уж совсем, наверное, из ряда вон выходящее, а не рядовое убийство, чтобы Кадыров оказался под ударом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG